Супруг не по шаблону

Мы как-топривыкли к стереотипу: мужчина в доме — добытчик и защитник. Только не следует забывать, что за мужественностью и силой могут скрываться еще и ранимость и неуверенность.

Мы как-то привыкли к стереотипу: мужчина в доме — добытчик и защитник. И хорошо, когда оно так. Только не следует забывать, что за мужественностью и силой могут скрываться еще и ранимость и неуверенность. Не все ведь попадают под шаблон. А потому в семье и могут возникнуть проблемы, решить которые самостоятельно не всегда по силам.

Два письма, с которыми мы познакомили психолога-консультанта Татьяну ТВЕРЬЕ, как раз об этом.

Кефир для мужа

«Встретился недавно с одноклассником, с которым не виделись лет, наверное, пятнадцать. Помимо прочих новостей, огорошил он меня такой: «Развожусь скоро«. А ведь его жена — тоже моя одноклассница, и женились они скоро после школы и жили, как мне казалось, душа в душу. Но он решителен:

— Не могу больше, понимаешь! Все хорошо, никаких претензий ни к чему! И заботлива, и любящая, и дочь воспитывает, и в квартире порядок, и готовит, сам ведь знаешь, как… Но стоит нам вместе оказаться в магазине, на рынке, у киоска — во мне что-то происходит. Меня начинает все бесить. Очередь толкается, продавщица медлительная, покупатель впереди жены набирает и набирает, будто на всю жизнь запасается. Но главное — она. Понимаешь, она покупает не то, что нам надо, без чего сегодня-завтра не обойтись, а ЧЕГО БЫ ЕЩЕ КУПИТЬ? Денег мне не жалко, мне времени жалко, которые мы тратим в магазинах! Последней каплей был случай с гречкой. Зашли с ней в магазин, я остался у входа, чтобы не толкаться, а она отправилась в торговый зал. Подошла к полкам с крупами и стоит смотрит. Выбирает что-то, но выбирает слишком долго. Я не вытерпел, подошел… Как ты думаешь, что я увидел? На трех полках стоят одинаковые упаковки с гречневой крупой! Сорт один, производитель один, упаковка одинаковая! Ну, скажи, что можно выбирать из одинаковых по всем параметрам продуктов?! Не знаю, кто из нас прав-виноват, но каждый раз так психовать я не могу. Может, у нас какие-то ритмы не совпадают, а?

Мне показалась эта ситуация необычной, вот и решил поделиться ею с вами. Михаил Елисеев.»

— Проблема заключается в семейных сценариях, которые закладываются в ребенка с самого рождения, — комментирует для читателей «ВН» эту ситуацию Татьяна ТВЕРЬЕ. — Наверняка в семье главного героя проповедовался так называемый «принцип маскулинности» — ложной мужественности, при которой исключаются разного рода «женские» занятия, в том числе и походы по магазинам. Именно поэтому возникает ощущение потерянного времени, которое могло быть потрачено на более мужские занятия.

У жены, напротив, активно работают бессознательные установки, направленные на поддержание образа «идеальной хозяйки». Скорее всего, в детстве ей многократно внушали мысль о том, что «девочка, прежде всего, должна быть отличной хозяйкой, чтобы муж ее любил».

В данном случае наблюдается столкновение различных семейных сценариев, которые рано или поздно должны были дать знать о себе. Супругам следует сильно постараться, для того чтобы разрешить сложившиеся противоречия, которые в идеале должны были разрешиться еще перед началом семейной жизни. Необходимо четко разграничить обязанности друг друга и направить энергию в то русло, в котором каждый из них чувствует себя более уверенно. Например, ей взять на себя ответственность за походы по магазинам и обеспечение семьи теми продуктами, на покупку которых требуется некоторое время для обдумывания, а ему поручить покупать ежедневно хлеб, кефир, молоко и т. д. Однако на первом этапе обоим необходимо сесть за стол переговоров и спокойно обсудить все возможные варианты «новых« отношений и распределения ролей в семье.

Прости себя сам

»Мы в общем-то дружная семья: я, муж и сын. Мы работаем, сын заканчивает школу. Не отличник и даже не хорошист, но четверок, пятерок все-таки больше, чем троек. С шантрапой не водится, не пьет пива (не говоря уже о чем-то покрепче), не сквернословит. Но если у нас с мужем и бывают споры, то только из-за него.

Дело в том, что мы его не хотели: только переехали в другой город, жили в общежитии, муж заочно учился, у меня были проблемы с работой — не до детей, считали. Я даже собиралась сделать аборт. Муж меня проводил в больницу, но надо ж такому случиться: в этот день там не было света и все отменили! Значит, так надо — решили мы и оставили ребенка.

Когда сын родился, муж нарадоваться не мог: в зоопарк, на футбол, позже — в гараж… Всегда вместе. Но сейчас-то сын подрос, а я замечаю, что муж по-прежнему его оберегает, как ребенка. Волнуется, когда тот задерживается (правда, это случается крайне редко), прощает, когда тот не выполнит наше поручение, в моих спорах с сыном занимает его позицию.

Я как-то поинтересовалась: почему? А муж мне отвечает: «Простить себе не могу, что мы от него чуть было ни избавились!» И добавил: «До сих пор помню, как в пятом классе подзатыльник ему дал, когда он простую задачу по алгебре решить не мог!« А я про это и не знала и считала, что он вообще никогда пальцем не трогал сына. Ругать — ругал, но чтобы отшлепать или за ухо оттрепать! Но сейчас мне кажется, что-то слишком уж казнит себя муж. Сын, я вижу, эту отцовскую слабость не замечает, но мне не просто с ними обоими. Т. М.».

— В данном случае речь идет о бессознательном чувстве вины, которое с годами росло (вместе с сыном!), превращаясь в серьезную психологическую проблему, — считает Татьяна Тверье. — Именно таким своеобразным образом отец сам себя «наказал» за изначальный отказ от появления на свет чудесного малыша, которого впоследствии очень полюбил. Однако подобное «искупление» вины опасно тем, что сын превратился в невольного «палача» своего отца, который впоследствии сам себе определил меру наказания. Рано или поздно «жертва» (которой «назначил» себя отец) может сама взбунтоваться против такого положения вещей и, как ни странно, обвинить своего же сына в психологическом насилии и бездушии. Поэтому с чувством вины необходимо начинать работать как можно раньше и лучше всего это сделать при помощи профессионального психолога. Чувство вины опасно еще и потому, что оно:

— отнимает энергию,

— лишает уверенности,

— порождает страх,

— уменьшает активность,

— провоцирует пессимизм,

— вызывает стресс,

— становится причиной депрессии.

Начинать работу с чувством вины следует с процедуры прощения самого себя, так как с истинным прощением приходит и подлинное освобождение. Когда отец данного мальчика простит себя, он избавится от отрицательных эмоций и снимет с души груз, который давил на него достаточно длительное время.

Главное — помнить о том, что страшна не ошибка, а последствия, к которым она может привести.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать