Евгений Царегородцев: «Всё в моих руках»

В свои 24 года вратарь проводит уже свою вторую предсезонку в «Сибири». Так получилось, что в прошлом сезоне он не получил возможности проявить себя.

В свои 24 года вратарь проводит уже свою вторую предсезонку в «Сибири»

Так получилось, что в прошлом сезоне он не получил возможности проявить себя в команде и вынужден был довольствоваться выступлением за фарм-клуб. Учитывая приход в команду Хенрикссона и Евдокимова, очень непросто будет завоевать место в составе и сейчас. Но Евгений самозабвенно тренируется и верит, что у него еще будет шанс.

— Евгений, это ваше первое интервью в новосибирской прессе, вспомните, как вы пришли в хоккей.

— Как и многие другие хабаровские мальчишки, сначала я просто гонял шайбу с друзьями во дворе. Но однажды (мне тогда было 8 лет) захотелось большего, и я попросил маму записать меня в секцию. Так оказался в хоккейной школе СКА. Причем она находилась в другом конце города, час — полтора уходило на дорогу только в один конец. Первое время занимались на открытом катке, а потом уже в ледовом дворце.

— Когда появилось желание стать вратарем?

— Так я сразу же при первой встрече сказал нашему тренеру, что хочу играть только в воротах. Он возразил, что сначала нужно научиться как следует кататься, поиграть в поле, и мне выдали обычную форму и коньки. Но я себя в роли полевого игрока не видел, и в скором времени мне удалось убедить тренера доверить мне место в воротах. Попробовали, вроде бы нормально пошло, так вот с тех пор и продолжается.

— В детском и юношеском хоккее были какие-то достижения?

— Команда у нас была приличная, мы трижды становились чемпионами Сибири и Дальнего Востока и играли в российских финалах. Постоянные «зарубы» были у нас с Новокузнецком. Но уже в 14 лет я уехал из Хабаровска.

Тогда сразу 13 человек из нашей команды вместе с тренером пригласили в Ярославль. Понятное дело, что отпускать нас не хотели, и уехали мы со скандалом. Как ни крути, а уровень там все равно повыше. Опять же это, считай, центр, всё на виду. Родители понимали, что для нашего профессионального роста так будет лучше.

— Как складывалась дальнейшая карьера лучшего вратаря молодежного чемпионата?

— Мы тогда только школу закончили, и, соответственно, нам было всего по 17 лет. И тут нам стали звонить из Хабаровска, звать обратно. Сказали, что специально будет создана новая команда первой лиги («Самородок»). Пообещали зарплату, а также всех нас устроить в институт и платить за обучение. Что и говорить, звучало все это заманчиво. Решили вернуться, все-таки родной город. Первый год все было нормально, как и обещали, а вот потом раз за разом стали возникать какие-то непонятные ситуации. Руководство все время что-то не устраивало, к нам постоянно придирались. Если бы можно было сейчас вернуть обратно то время — ни за что не поехал бы в Хабаровск…

— То есть вас тогда обманули?

— Да. Во всяком случае, из института нас отчислили. Пришлось повторно поступать за свой счет. Многие ребята решили тогда закончить с хоккеем, остальные стали пытаться устроиться в другие клубы. В настоящий момент в клубах высшей и суперлиги осталось пять игроков из того «Самородка»: мы с Алексеем Копейкиным в «Сибири», Виталий Шулаков в «Амуре», Николай Зимин в «Спартаке», а Сергей Шадрин играет в Серове. Я, кстати, уже доучился в Дальневосточной академии физической культуры, а сейчас там же поступил на другую специальность, получаю второе высшее образование.

— Где вы играли дальше?

— Сначала поехал в «Спартак» из Санкт-Петербурга, но там условия оказались совсем не те, что обещали, и сезон 2001/02 годов пришлось доигрывать в междуреченском «Вымпеле».

Потом приехал в Тверь, где в команде высшей лиги «ТХК» я и провел два следующих чемпионата, потом поиграл за «Химик».

— Почему именно Воскресенск?

— Мне были хорошо знакомы и президент клуба, и главный тренер. Они знали мои возможности и доверяли мне. Сначала, кроме меня, там были Сергей Наумов и Олег Лаврецкий. На предсезонке мне удалось вытеснить Олега из состава, и в чемпионате мы стали чередовать игры с Наумовым. Однако Сергею это не понравилось, ему хотелось играть постоянно. Но клубное руководство не согласилось с такими его требованиями, и Наумову пришлось покинуть «Химик», а вместо него был приглашен Васильев.

Мы вновь, как и ранее в Твери, стали играть с Андреем в очередь. Нас обоих это устраивало: ты и играешь регулярно, находясь в игровом тонусе, и в то же время через раз получаешь передышку. В суперлигу выйти не сумели, не удалось пройти «Трактор», но в целом сезон оставил приятные воспоминания. Когда я только пришел в «Химик», мы ездили на турнир в Белоруссию, где мне присудили приз лучшего вратаря. Как раз в тот момент у меня появился агент, с которым мы подписали соглашение. После сезона он позвонил и сообщил, что мною интересуется «Сибирь». Конечно же, мне хотелось играть в суперлиге, и я поехал в Новосибирск, не раздумывая.

Надеемся, что в новом сезоне трибуны будут так же поддерживать Евгения, как его предшественника Александра Вьюхина
Фото ХК «Сибирь»

— Однако здесь уже были Александр Вьюхин и Сергей Николаев.

— Меня оставляли в «Химике», были и другие предложения из «вышки», но мне хотелось попробовать, испытать себя на новом, более высоком, уровне. Сыграть хотя бы несколько матчей. Не получилось… Ни матча, ни периода, ни минуты. Когда нет игровой практики, не чувствуешь необходимой уверенности. Впрочем, я прекрасно понимаю тренеров, и у меня нет каких-либо обид и претензий — Саша играл просто блестяще. Немало матчей выиграли именно благодаря ему. Николаев с его опытом тоже ехал сюда не затем, чтобы сидеть.

— В межсезонье пытались найти себе новый клуб?

— Да, я был близок к подписанию контракта с «Автомобилистом» из Екатеринбурга. Но мой контракт с «Сибирью» действует еще один год, и руководство клуба оказалось против моего перехода. Предложения периодически поступают. Вот на днях звонили из подмосковного Клина, где тоже есть команда высшей лиги.

— Как известно, ФХР постановила, что со следующего чемпионата вратарям-иностранцам запрещено будет играть в России. Так что тот же Хенрикссон приезжает в Новосибирск максимум на один сезон. Уже через год ваши шансы многократно возрастут. Может, есть смысл дождаться здесь, в «Сибири«, своего часа?

— Для нас, российских вратарей, это постановление — огромный плюс. С уходом легионеров, которые защищают ворота большинства клубов, появится много свободных мест. В принципе, поэтому я особо и не рвусь сейчас из Новосибирска. Сезон можно и перетерпеть, а потом уже как карта ляжет. Дадут шанс — постараюсь его использовать. В принципе, здесь и условия неплохие, и город мне нравится.

— Болельщики, регулярно посещающие матчи «Сибири-2», успели вас полюбить.

— Что и говорить, болельщики здесь необыкновенные. В других городах я таких не встречал. Недавно разговаривал с ребятами, говорят, что не могут дождаться начала сезона. Истосковались по хоккею страшно, уже даже жить готовы на стадионе.

— А вы готовы были бы поехать играть за рубеж? Например, куда-нибудь в Европу?

— Если честно, то я об этом еще не думал. Для начала надо здесь, в России, чего-то добиться.

— С кем из ребят в команде дружите? Вместе живете на базе и сборах?

— Сейчас на базе в одном номере со мной живут Маркелов и Миловзоров. А когда ездили в Туапсе, то моим соседом был Алексей Копейкин. Мы давно друг друга знаем, и у нас с ним дружеские отношения. А вообще у нас очень дружная команда! И вновь прибывшие ребята прекрасно влились в коллектив.

— Как вы относитесь к тому, что и Вьюхин, и Николаев после окончания сезона покинули команду?

— Это — хоккей, это — жизнь. Сегодня ты здесь, а завтра уже в другом месте. Я и сам уже много поездил, сменил немало команд. Да, Саша провел здесь прекрасный сезон, но, значит, он посчитал, что там ему будет лучше. Не сомневаюсь, что ему тяжело далось это решение, учитывая то, что болельщики от него здесь были без ума. Буквально молились на него. Сергей Николаев еще по ходу сезона говорил мне, что хотел бы играть. Тем более что у него в семье ожидается пополнение — ждут третьего ребенка. Знаю, что сейчас он подписал контракт как раз с «Автомобилистом», куда приглашали и меня.

— Сейчас в команде появился новый вратарь Виталий Евдокимов. Успели с ним познакомиться?

— А этого и не требовалось. Мы с ним и так давно знакомы. Когда я приезжал играть за «Самородок«, он выступал за «Амур-2». То есть по Хабаровску мы очень хорошо друг друга знаем. Отношения у нас нормальные. Вот скоро Хенрикссон приедет, будем с ним контакты налаживать.

— Вы сказали, что ваш дом сейчас в Ярославле.

— Да, и сейчас, пока идут сборы, мои жена Виктория с сыном там. Но в сентябре, когда начнется сезон, они обязательно приедут ко мне. Так же, как и в прошлом году.

— Сын уже большой?

— Илье год и четыре месяца.

— Хотели бы, чтоб и он стал хоккеистом?

— А вдруг у него будет другое призвание? Хотя попробовать, наверное, стоит. Виктория говорит, что в три-четыре года обязательно поставит его на коньки. Она сама очень любит хоккей и просто горит желанием, чтобы сын тоже в него играл. Вика говорит, что Илья — самое хоккейное имя. Примеров много — Ковальчук, Никулин, Брызгалов. Получится — пускай играет, буду этому только рад.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать