Снова свой среди своих

Спустя три года один из самых известных российских хоккеистов Алексей Яшин вернулся домой.

Спустя три года один из самых известных российских хоккеистов Алексей Яшин вернулся домой

90-е годы прошлого века приучили нас к тому, что лучшие российские хоккеисты уезжают в НХЛ. Прошли годы, и начался обратный процесс. Скромный уфимский «Салават Юлаев» приглашает под свои знамена таких игроков, как Олег Твердовский и Александр Пережогин. Ярославский «Локомотив» пошел еще дальше. В его составе появился «суперстар» мирового хоккея Алексей Яшин.

Несмотря на всю свою звездность, Алексей в общении оказался простым и открытым человеком. После вечерней тренировки ярославского «Локомотива» на льду Дворца спорта «Сибирь» Яшин дал эксклюзивное интервью «Вечернему Новосибирску«.

— Я же не чужой вам человек, — улыбнулся Яшин. — Всегда легко соглашаюсь на разговор с представителями СМИ. Прекрасно понимаю, что вместе мы делаем общее дело: как говорится, несем хоккей в массы.

— Вас так выучила школа НХЛ, где отказ от послематчевых интервью считается дурным тоном?

— И это тоже. Все же мы играем не ради денег, а ради болельщиков, извините за пафос. Я отдаю себе отчет в том, что зрители должны получать максимум информации, и желательно из первых рук.

— Но ведь вам и доставалось от журналистов.

— Было дело. Сначала меня считали героем, потом — изгоем. Я спокойно отношусь к подобным вещам. Единственное, чего не прощаю, это когда твои слова перевирают. Вот, условно говоря, мы с вами беседуем, смотрим друг другу в глаза, а завтра выходит материал, в котором все мои слова перевраны. Конечно, в таких ситуациях я понимаю своих коллег по хоккейному цеху, иногда отказывающих журналистам в интервью. У каждого есть своя чаша терпения.

— Давайте поговорим о хоккее. Почему вы решили вернуться в Россию? Ведь наверняка были варианты продолжения карьеры и за океаном?

— Безусловно, были. Но я не мальчик, и вправе принимать самостоятельные решения. В финансовом плане российская суперлига сейчас мало в чем уступает НХЛ. У меня закончился контракт с «Нью-Йорк Айлендерс», и когда «Локомотив» вышел на меня, то я согласился вернуться в Россию. Тем более, что «Локо» не чужой для меня клуб. Я играл в нем во время локаута, и сегодня в команде осталось достаточно игроков, с которыми мы вместе выходили на площадку три года назад.

— Каким нашли российский хоккей после возвращения из Америки?

— Пока рано делать какие-то категоричные высказывания. Все же шли лишь предсезонные турниры. А настоящий хоккей начнется в играх чемпионата. Но, в принципе, знаю, что уровень лиги растет из года в год. Иначе я бы не поехал играть в Россию.

— Партнеры уже рассказали вам, как в Новосибирске болеют за «Сибирь»?

— Да уж… Впрочем, для меня это не было откровением. Я не раз играл в вашем городе и знаю, как сибиряки переживают за свою команду. В прошлом сезоне «Сибирь» многих удивила, заняв, если не ошибаюсь, пятое место в регулярном чемпионате. Однако я играл при огромных аудиториях в Канаде и США, так что новосибирский стадион вряд ли способен меня испугать. Извините, я немного отвлекусь.

В этот момент Яшин начал затачивать свои клюшки. Делал он это со знанием дела. В ход пошли изолента, наждак и даже специальный электрический прибор для заточки клюшки.

— Неужели в клубе нет человека, который бы готовил клюшки для такого игрока, как вы?

— Есть. Но на лед с этой клюшкой выхожу я, а не он. Клюшка — рабочий инструмент и настроить ее на игру должен только я сам. Вы не стесняйтесь, задавайте вопросы, не обращайте внимания.

— Кого как не вас спросить о том, когда же, наконец, хоккейная сборная России хоть что-нибудь выиграет?

— Это точно не ко мне. Вроде бы все для больших побед у нас есть: и квалифицированные тренеры, и приличные игроки. Но почему-то в решающий момент нам чего-то не хватает. Чего? Если бы я знал ответ, то мы бы уже были олимпийскими чемпионами!

— Алексей, вы прошли суровую школу еще советского хоккея…

—…И это очень помогло мне, когда я стал играть в НХЛ. Поработав под руководством таких тренеров, как Владимир Юрзинов, Петр Воробьев и других, понимаешь, насколько важен их вклад в развитие твоей хоккейной карьеры.

— Как относитесь к тому, что некоторые российские клубы делают ставку на канадских тренеров? Ведь и ваш «Локомотив» тренирует канадец Пол Гарднер.

— Не думаю, что национальность тренера имеет значение. Весь вопрос в квалификации специалиста. Хотя считаю, что в России достаточно своих тренеров. Впрочем, обмен опытом с канадскими специалистами тоже не помешает.

— Вы по характеру лидер, привыкли играть в командах-победителях. Наверняка и в «Локомотиве» будете стремиться только к золотым медалям?

— Претендентов на «золото» много. Но наш клуб не собирается стоять в стороне. «Локомотив» должен и будет бороться только за первое место. Любое место, кроме первого, нашими болельщиками будет расцениваться как неудача.

Поделиться:
Копировать