«Хлебная тревога» докатилась до Сибири

Регионального зернового резервного фонда сейчас не существует. Но это не значит, что запасов зерна нет. Хлебный рынок в области устойчив, запасов зерна и муки на элеваторах и мукомольных предприятиях достаточно.

Головоломки урожая-2007, который пока ещё зреет

В прошлый четверг депутаты областного Совета собрались на внеплановое заседание комитета по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям. Приглашены были представители областного АПК, руководители некоторых ведомств. На повестке дня стоял вопрос об отношении законодательного органа к повышению цен на хлеб и политике в целом областных властей на ближайший период.

В принятом обращении к руководителям муниципальных и областных органов власти, сельскохозяйственных предприятий, к правительству РФ депутаты предлагают «проявить государственный подход к вопросам определения цены на хлеб».

Нескучные цифры

Похоже, тревога за рост цен на хлеб и все хлебопродукты докатилась и до Сибири, и до нашей области в частности: в одном отдельно взятом регионе в условиях рыночной экономики фиксированные цены на что-либо долго не удержишь.

Особенно когда мировая цена на продовольственное зерно уже достигает 230 долларов за тонну, а вчерашняя пшеница 3-го класса за несколько месяцев подорожала даже на внутреннем российском рынке в два раза, и сейчас ее готовы вывезти из крестьянского амбара по семь тысяч рублей. (Пока это даже дороже, чем на мировом рынке, но уже похоже, что кто-то запасается не только на «черный» день, но и в целях наживы. Спекуляция — тема хоть и из социалистического прошлого, но что есть, то есть.)

Уже в июле в Питере заговорили о введении социальной надбавки малоимущим (субсидии), мэр Москвы Юрий Лужков сказал, что нужно создавать городские запасы.

Аналитики считают, что общемировой рынок зерна все расставляет по своим местам, потому что слишком долго держался на довольно низком ценовом уровне, искусственно сдерживаемый государственными субсидиями в аграрный сектор в развитых странах. А сейчас цены возросли из-за значительного увеличения потребления пшеницы в многонаселенной Юго-Восточной Азии, структурными изменениями в питании населения Земли вообще и низким урожаем в некоторых странах. В частности, наша соседка — традиционно хлебная Украина — изрядно подсохла. И не дай Бог, если к ее политическим катаклизмам последних лет добавится недород. Но это уже другая тема.

Другой небедный сосед, Казахстан, традиционно поставлявший зерно на общероссийский и сибирский рынки, из-за снижения цен на железнодорожные перевозки теперь тоже предпочитает везти пшеницу куда-нибудь подальше, чтобы продать подороже.

Технические возможности определения будущего урожая из космоса (сравнительный анализ посевов и хлебных полей) таковы, что позволяют без труда прогнозировать колебания зернового рынка на ближайшие месяцы. Плюс к этому, безусловно, провоцируемая паника на бирже. А у биржи свои законы: вверх цены взметнутся, а сползают вниз, как, например, на нефть, неохотно, всегда оставаясь выше, чем были раньше.

Не запутывая читателей лишними цифрами, все же скажем, что доля стоимости муки в буханке хлеба с декабря прошлого года уже возросла на 12 процентов, а в целом хлеб подорожал пока более чем на 22 процента. Не хотелось бы играть словами на эту тему, но то ли еще будет… Если государство, которое совсем не мы с вами, а реальная власть, не сможет остановить начинающуюся судорогу цен на хлеб и не разведет в который раз беспомощно руками: рынок-с!

Министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев успокаивает: оснований для паники нет, урожай ожидается на уровне прошлого года — около 76 миллионов тонн. Но зная, что в целом наша продовольственная зависимость от импорта составляет около трети потребления, а по мясу и того больше, становится не очень-то весело.

Редакционный телефон все чаще передает возмущение рядовых новосибирцев: ругают власть и ее представителей. Журналистам, между прочим, тоже достается: что вы, мол, там мух ловите? На вышеупомянутом заседании аграрного комитета руководитель ЗАО «Нижнечеремошное» из Краснозерского района Геннадий Антонов зачитал выдержку из «Аргументов и фактов»: «Создается впечатление, что российские производители ни о чем, кроме наживы, не думают: набивай карман, пока есть возможность, и плевать, что в стране паника. А кто гарантирует, что завтра не найдется аналогичный предлог для увеличения аппетитов продавцов молока и мяса?»

И добавил, что надо бы и журналистам подумать об ответственности за свои слова. Кто как, а мы думаем, и тем не менее считаем, что паникерские настроения рождает не пресса, а действительность. И как тут ни «держи вожжи», молоко и мясо при нынешнем раскладе обязательно подорожают тоже. Вопрос только, насколько и в течение какого периода.

Что мы имеем в области?

Регионального зернового резервного фонда как такового сейчас не существует. Но это не значит, что запасов зерна вообще нет. Хлебный рынок в области устойчив, запасов зерна и муки на элеваторах и мукомольных предприятиях достаточно. Немало его и в самих хозяйствах, где не спешили продавать прошлогоднее и, как видим, не прогадали.

Вице-губернатор и руководитель АПК области Виктор Гергерт на заседании комитета облсовета заявил, что, по наблюдениям, ожидается неплохой урожай на уровне 3 миллиона 400 тысяч тонн зерновых. Это хоть и не рекорд, который в 2001 году составил почти 3,8 миллиона тонн, но все же. Емкость хлебоприемных предприятий (элеваторов и т.п.) составляет 2,5 миллиона тонн. Следовательно, нужно позаботиться о складах в самих хозяйствах, о переработке зерна на случай непогоды.

Но сначала, естественно, нужно еще убрать выращенное. 1600 тысяч гектаров под зерновыми. Стоимость уборки в целом составляет около 1225 миллионов рублей. Деньги такие найдены и выделены. Техники область сейчас закупает значительно больше, но комбайнов все равно маловато: нагрузка на один агрегат составляет около 360 гектаров за страду. Многовато, если еще учесть изношенность техники. Но тем не менее решено за помощью к западным регионам не обращаться, находить свои силы, запасаться запчастями, как следует платить механизаторам. Уберем, если не форс-мажор типа раннего снега, как это, к сожалению, было в позапрошлом году.

Еще одна из важных задач — автотранспортные перевозки зерна. Семь тысяч автомобилей на селе, не хватит — сколько нужно привлечем из города. Естественно, на договорной основе. И тут же последовала реплика: не надо, мол, позволять хозяйствам договариваться каждому отдельно, нужны твердые расценки. Иначе автопредприятия начнут заламывать цену услуг.

За ценой не постоим?

Пора отвыкать, настаивали депутаты-аграрии, от извечного российского «раз пошла такая пьянка, режь последний огурец!». Деньги будем считать. И уже ясно, что на предстоящем урожае и особо на высокой цене на хлеб кое-кто хочет хорошо заработать. Да так, говорил директор ЗАО «Лепокуровское» из Баганского района Михаил Вересовой, что есть опасность, что самим крестьянам ничего не останется. Цены на ГСМ уже подросли, и неизвестно, как поведут себя нефтепереработчики в ближайшем будущем, торговля вообще берет просто за реализацию каждой буханки хлеба по два рубля, и т.д. и т.п. Приличная предполагаемая выручка может обернуться фикцией после уборки.

Представители областного руководства обещали, что контроль будет: и с нефтяниками, и с хлебопекарными предприятиями, и с торговлей работа проводится.

Виктор Гергерт подчеркнул, что в области сложилась небывалая ситуация. Обычно высокий урожай зерновых порождает проблему реализации, перекупщики начинают сбивать цену на хлеб. В нынешних условиях неплохой урожай совпал с высоким спросом на пшеницу. Нужно не дать обмануть себя, продавая, например, хлеб на корню или на других сомнительных условиях. Крестьянство должно извлечь из сложившейся ситуации максимум выгоды.

В этой связи один из депутатов заметил: мы ведь не удивляемся, что детишки в городе с мобильниками на шее ходят! (Как тут не вспомнить рекламу: «Продали корову — купили мобилу!») Разрыв между уровнями жизни города и деревни стал нетерпим. Вся наценка на месячное потребление хлеба составляет стоимость пачки приличных сигарет. Заметим, однако, что пока составляет. А старики и другие малоимущие «Кент« или «Пел-Мэл» не курят…

Так как же все-таки насчет стариков?

Речь уже не о табаке. Не исключено, что рост цен на зерно скажется в целом на стоимости продовольствия. Даже оптимистичные высказывания типа «грех корову или свиней сейчас хлебом кормить» сути вопроса не отражают и уж тем более положения не меняют. Аграрный патриарх и очень уважаемый в области человек, руководитель ЗАО «Ирмень» Юрий Бугаков и тот сказал, что поголовье свиней будет уменьшать: невыгодно «золотой» пшеничкой кормить при цене на свинину ниже 70 рублей за килограмм. А что значит, если будет меньше свиней или снизят хлебную подкормку телят? Ответ очевиден, не надо быть экономистом. То же самое с птицефабриками. Есть серьезная опасность общего роста цен на продовольствие.

Словом, ситуация не из легких. К тому же в Новосибирске не осталось ни одного муниципального хлебного магазина. Остается уповать на дисконтные карты: подешевле продавать можно для тех, кто и без того еле сводит концы с концами. Впрочем, может случиться и так, что дисконтными картами власть не отделается: нужны будут более серьезные социальные меры.

Звучали и пессимистические высказывания типа: мертвому припарки, рынок все равно свое возьмет… С подобной точкой зрения резко не согласился депутат Юрий Рыбаков: власть, в том числе и местная, может многое, нужно действовать, а не отказываться, что нередко происходит, от рычагов воздействия на рынок.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать