Шевчук до сих пор борется сам с собой

Юрий Шевчук — один из последних российских музыкантов, пытающихся доказать, что рок-н-ролл жив.И, наверное, единственный, кто не мемуарами, а творчеством отстаивает свою позицию.

Лидер группы «ДДТ» откровенно обо всем

Юрий Шевчук — один из последних российских музыкантов, пытающихся доказать, что рок-н-ролл все-таки жив. И, наверное, единственный, кто не газетными интервью и не мемуарами, а творчеством отстаивает свою позицию.

Фото Сергея ПЕРМИНА

Он может петь как для одного зрителя, так и для пятидесятитысячной аудитории. И каждое выступление для него как первое. Есть такое выражение: жить на разрыв аорты. К Юрию Юлиановичу оно подходит как нельзя лучше.

Группа «ДДТ» — частый гость в нашем городе. Но каждый раз на концертах собирается полный зал, и примерно такое же количество людей, не доставших заветный билетик, остаются за дверями зала, в надежде просто услышать голос своего кумира. Так было и в последний день лета, когда в зале ДКЖ было не протолкнуться. Прохожие, глядя на столпотворение у Дворца, недоумевали: «Что случилось?» «Просто Шевчук сегодня выступает», — отвечали им.

Организаторы концерта заранее предупредили, что лидер «ДДТ» сильно простужен, и концерт продлится не более полутора часов. Но Шевчук не был бы Шевчуком, если бы выступал по заранее подготовленным правилам. Забыв о болячках, Юрий Шевчук и компания пели почти два с половиной часа. Публика не хотела отпускать… Но, если бы «ДДТ» исполнил весь свой репертуар, то концерт в лучшем случае закончился бы к утру.

После концерта измочаленный Шевчук вышел к журналистам со словами: «Ребята, если можно, давайте покороче. У нас подряд было несколько концертов, я правда сильно устал». И тут же сам в очередной раз пошел против правил, проговорив около часа. Вопросов ему можно было и не задавать. Шевчук, понимая, что в каждом городе приходится отвечать на одни и те же вопросы, сам взял быка за рога.

О концерте и о ценах на билеты

— Вам самим концерт-то понравился? — улыбнувшись, спросил Шевчук. Зал ответил одобрительным гулом.

— Спасибо, я рад. По моим ощущениям, все тоже прошло сегодня неплохо. Очень теплый зритель, хороший звук, в общем — атмосфера была отличной. Сразу же хотел бы прояснить ситуацию по билетам. Видел много откликов в Интернете, что цены на билеты были завышены. Поясню. Мы пивом, семечками, политикой, рожей не торгуем. Сегодня в Новосибирске был своего рода эксклюзивный концерт. Мы привезли из Питера свою аппаратуру, свет, звук. Сами представляете, что это требовало определенных расходов. Отсюда и высокие цены на билеты. Зато качество было на высоком уровне. Так что не обессудьте за цену билетов. В то же время хочу сказать, что не надо думать, будто «ДДТ» приехали «рубить бабки». Недавно мы выступали в Волгограде в день памяти погибших во время первой бомбежки Сталинграда. Официально считается, что только в один этот день погибло около 60 тысяч человек. А сколько на самом деле — уже никто и не узнает. Так вот, мы дали трехчасовой концерт на главной арене города для всех жителей абсолютно бесплатно. Сегодня была немножко другая ситуация.

О публике

— Я бы не стал говорить, что наш зритель — это убеленные сединами дяди, которые еще двадцать лет назад ходили на наши концерты. Конечно, я видел в партере красивых солидных дам со своими мужчинами, судя по виду — бизнесменами.

Не вижу в этом ничего страшного. Если люди бизнеса что-то находят в наших песнях, почему я должен быть против этого?! Ведь я же не в баню к ним приехал выступать или, как поется в одной из наших песен, «петь на корпоративники». Это они пришли нас послушать. Вообще, на каждом нашем концерте аудитория разделяется пятьдесят на пятьдесят. Одна половина — взрослые люди, начинавшие слушать «ДДТ» в 80-х годах. Вторая — это совсем молодые люди, которым интересно то, что мы делаем. И я чувствую, что молодежь нам доверяет. Это для нас большая честь. Ведь молодые люди очень чувствительны и чудовищно необъективны, в чем и прелесть молодых лет. Эти ребята очень тонко чувствуют грань между добром и злом, правдой и фальшью, самое главное — они искренние. И потом, не по-христиански делить людей на какие-то категории.

О молодых рок-музыкантах

— Честно говоря, я от них уже прячусь (смеется). Большое количество групп, музыкантов приезжают к нам, в Питер, показывают нам свои песни в надежде, что мы им поможем продвинуться. Смотрю на них и думаю: «Ох, ребята, как же вы похожи на меня самого двадцатилетней давности». Это нормально, что молодые ребята хотят куда-то пробиться…

Но здесь не надо забывать, что мы не продюсерская компания, мы не занимаемся раскруткой молодых музыкантов. Я стараюсь помочь ребятам чем могу, проанализировать какие-то моменты, будь то стихи или музыка. Однако я, как любой художник, необъективен. Поэтому не имею права диктовать какие-то вещи молодым ребятам, пускай сами для себя решают, какой путь в музыке им выбирать. Иногда те группы, которые нам симпатичны, мы абсолютно бесплатно записываем на своей питерской студии. Порой могу сходить на радиостанции, предложить песни. Что-то берут, что-то нет. Но это все, что я могу сделать для молодых рок-групп. А то, что среди них есть талантливые — несомненно.

О фестивалях

— В свое время, если память не изменяет, в 1996 и 1997 годах, группа «ДДТ» проводила в Питере рок-фестивали, на которых выступали молодые музыканты. Уверен, что те фестивали дали толчок к развитию не только питерского, но и всего российского рока. Тогда большая аудитория впервые увидела такие группы, как «Сплин», «Король и шут», «Пилот», а сегодня эти ребята собирают стадионы.

Фестивали — предприятие некоммерческое. Огромное количество сил уходит на организацию, поиск средств и т. д. А потом тебе никто даже спасибо не скажет. Да и слава Богу. Зато в душе ты понимаешь, что сделал что-то хорошее.

Сейчас у нас есть задумки провести еще один фестиваль. Без пива, без сигарет, чтобы была только музыка. Чтобы люди чувствовали чистый родник, живую водицу, называйте как хотите. Надеемся, в будущем году нам это удастся.

О цензуре

— Мы никогда не стеснялись петь и говорить то, что думаем. Сегодня забавно наблюдать за руководителями радиостанций, которые боятся всего. Альбом «Прекрасная любовь» мы выпустили в апреле. Сразу четыре радиостанции категорически отказались выпускать песни с него в эфир. Если вы его слушали, то сами поймете, что ничего крамольного в нем нет. Просто песни о том, чем живет сегодня страна.

На одной из радиостанций мне сказали: «Вы что? Мы поставим вашу песню про нефть, а завтра к нам придет налоговая!» Сейчас договорились с радио «Шансон» (смех в зале). Нам сказали: «Мы будем крутить вашу песню «Я завтра пью у генерала МВД«, но только с четырех до пяти утра».

Цензура расцвела пышным цветом в мозгах чиновников. Причем им ведь никто не угрожал, отмашки не давал. Противно все это. Удручает внутренняя несвобода наших людей. И это будет длиться еще долго. Лет 300, как минимум, будем еще выдавливать по капле из себя раба, как говаривал Антон Павлович.

О планах

— До конца сентября мы продолжаем гастрольный тур по стране. Есть интересные предложения поработать в кино, пока не хочу говорить об этом подробно. Кроме того, как вы знаете, я читаю «Историю государства Российского» Карамзина на одном из телеканалов.

Если получится, в октябре немного отдохну. А затем мы выходим на запись нового альбома. Так что на три-четыре месяца засядем в студии. Еще взялся за написание книги. Все мои коллеги по цеху выпустили уже по пять-шесть книг. А я вот только решился. Все время стеснялся, было жалко бумаги. И все же, если все будет нормально, осенью выйдет моя книга, в которой будут стихи, немного прозы, статьи о русской идее, музыке, культуре, несколько рассказов. Так что работы много.

О штампах и шлаках

— Возвращаясь к новому альбому, скажу, что пока он в стадии разработки. Есть интересные идеи. Но чтобы их реализовать, нужно полностью отключиться от гастрольной деятельности. Я не тот человек, который в промежутке между концертами, на коленке строчит новую песню. Для того, чтобы написать что-то новое, мне нужно полностью забыть все, что я делал до этого. Необходимо полное погружение в процесс.

Знаете, есть люди, которые много лет поют одно и то же и говорят, что это их стиль. Я называю это другим словом: штамп. Для того, чтобы избавиться от этих штампов, у меня дома на стенке висит плакат с приевшимися всем рифмами, типа: кровь-любовь, кино-вино, река-рука. Постоянная гастрольная гонка затуманивает мозг, который наполняется шлаками. Сейчас моя задача — избавиться от этих шлаков в голове и написать что-то новое. Пока могу сказать, что новый альбом будет чисто рок-н-ролльным.

А о штампах? В нашем возрасте приходится об этом задумываться. Если не будет борьбы с самим собой, то ничего не будет. А хочется еще жить и писать. И выходить на сцену не для того, чтобы радовался ты один, но и зрители!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать