Мой старый парк

…Они еще стоят кое-где,эти старые клены и вязы, напоминая местным пенсионерам об их школьной юности. Пожалуй, деревьям-старожилампарка у монумента Славы лет под шестьдесят, они видели еще девушку с веслом и парня-дискобола,регулярно беленных известью.

На семнадцати гектарах расположился один из красивейших зелёных уголков промышленного Левобережья

…Они еще стоят кое-где, эти старые клены и вязы, широко раскинув замысловато искривленные, узловатые ветви. Одну такую сломил шквалистый ветер нынешнего лета. Еще стоят, напоминая местным пенсионерам об их школьной юности. Пожалуй, деревьям-старожилам парка у монумента Славы лет под шестьдесят, они видели еще девушку с веслом и парня-дискобола, регулярно беленных известью. Больше тридцати темным елям на главной аллее, ведущей к Вечному огню. Когда-то здесь высаживали душистый табак, и его белые святящиеся в сумерках цветы распространяли аромат покоя и любви. Но, впрочем, прочь воспоминания, вернемся к прозе нынешней жизни.

На аллеях парка у монумента Славы с берёзами и елями соседствуют экзотические деревья и кустарники
Фото автора

В ночь на пятое июля случилось несколько неприятностей, мягко говоря. Бригада озеленителей сгребла от скамеек мешок… подсолнечной шелухи. А скамеек всего сто, так что представьте, с чего начинают каждое утро работники парка. Гуляющая публика лузгает семечки даже у Вечного огня! На новой площадке, где дугами и кругами высажены молоденькие кустарники, выкопано два кустика японской спиреи с бордовыми цветами. На ограждении плаца с военной техникой появилась надпись двоечника: «Кто суда злезет, то…» Всего одна ночь — и такие уроны старому парку. Снова пришлось агроному Наталье Ермоленко увещевать сотрудников ППС. Вроде они тут и вроде дежурят, но их как бы и нет — призраки парка. А хозяйничают варвары…

На стелах Героев Советского Союза и кавалеров ордена Славы отковыряли звездочку из желтого сплава. Да что звездочка, две пластины с солдатскими фамилиями содрали, пришлось в Москве заказывать, двадцать тысяч платить.

…Подходим к небольшому розарию. Алые, белые «головки» роз растерзанные валяются на земле. Ну зачем, спрашивается, так варварски губить цветы?! Ни себе, ни людям. Собаки, гуляя с хозяевами, очень любят грызть стволики молодых деревьев. В ночной темноте выкапываются луковицы цветов. На одной из аллей высажены экзотические пушистые светло-зеленые мерикарии. Но вот странность — с одной стороны нормально стоят, с другой их постоянно воруют, хоть клетки железные ставь. Кедры, можно сказать, гордость озеленителей. В этом году они, как и все хвойные, хорошо пошли в рост — много дождей. Да и поливальщик в парке добросовестный — Николай Павлов. Но почему так много каких-то округлых небольших кедров-подростков, почему у некоторых юных елочек по две верхушки? «Обломыши», — объясняет агроном. Оказывается, у маленьких еще деревьев была согнута, сломана вершинка, вот дерево и выпускает еще одну ветку вверх, развивается неестественно. Но все равно растут кедры, хоть им городской воздух не совсем в радость, потому что уход хороший. А врагов у деревьев и кроме двуногих хулиганов достаточно. В прошлом году лечили ели на главной аллее. Три ночи подряд сотрудники лесозащиты с передвижной вышки опрыскивали биологическим препаратом от ложной еловой щитовки. Придется повторять процедуру.

Девятый год работает здесь главным агрономом Наталья Ермоленко, сейчас у нее пусть небольшая, но крепкая команда. В рощице березок рядом с Вечным огнем Ольга Зубова подсевает газон. Удивительно, до чего интересные зигзаги можно находить в таком мистическом явлении, как судьба. Я знаю, что у Ольги дома на стене фотография: она с братом Валентином и сестрой как раз на фоне крошечных елочек в этом самом сквере. Больше тридцати лет прошло, и Ольга теперь с удовольствием здесь работает. «И брат мой тут», — сказала она и подвела к стеле, где начертаны имена воинов-афганцев, чуть сдвинула ветку, и на черном фоне ясно проявилось — Валентин Зубов. Лейтенант погиб в Афганистане в 1986 году.

…Главный агроном знает в парке каждое дерево. На семнадцати гектарах их около восьми тысяч, вполовину меньше кустарников, три километра живой изгороди. Березы, клены, липы, кедры, сосны, ели, лиственница, рябина, сирень… Есть и экзоты, уже упомянутая мерикария, орех маньчжурский, бархат амурский, спиреи разнообразные, миндаль… Появилась аллея из невероятной красоты ольхи разрезолистной. А еще чубушники, дерен белый, ракитник. «Очень я за туи беспокоюсь», — заметила Ермоленко, когда мы подошли к участку, где выкопали два кустика спиреи. Но все равно здесь будет «лебединое озеро». Среди изгибов кустарников разных оттенков зелени рядом с вертикальными туями на фоне цветущих синих алиссумов появятся вскоре два «лебедя». Их сейчас сваривают из арматуры. А потом засадят цветами разных сообщающихся оттенков.

— Кажется, настал момент, когда я могу пройтись по нашему парку и просто порадоваться. Все эти годы столько было работы, столько площадок, где надо было наводить порядок — лечить деревья, удалять старые, пересаживать…

На прогулке по парку с агрономом встретили научного сотрудника Центрального Сибирского ботанического сада Татьяну Киселеву, специалиста по древесным декоративным породам. Она делала снимки. Оказывается, немало саженцев привозят сюда из Ботанического сада.

— Здесь хорошая коллекция разнообразных деревьев и кустарников, причем много довольно редких, которые в городских условиях надо уметь выращивать. Все, как я вижу, ухожены, растут нормально. Мы это отслеживаем, опыт пригодится. Хочу еще подчеркнуть, что заметно хорошее новшество — топиарная, или архитектурная стрижка. В сибирских городах ее только начинают осваивать. Дело вовсе не простое. Надо иметь не только знания того, как развиваются растения, в какой момент тот или иной кустарник можно подстригать. Необходимо особое чутье, чувство объема, пространственное видение. Здесь, в парке, это получается…

Да, уже можно видеть эллипсы, кубы, шары, конусы из вяза мелколистного, даже из сирени… И еще хотелось бы добавить — побольше бы еще любви к природе, тем более, природе городской, рукотворной, у тех, кому эта природа предназначена… Пела когда-то Клавдия Шульженко: «Я люблю тебя, мой старый парк». Песню забыли, но парки ведь остаются с нами.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать