Как оживает память

Как оживает память
В этой истории поражает и то, что Галина Степановна не оставила без внимания могилку фронтовой медсестры, и то, с каким упорством она добивалась справедливости.

Во вчерашнем номере «ВН» сообщалось о проведении траурного митинга, посвященного фронтовой медсестре Нинели Макаровой. То, что теперь ее могилка выглядит достойно и взята под шефство Новосибирским медицинским колледжем, — заслуга всецело Галины Чередниченко.

Фото Сергея ПЕРМИНА

В этой истории поражает и то, что Галина Степановна не оставила без внимания могилку фронтовой медсестры, и то, с каким упорством она добивалась справедливости. Ведь первая публикация в одной из газет (в 2004 году) откликов не получила. Пришло лишь письмо от врача, который лечил Макарову. И подпись — Ковалева. Ни имени, ни обратного адреса. Однако Галина Степановна не остановилась, она продолжала искать родственников фронтовички и своих единомышленников и, наконец, откликнулись областной Совет ветеранов войны и труда и Центр патриотического воспитания граждан.

— Галина Степановна, с чего все началось?

— Просто увидела однажды гору мусора, из-под которой выглядывала звезда — солдатская могила. Стало интересно: кто здесь похоронен, почему могилка заброшенная? Ни конфетки, ни печеньки, одна шелуха от семечек! Решила прочитать табличку. Такая женщина была, столько людей спасла и теперь забыта… Не каждому дано стольких спасти. У меня здесь 20 лет как мама похоронена, всегда к маме иду мимо этой могилки. Приду, а меня все спрашивают: что это ты тут лазишь, кто она тебе такая? А я отвечаю: да разве дело в том, кто она мне такая?

— На только что установленном новом памятнике нет фотографии. Почему?

— Фотография была на старом. Милая такая женщина. Сначала ведь кто-то ухаживал, тут написано, что 157-я школа. Мы туда позвонили — а там уже колледж, и никто не знает. Вот и приходилось ухаживать самостоятельно, красить памятник и звездочку. Если бы был мой муж жив, мы бы поставили и оградку самостоятельно.

— Что вы еще смогли узнать о Нинели?

— Из письма доктора мы узнали, что у Нинель была мать, которая за ней ухаживала. Похоже, раны давали о себе знать — умерла в 43 года. Теперь, видимо, уже никого не осталось. Ученикам, которые поставили памятник в 1968 году, уже за 60, ни с кем не связаться. Может, кто-то прочтет и вспомнит?

Галина Степановна не родственница Нинель, и не близкая подруга. Они даже не были знакомы. Однако на щеках ее блестят слезы, а из рук выпадает платок. Нинель для нее — человек, которому она многим обязана. Все мы обязаны.

Поделиться:
Копировать