Ведь Осень не зря золотою Всегда называют поэты…

Сегодня «некруглый» юбилей поэтессы Нелли Закусиной. И строки, вынесенные в заголовок, взяты из ее новой книги «Четыре времени счастья».

Сегодня «некруглый» юбилей поэтессы Нелли Закусиной

И строки, вынесенные в заголовок, взяты из ее новой книги «Четыре времени счастья».

Вообще-то, эта книга «для мам, пап, бабушек, дедушек и для тех ребят, которые уже умеют читать», — книга стихов для детей. И все времена года в ней обозначены как некие живые, конкретные, хорошо знакомые существа — с большой буквы: Весна, Лето, Осень, Зима. Но все же читательский взгляд остановится чуть дольше на Осени. Может быть, потому, что мы знаем, что Нелли Михайловна родилась в самом ее начале. А осень всегда была для поэтов особым периодом. А может быть, и потому, что поэтесса никак не стесняется своей личной «осени», она спокойно и удовлетворенно созерцает:

Пусть Осень — прощание с Летом,
Но яблоки просятся с веток
в корзины, в стихотворенья.
И бабушки варят варенье!

У Нелли Михайловны есть большой — в прямом и переносном смысле — собственный сад. В том саду, где растут деревья, Весной она слушает соловья. Летом сушит цветы и травы. Под Осень варит варенье. И Зимой угощает им друзей.

В ее поэтическом саду также много яблоневых деревьев, и каждое из них к Осени налилось зрелыми плодами. Она может перебирать страницы каждой из своих поэтических книг, и вы тоже можете сделать это вслед за нею, и убедитесь, что каждое ее стихотворение напоено соками и ароматами жизни, в какое бы время оно ни легло на бумагу. Потому что всем хорошо известно: стихи сначала приходят в душу, а уж потом просятся на бумагу. А чтобы душа родила поэтическую строку, ей необходимо особое состояние. И вот этот негромкий особый лад души, когда рождается поэзия, нужно уметь в себе сохранить.

Нелли Михайловна Закусина обладает этим таинственным даром.

Очень не хочется сегодня говорить прозой: в день рождения поэта — лучше стихами или вообще помолчать, почитать ее книги. Но дата и формат публикации обязывают.

У Закусиной — так просто ее называют друзья и коллеги — счастливая судьба. Она родилась в семье геолога у любящих друг друга родителей, и, говорят, есть примета: в настоящей любви рождаются талантливые дети. Получила образование архитектора и всерьез мечтала, что у созданных ею зданий будут «поющие линии тел». Но вскоре убедилась, что поэтический образ быстрее и легче реализуется на бумаге, чем в камне, и уже в тридцать с небольшим была членом Союза писателей.

Ее «садоводство» продолжается уже несколько десятилетий. И пусть не ко времени будь помянуто, но нельзя не сказать о том, что она в самые трудные для любого поэта и вообще художника годы, 90-е, не в пример многим выстояла, отстояла свой «сад» в заморозки, спасла от нашествия сорняков, когда казалось, что подлинная культура уже никому не нужна. А в самое-самое смутное и для многих вообще потерянное постперестроечное время она спасла свою душу и свой поэтический дар в работе с детьми: в школе, в поэтической студии центра детского творчества. И непрестанно работала в издательствах, издавала журнал, «обстругивая» чужие рукописи, подбадривая коллег и всех пишущих: поэзия нужна, необходима во все времена, и каждая взращённая вами поэтическая веточка — в общий букет жизни, которая без творчества невозможна.

И вот перед вами появилась новая книга самой поэтессы — стихов для детей. Успех нового издания, как представляется нам, предрешен. В очень большой степени ему будут способствовать сочные, как само детство, рисунки другого талантливого человека — художницы Любови Лазаревой.

Счастливы люди, которые всю жизнь сохраняют в душе радостное удивление перед миром.

Алексей НАДТОЧИЙ

СТАРЫЙ ДОМ

Дому было много лет.
Дом был старый, словно дед.
Стены в трещинах-морщинах,
заросло травой крыльцо,
будто рыжею щетиной
заросло его лицо.
Все окошки покривились,
изогнулись косяки.
И с боков его подпорки,
будто две кривых руки.
Говорили все кругом,
что его пора на слом…
Только я жалела друга,
никому он не мешал.
Мне казалось: всю округу
он собою украшал.
Он, наверно, много слышал,
он, наверно, много знал.
У него карниз под крышей
кружева напоминал.
И однажды дом спасли.
Дом забором обнесли,
на машине доски, гвозди,
краски, кисти привезли…
Стали красить постепенно
облупившиеся стены,
посветлел карниз резной…
Дом умылся новизной!
Всех домов стоял новее
и таким красивым был!
Людям красотой своею
он СПАСИБО говорил.

СТРОГИЙ СВЕТОФОР

На шоссе, при въезде в город,
покраснев, затеял спор
с неопрятною машиной
долговязый светофор.
Говорит он:
— Вот те раз!
На твоих колесах грязь.
Для таких, как ты, чумазых
зажигаю красный свет.
В наш красивый, чистый город
для грязнули въезда нет!
Загудела тут машина:
— Я пришла издалека!
Оттого — в грязи колеса.
Оттого — в пыли бока.
Я трудилась не вполсилы!
Я зерно с полей возила!
Пропусти меня скорее,
зажигай зеленый свет!
У меня на разговоры
Ни минуты лишней нет!
Светофор ей возражает:
— Труд твой очень уважаю.
Но смотри: вокруг — машины
все пришли издалека,
а у них отмыты шины
и чисты у них бока.
Ты — умойся. И без спора
я зажгу зеленый свет.
Заодно — отмой шофера,
Чтоб мне больше не краснеть!

НА МОСТУ

Мой город стоит на огромной реке.
Она — словно синего неба кайма.
Ладошку к глазам поднесу — вдалеке
на двух берегах голубеют дома.
А вниз погляжу — корабли подо мной
играют тяжелой прозрачной волной.
Рукой помашу им, ведь те корабли
на Север, наверное, груз повезли.
Смотрю я на Обь. А река — на меня.
Зеленые тени, и золото дня,
и белые чайки над голубизной,
и мост отражается вместе со мной.

МАЛЕНЬКИЕ ТУРИСТЫ

Золотые струны
Солнце протянуло,
А на струнах этих
Песенка уснула.
Мы окликнем солнце
И разбудим песню,
Пусть шагает с нами
В этот день чудесный.
Ветер нежно дует,
Шепчется с травою,
А в траве — медунки
Плещут синевою.
На деревьях — почки,
Клейкие листочки,
Под ногами
Первые весенние грибочки,
Как гномики смешные,
Совсем как старички,
шапочки резные…
Их зовут сморчки!
Лужицы в овраге,
Птичий звон кругом,
Муравьи-трудяги

Чинят старый дом.
И жучка, и бабочку
мы в лесу увидим.
Ни одной букашки
Больше не обидим.
Мы попьем водицы
Из ключа лесного.
И пойдем мы с песней
По тропинке снова.
Будем возвращаться
Из лесу домой,
Усталые от счастья,
К мамочке родной.

НА ЗАБОРЕ

Иринка на заборе
в который раз сидит.
— Не девочка, мальчишка ты! —
Ей мама говорит.
Ах, если б мама знала,
не затевала б спор,
какое удовольствие
взобраться на забор!
Большое удовольствие
ногами поболтать,
большое удовольствие
с Сережкой поболтатьо том,
кто больше яблок
сможет съесть зараз,
о том,
кто дальше видит,
прищурив правый глаз.
Сказала мама:
— Хватит!
Сегодня выходной,
вот — чистенькое платьице.
Гулять — пойдешь со мной!
Ты на своем заборе
все платья изорвешь.
Обиделась Иринка:
— Ну, как ты не поймешь!
Вчера мы не закончили
с Сережкой разговор.
Он снова пригласил меня
сегодня
на забор.
Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать