Вечереет, и над озером летают утки…

Процесс освоения дикими кряквами водоемов в черте городов и утраты ими страха перед человеком называется синантропизацией, что характерно теперь для этих уток во многих мегаполисах.

В черте города эти птицы почти не боятся людей

Среди холмистой местности к северо-востоку от Академгородка протекает крошечная речушка Каменушка, которая запружена дамбой по дороге к посёлку Каинка. Пруд этот на протяжении 20 лет периодически то наполнялся, то практически высыхал из-за того, что по чьей-то воле закрывали или открывали шлюз. В результате в его верхней половине разрослись заросли ивняка, а сам пруд приобрел типичный для таких водоемов в наших краях облик.

На днях по дороге на дачный участок впервые за эти годы увидел здесь большой выводок недавно оперившихся крякв, совершенно безбоязненно плавающих у берега и явно ожидающих подкормки в виде кусочков хлеба из рук немногочисленных рыбаков и отдыхающих. Год назад такую же картину довелось наблюдать на юго-западе Москвы на прудах парка под названием «Узкое». В начале нынешнего июля порадовался телесюжету, отснятому для программы «События недели» на болотце среди многоквартирных домов в жилмассиве Правые Чёмы в Советском районе Новосибирска. Местные жители, прохожие и дети с удовольствием кормили там таких же почти полностью оперившихся диких уток. Утята выхватывали из рук людей и друг у друга кусочки хлеба, игнорируя истошное кряканье мамаши, опасающейся, как бы отпрыски не оказались схваченными. На языке орнитологов процесс освоения дикими кряквами водоемов в черте городов и утраты ими страха перед человеком называется синантропизацией, что характерно теперь для этих уток во многих мегаполисах.

Вот и эти двенадцать молодых крякв поразили меня отсутствием страха быть пойманными, ударенными или тем паче подстреленными, что со стороны человека считается, к сожалению, вполне нормальным поведением. Когда приближался к птицам, выбегающим на дамбу обсушиться и почистить оперение, они и не думали улетать, лишь отбегали на полметра или отплывали от протянутой руки, приглядываясь при этом, нет ли в ней так понравившегося им хлеба. В какой-то момент половина сей суетливой компании сгруппировалась и дружно поднялась над прудом. Набрав высоту на уровне деревьев и сделав круг над периметром водоема, стая пролетела над дамбой и скрылась где-то у жилмассива Нижняя Ельцовка. Одна из шести птиц, впрочем, прервала полет и возвратилась на пруд, тут же принявшись производить «ревизию» маховых перьев, по всей видимости, не вполне выросших для того, чтобы предпринимать сколько-нибудь продолжительные перелеты. Она как бы с раздражением перебирала клювом развернутое крыло, счищая остатки чехликов, прикрывающих основания растущих маховых перьев. Другие шесть птиц предпочли пока воздержаться от полетов.

Глядя на суету диких крякв, подумал, что хорошо бы пометить их, чтобы подтвердить предположение о том, что утки, ежегодно зимующие на Оби возле железнодорожного моста в центре Новосибирска, гнездятся, выводятся и вырастают в основном в черте нашего города. Поскольку стрельба по ним здесь маловероятна, дикие утки могут позволить себе быть настолько беспечными и не бояться людей. В следующие выходные, проходя мимо пруда, заметил еще более забавную картину. На бетонированном склоне дамбы рядом с загорающими женщиной и девочкой в солнечных лучах грелось более десятка крякв. Иногда женщина бросала в пруд кусочки хлеба, и утки наперегонки сбегали в воду перекусить. Поплавали и возвратились к ногам загорающих людей. В ответ на мои мысли вслух о том, что за неделю одна из двенадцати уток исчезла, женщина заметила, что видит здесь каждый день не вполне одинаковое число птиц: то 11, то 13. Пока никто их еще не обидел.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать