" /> Чэнду — «становящийся столицей»

Чэнду — «становящийся столицей»

Это не Пекин и не Шанхай, и уж, конечно, не Гонконг. Сами чэндуйцы про себя говорят, что здесь люди больше отдыхают и работают, для того чтобы жить, а не наоборот.

Русская речь на улицах Китая

На улицах Чэнду
Фото Олега ДОНСКИХ

Россия — это пространство, которое соединяет Европу и Азию, Францию с Китаем. Мы знаем, что во Франции есть Эйфелева башня, а в Китае Великая стена. Что во Франции делают автомобили «рено» и фильмы с Депардье, а китайцы завалили весь мир ширпотребом, и даже на Арбат матрешки привозят из Китая. Что французы едят лягушек, а китайцы кушают палочками. Что французы живут хорошо, а китайцы только еще двигаются в этом направлении.

Одно из самых реальных и значительных достижений перестройки — это то, что для бывшего социалистического человека, для которого съездить в капстрану было почти так же нереально, как слетать на Луну, мир открылся, и русскую речь (часто, к сожалению, не самую правильную) можно услышать и в Лувре, и на Лазурном берегу, и на площади Тяньаньмынь, и на Великой стене.

Но туризм и отдых — это еще не знакомство со страной, ведь нельзя судить о содержании книги по ее обложке. Что-то иногда угадывается, но совсем немного. Для того чтобы узнать другую страну, нужно бывать не там, где все говорят на примерно одинаковом плохом английском, а там, где говорят на родном языке.

Этим летом мне посчастливилось побывать в Китае с группой студентов Новосибирского госуниверситета экономики и управления и побывать не как туристу, а чуть-чуть, но пожить. В городе Чэнду, о котором я, в силу постоянно ощущаемого невежества, ничего до этого не знал.

А это четвертый по населению город Китая, столица известной провинции Сычуань. Население — 10,5 млн. И возраст вполне солидный — Чэнду (в буквальном переводе «становящийся столицей») существует больше 2300 лет. Но это не Пекин и не Шанхай, и уж, конечно, не Гонконг, где, собственно, китайское хорошо спрятано за вестернизированными витринами. Пекинцы, да и сами чэндуйцы, про себя говорят, что здесь люди больше отдыхают и работают, для того чтобы жить, а не наоборот. Еще славятся своей кухней. Чуть ли не самой острой в Китае.

Нас в порядке обмена (изучение китайского и, соответственно, русского языков) принимал Юго-Западный университет финансов и экономики. Встретили в аэропорту, привезли в кампус в общежитие для иностранных студентов, где в это время жили еще ребята из Австрии, Уганды и еще откуда-то, взяли депозит в размере 500 юаней (примерно 70 долларов США), выдали каждому по студенческой карточке с положенными на ней двумя сотнями юаней (на которые вполне можно по три раза в день есть в студенческой столовой в течение двух недель) и поселили в очень приличных комнатах с телевизорами и кондиционерами. Каждый день с понедельника по четверг — занятия китайским, а потом, конечно, знакомство с городом.

В чем это отличается от туризма? Хотя бы в том, что вам нужно самостоятельно освоить соседние магазины и лавочки, смотреть, как китаянка выбирает в супермаркете живых лягушек или чудесный фрукт лиджи, и объясняться там на неважном английском и на ужасном китайском. Что вы можете ездить на городских автобусах и толкаться в переходах, что на вас на улице все время чуть не наталкиваются велосипедисты и водители тихих мотороллеров, невероятные толпы которых снуют, практически не признавая никаких правил дорожного движения.

Будда ростом с двадцатиэтажное здание
Фото Олега ДОНСКИХ

Вы обнаруживаете, что на вас, в отличие от Пекина, смотрят, раскрыв рот, и радостно требуют, чтобы дети кричали вам «хелло!». Вы можете сесть на какой-нибудь автобус и оказаться около даосского храма или на площади Председателя Мао. Можете просто ходить по вечернему городу. Можете в свободный день поехать в соседний городок и подняться на гору, которая является одним из самых почитаемых в Китае мест для даосов и буддистов… И почти на вершине, пройдя часа четыре вверх, дойти, наконец, до храма Белого Облака, окруженного зарослями красных пионов…

Хозяева организовали нам две экскурсии — к Будде из Лешана и в единственный заповедник в мире, где размножаются панды. Панды, конечно, мишки очень милые, хотя я плохо понимаю, как они могут со своим густым мехом выносить влажную жару выше 30 градусов, с постоянным маревом, из-за которого не видно солнца и из которого иногда начинает идти совершенно не освежающий дождь. Правда, я не пробовал заходить в парную в шубе, может быть, так легче… А вот Будда произвел на меня совершенно неизгладимое впечатление. Это сейчас (после того, как талибы взорвали фигуры Будды в Афганистане) самый большой каменный Будда на земле. Статуя сидящего Будды размером в 71 метр (больше двадцатиэтажного здания) высечена в скале, которая находится на месте слияния трех больших рек. Вокруг парк — буддийский рай. Народу множество, причем группки европейцев почти незаметны в толпе китайских туристов и паломников.


Мы боимся Китая. Китайские студенты боятся наших скинхедов (они смешно называют их по-английски «босоголовыми»). Но пока еще в целом китайцы хорошо относятся к «Олосу», как по-китайски называется Россия.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать