В колонии осужденных воспитывают… кабельным телевидением

Колония строгого режима для рецидивистов и нарушителей закона с длительными сроками наказания. Здесь выходит по воскресеньям программа под названием «Новый мир». В ней — все новости зоны. Точнее, те, которые помогут в деле перевоспитания.

Колония строгого режима для рецидивистов и нарушителей закона с длительными сроками наказания за особо тяжкие преступления. До недавнего времени режим в этой колонии был общим. Но «строгачей» у нас не хватает, оттого и перепрофилировали.

«Говорит и показывает «строгач»

Полторы тысячи осужденных. Самому старому зэку — восемьдесят лет. Самый длительный срок — девятнадцать лет. Амнистий здесь почти не бывает. Могут скостить срок за хорошее поведение лишь на две трети. Ограничены передачи и свидания, время которых заключенные и родственники согласовывают с администрацией. Краткосрочное — до четырех часов через застекленное окошко. Долгосрочные свидания длиннее — от суток до трех. Они проходят в гостинице, комнаты в которой оборудовали сами осужденные. Резная мебель, мягкие матрацы, телевизор, кухня, душ. Чисто и уютно, как дома. Разве что окна зарешечены и конвой.

Обстановка в отрядах — почти как в казармах. Двухъярусные кровати, тумбочки, дежурный — из местных. Место прогулок — клетка. В ней гуляют особо опасные зэки. Так сказать, неблагонадежные. Несмотря на круглосуточную охрану, трудно предположить, что они выкинут в любой момент. Тем же, кто не нарушает порядок и вроде бы встал на путь исправления, разрешено передвигаться по колонии без сопровождения. В смысле, гулять не в клетке. Таких мало.

Словом, контингент — не отличники боевой и политической подготовки. Но сотрудники ГУИН стараются их исправить, невзирая на состав преступлений. Даже кабельное телевидение на «строгаче» провели. Так сказать, «говорит и показывает «строгач». Это первое кабельное телевидение в новосибирской исправительной системе.

«Новый мир» в привычных стенах

Программа под названием «Новый мир» выходит по воскресеньям. В ней — все новости зоны. Точнее, те, которые помогут в деле перевоспитания.

Так называемая аппаратная оснащена не последними техническими чудесами, но вполне пригодна для киношного дела. Парочка видеомагнитофонов, один DVD-проигрыватель, видеокамера, диски, кассеты и цветной телевизор советских времен.

В студии ежедневно работают четверо осужденных: двое в аппаратной, один в промзоне и один в жилых помещениях. Время съемок — с семи утра до двенадцати дня и пару часов в вечернее время. В программе показывают не только новшества колонии, но и отвечают на вопросы осужденных. Для этого в столовой установили ящик, куда местные обитатели бросают записки. Далее они изучаются и отбираются, а затем либо приглашенные специалисты, либо сами сотрудники ГУИН отвечают на вопросы. Есть сюжеты и с духовными наставниками. В колонию частенько приходят священники, которые тоже вещают по местному каналу. Правда, для общения с осужденными им приходится соблюдать некие правила.

— Что и говорить, порядки и словарь у осужденных особенные, — делится опытом священник храма Новомучеников Борис. — Перед тем, как я отправился в колонию, меня предупредили, чтобы я как можно меньше жестикулировал. У них каждое движение руками означает свой тайный смысл. Нельзя употреблять и такие слова, как «обиженный». На их жаргоне — это опущенный. Словом, нюансов множество.

Феня в зоне — тема отдельная. Словарь преступного мира насчитывает сотни слов. Даже если человек попал на зону ненадолго, годика на два, жаргон ему выучить придется. Есть недопустимые фразы и жесты для воровского мира. Даже здешним батюшкам приходится с этим мириться.

Зоне требуются актёры

Недавно в ИК-18 создали свой первый фильм «Слагаемые успеха». Его презентация пройдет в ближайшее время.

Фрагменты фильма «Слагаемые успеха»

— Видеоматериалов у нас накопилось достаточно, вот и решили соединить все сюжеты в один фильм, — сообщил начальник воспитательного отдела ИК-18 Юрий Зимин. — В нем отражается как наша работа с осужденными, так и их внутренняя деятельность. Кружки песни и танца, театральная студия, поэтическая. Телевизоры у нас стоят в каждом отряде. Для нас это первый киноопыт. Надеемся, что не последний.

Фильм получился в духе советского времени. Напоминает документальные ленты о передовиках производства, которые крутили перед началом сеанса в начале восьмидесятых. Та же музыка, тот же пафос. Осужденные наглядно демонстрируют свое творчество и трудовые достижения. Сотрудники колонии, в свою очередь, перечисляют свои заслуги и делятся с телезрителями методами воспитания.

Режиссёр-постановщик кабельного телевидения в зоне Валерий Хабиров (справа) и оператор Александр Захаренок
Фото Сергея ПЕРМИНА

Главный в деле — режиссер-постановщик Валерий Хабиров. Подполковник военной авиации, нынче осужденный за попытку убийства на шесть лет.

Кого хотел убить военный, для меня осталось тайной. Рассказывать о своем преступлении Хабиров не захотел. Горемыка отсидел почти год. Впереди годы заточения. Человек он не «конченый», зоновская жизнь для него в тягость, вот и пристроился к «тихой жизни». А чтобы занять время по полной программе, выдвинул себя на должность режиссера, хотя до срока и понятия не имел об этом ремесле.

— Пока лишь осваиваю этот предмет, но что-то получается, — сказал Валерий Хабиров. — Выбирали наиболее интересные мероприятия, компоновали сюжеты. Теперь наша съемочная группа мечтает о создании игрового кино о жизни осужденных: привычках и порядках. В нашей колонии сидит много интересных людей и им есть что рассказать. Надеемся, что руководство нам разрешит. Фильм-то все равно будет для внутреннего пользования.

Сомненья нет, среди зэков, действительно, немало людей интересных. По крайней мере, интерес вызывает уже то, что живут они по своим законам. Закон преступного мира: «не верь, не бойся, не проси». Они жестоки и к себе, и к окружающим. А когда злоба переходит все границы, их «прячут» в ШИЗО — штрафной следственный изолятор.

Узкий коридор. Одиночные камеры. Усиленная охрана. Собаки. Нарушения внутреннего распорядка караются строго. На то и строгий режим.

В последние годы жизнь на зонах, судя по рапортам ГУИН, налаживается. В смысле, становится более цивилизованной. Уходят в прошлое избиения за малейшую провинность и издевательства над заключенными со стороны конвоя. Питание становится более сносным. Но, так или иначе, зона есть зона. И пусть в ней будут кабельное телевидение, театральные студии и певческие коллективы, храмы и исповедники — зона навсегда останется проклятым местом. Местом, преступных душ.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать