Пара фраз от карапуза

— Папа, что это за дом?— Дом быта.— В нем быты живут?

Толстое молоко

Время для «надутой водички»

Моя хорошая знакомая вернулась с Алтая, где неделю гостила у своей второй бабушки. Пока она с мамой ехала междугородным автобусом, вести о ее приключениях «долетели» по телефону. Обо всех не буду, только об одном.

— Приношу ей парное молоко, только что из-под коровы, — рассказывала баба Галя. — Уговариваю: «Покушай молочка! Хорошее, жирное!» А она мне в ответ: «Зачем это я буду пить толстое молоко?»…

Ксюша Шаповалова (ей уже скоро исполнится пять лет) тоже ездила к бабушке в деревню. «Бывает там редко. Поэтому вокруг нее все водили хороводы, — пишет ее бабушка Наталья Дмитриевна Шаповалова. — Особенно старалась прабабушка, которой уже скоро будет 90 лет. А на обратном пути в поезде мама спрашивает Ксюшу:

— Понравилось тебе у бабушки?

— Понравилось. Только бабу Катю (прабабушку то есть) жалко.

— Почему же тебе ее жалко?

— У нее руки такие… — она помолчала, подбирая слово и закончила. — … клеенчатые.

Четырехлетняя Олеся — внучка Сергея Ивановича Зиновьева — тоже не дает возможности взрослым без улыбки слушать ее заявления.

«После улицы моет руки и рассуждает, какая бывает вода.

— Вода бывает холодная, горячая, теплая и надутая…

— Это какая же вода называется надутой? — интересуется дедушка.

— Ну, та, которая в горшке, — объясняет непонятливому деду внучка».

И еще из письма Сергея Ивановича.

«Олеся качается на качелях. Спрашивает: «Почему они скрипят?». И сама же отвечает: «Потому что они пострадавшие».

То ли она имела в виду «постаревшие», то ли «заржавевшие», но получилось так, как получилось. И, кажется, очень точно. «Непострадавшие» качели не скрипят — это ж даже ребенку понятно!

А к Алине Герасимовой двух с половиной лет к самой приехали гости — мамина сестра и ее тринадцатилетняя дочка Оксана.

«Алина очень любит свою двоюродную сестру, — пишет ее мама Светлана. — А еще Алина ОЧЕНЬ любит мультфильм про Лунтика.

Оксана ее спрашивает:

— Алина, ты кем будешь, когда вырастешь?

— Сначала Пиявкой, потом Лунтиком! — объявила Алина.

Немного подумала и добавила:

— А потом Оксаной.

Еще немного задумалась и закончила:

— А потом.. ПАПОЙ!».

Ну, если с генетическими особенностями ей еще предстоит разобраться, то в чисто женских делах Алина кому угодно даст сто очков вперед. Всем известна тяга девочек к косметике. Не менее известно, как мамы относятся к тому, что их дочери порой заглядывают в их косметичку или берут что без спроса.

«Взяла мою помаду, разглядывает:

— Мама, это что?

— Это помада, губы красить.

— Это помада чья? — начинает подход Алина.

— Это моя помада, мамина.

— Надо же! — «удивляется« Алина. — Ну похожа на мою вить!»

А у Саши Демченко (исполнилось три года семь месяцев) — наоборот: в отличие от девочек он совершенно равнодушен к подобным аксессуарам.

«В ванной стоит туалетная вода «Живанши», — пишет на нашу страницу на сайте «Сибмама» его мама, которая, к сожалению не назвала своего имени. — Спрашивает:

— Это что?

— Папина туалетная вода.

А-а, это чтобы туалет мыть! — «догадывается« он».

Историю с туалетной водой можно считать классической: столько гипотез по поводу ее применения и появления предлагает детвора! А что поделать, если взрослые не нашли ничего лучшего, как назвать ее столь двусмысленно?

Со «взрослыми» словами всегда много проблем. Мой коллега Сергей Мироненко рассказал, как ехал однажды в машине со своим двухлетним сыном Алексеем по Красному проспекту. Возле Дома быта мальчик поинтересовался:

— Папа, что это за дом?

— Дом быта.

— В нем быты живут? — еще больше заинтересовался Алеша.

Кто такие в его понимании «быты», сказать сложно, однако логика есть. Если в сказках в избушке Бабы-яги живет, конечно же, Баба-яга, значит, в Доме быта должны жить, соответственно, быты.

А если вернуться к Саше Демченко, то, сдается, пройдет совсем немного времени, и он начнет пользоваться и туалетной водой, и одеколоном, и причесываться будет тщательно, и в одежде придирчив. Почему? Судите сами.

«Не хочет ложиться спать. Предлагаю:

— Если будешь хорошо себя вести и слушаться маму, пойдем в субботу в кукольный театр.

На что он мне отвечает:

— А я не хочу в театр! Я хочу туда, где много красивых тетей!»

Между прочим, его младшая сестра Ира (два года пять месяцев) тоже может в нужное время сказать нужную фразу. Вот строки из письма ее мамы:

«Уложила спать и вышла из комнаты. Саша тихонько спрашивает:

— Мама! Хочу что-нибудь покушать!

А Ира из комнаты в ответ:

— Плачет киска в коридоре.

У нее большое горе.

Злые люди бедной киске

Не дают украсть сосиски!»

Думаю, хватит, потому что уверен: достаточную порцию положительных эмоций от общения с детворой вы уже получили. Не забывайте, что теперь, получается, за вами должок: пусть и над вашими сюжетами о ребячьих фразах повеселятся наши читатели. Пишите на сайт «Сибмамы», где есть наш раздел, пишите на адрес редакции или на мой — Malutkin@vn.ru. Пишите, не стесняйтесь: всем без исключения рассказами найдется местечко на газетной полосе!

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать