Прощай, свобода выбора!

Принимая новый закон о рынках, власти хотели как лучше. Но теперь покупателю приходится тратить в 2–3 разабольше времени, теряя в свежести и качестве продуктов.

Принимая новый закон о рынках, власти хотели как лучше. А получилось как всегда…

Совсем недавно здесь шла бойкая торговля

Закрытие месяц назад Студенческого микрорынка для живущих, как и я, с ним рядом и привычно закупающих продукты ежедневно, в крайнем случае, через день, произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Спустя месяц уже можно подсчитать общий урон и убытки.

Помимо времени, которого приходится теперь тратить в 2–3 раза больше, чем раньше, произошли потери в свежести и качестве продуктов, увеличилась на четверть цена покупаемого. Достаточно большие проблемы возникли с ассортиментом продуктов. Для того чтобы купить то, что нужно, теперь приходится тратить время и деньги на проезд. Самые большие проблемы с рыбой и морепродуктами, овощами и фруктами. Это не считая любимых мелочей типа: хорошего качества сушеных персиков, папайи, киви, фиников, чернослива, а также топленого (именно) альбуминовского молока и купинского творога, которые продавались только в одном киоске на Студенческом рынке. Очередь за ними в два конца, три кольца помнят все посетители Студенческого микрорынка.

Что касается морепродуктов, то подтвердилось то, что все покупатели и так знали: ни одному супермаркету не нужна лишняя возня с поддержанием ассортимента и качества такого хлопотного продукта, как свежемороженая рыба. То, что они предлагают, это, во-первых, рыба, как правило, не более 2–3 названий. А во-вторых, либо огромная, как полено, либо мелкая, как килька, но всегда с большой головой. В общем, неходовая. Цена горбуши может быть и 120 рублей, а дешевого терпуга по цене 75 рублей вообще нигде нет (это уж не говоря о розовом по 50, который мельче и нежнее по вкусу). О разрезанных на небольшие куски кете, кижуче, форели в супермаркетах вообще не слышали и слышать не хотят. Есть только рыбные стейки, удорожающие рыбу в 2–3 раза, и не факт, что очень свежие.

Единственная возможность купить рыбу в зеленом павильоне напротив «Фестиваля». Там есть один (!) маленький отдел с приличным выбором рыбы по привычным для меня ценам и внешним видом. Это все.

От начала проспекта Карла Маркса до его конца (и по всем боковым улицам) ничего другого найти невозможно.

Вышесказанное полностью относится к овощам и фруктам. Выбор мал, цена высока, зато качество низкое. Хуже всего то, что больше нельзя выбирать. Под полиэтиленовой пленочкой гнилой бочок на который положили перчик, сливу или помидор, не увидишь. Что, конечно, очень удобно для магазина. Для покупателей же — одно расстройство и убытки.

Тем же отсутствием возможности выбирать меня не устраивают киоски с овощами и фруктами у станции метро «Площадь Маркса». Хотя цены в них на треть меньше, чем во всех остальных торговых точках от площади Маркса до Горской. К примеру, виноград по 29, тогда как везде он по 60 рублей. Помидоры по 20, в остальных местах по 35–40 рублей. Да, дешево, но отбраковывать приходится тоже очень много, правда, уже дома. Идти от «Студенческой» до площади Маркса, чтобы выразить свой гнев и вернуть деньги, — чересчур далеко для работающей мамы с двумя детьми. Ни сил, ни времени на это уже не остается. Но в список того, чего меня лишили, память — с бессильной злостью — заносит.

На Студенческом микрорынке мы, покупатели, выбирали фрукты и овощи сами, проверяя на ощупь и вид то, за что платим. Как теперь понятно, это было время и место безвозвратно ушедшего беззаботного счастья и полной свободы выбора.

Подведём итоги. Покупаем теперь, мы, покупатели, любой товар, как минимум, на четверть цены выше, чем на Студенческом микрорынке. По цене упакованных в целлофан 800 граммов крупы на рынке я покупала килограмм в полиэтиленовом пакете. Знала это, именно поэтому ходила на микрорынок. Только потому, что теперь я вынуждена покупать в магазине, для меня повысились цены абсолютно на все продукты.

А вот качество, о котором так беспокоились власти, принимая новый закон о рынках, стало хуже. Самый простой пример: молочные продукты. Я покупала их в киосках на «Студенческой» день в день. Сегодня произвели и привезли — сегодня же и купила. Теперь кислое молоко и загустевший кефир (особенно в воскресные и понедельничные дни, когда контроль в магазинах ослаблен) для нашей семьи — норма. Думаю, подобными грустными выводами могут поделиться многие горожане, лишившиеся находившихся рядом с их домом микрорынков. Несомненно, в выигрыше за счет притока покупателей остались супермаркеты и магазины.

Почему нельзя было, не ликвидируя микрорынки, навести порядок на них — я не понимаю.

Старый принцип: лучшее средство от головной боли — гильотина, использован максимально точно. Единственное новшество: в наше время рубят голову не тому, у кого голова болит, а тому, кто головную боль вызывает.

Поделиться:
Копировать