Многостаночник телеэфира

Одни считают его наследником Николая Озерова, другие говорят, что ему вообще нельзя давать в руки микрофон.Известный комментатор телеканала «Спорт» Григорий Твалтвадзе приезжал в Новосибирск вести репортажи с чемпионата России по греко-римскойборьбе.

Известный комментатор телеканала «Спорт» Григорий Твалтвадзе приезжал в Новосибирск вести репортажи с чемпионата России по греко-римской борьбе

Московских журналистов на турнире было предостаточно: все ведущие телекомпании и газеты почтили своим вниманием чемпионат России. Но все же самой яркой фигурой был Григорий Твалтвадзе — человек, которого одни считают наследником Николая Озерова, другие говорят, что ему вообще нельзя давать в руки микрофон. Сам Григорий совершенно спокойно относится к тому, что о нем говорят.

В одном из репортажей с чемпионата России по греко-римской борьбе Григорий Твалтвадзе не отказал себе в удовольствии пообщаться с нашей олимпийской чемпионкой Анной Богалий-Титовец

— Я стараюсь поменьше заглядывать в Интернет, — говорит Григорий. — Хотя по служебному долгу обязан узнавать последние новости. Заодно приходится попадать на отклики болельщиков о моей работе. Конечно, не всегда они бывают одобрительными. Но я стараюсь не обращать на это внимание: всем мил не будешь. Я человек опытный, цену себе знаю. Поэтому меня больше волнуют отклики профессиональных людей, спортсменов, а если обращать внимание на всякие, порой нецензурные, реплики, не хватит времени нормально подготовиться к репортажу.

— И все же: такие вещи не могут вас не задевать?

— Да привык я уже к этому. К примеру, после того, как я комментировал полуфинальную встречу хоккейного чемпионата «Авангард» (Омск) — «Металлург» (Магнитогорск), на одном из сайтов появилась фраза: «Твалтвадзе — пес!» Ну и как я, по-вашему, должен был реагировать?! Что, мне нужно было искать человека, который это написал? Да зачем мне это надо! Я в прекрасных отношениях с президентами обоих клубов Константином Потаповым и Геннадием Величкиным. Они тоже недоумевали, почему меня кто-то упрекает в предвзятости.

— Вас многие упрекают в «многостаночности». Вы комментируете практически все виды спорта.

— Не могу этого отрицать, поскольку так оно и есть. Но смотря что понимать под «многостаночностью»? Это моя работа, у нас на канале не так много комментаторов. Однако я не первый день в спорте, поэтому могу разобраться в некоторых тонкостях каждого вида.

— Сегодня вы приехали комментировать борьбу. В ней вы разбираетесь?

Уж в чем-чем, а в борьбе я кое-что понимаю. Сам в детском и юношеском возрасте занимался этим видом спорта. У меня много друзей из борцовского мира. Это и Хасан Бароев, и Вартарес Самургашев, и многие другие. Но я хочу сказать о другом. Не мы в этом первые, не мы последние, но на нашем канале заведена практика комментировать борьбу, волейбол, баскетбол и все остальное в паре со специалистом, который может в какой-нибудь сложный момент поправить комментатора, что-то подсказать вне эфира. Все трансляции мы ведем в прямом эфире, так что приходится порой обращаться за помощью к экспертам. Не вижу в этом ничего страшного. Мне кажется, что, наоборот, это только идет на пользу телезрителям.

— Приехали персонально за кого-то из борцов поболеть?

— Но чемпионат России — это ведь не Олимпийские игры и не чемпионат мира. Поэтому здесь никаких пристрастий нет. А вот когда проходят международные турниры, я, естественно, болею за российских спортсменов.

— Прямой эфир — вещь сложная. Как вы выходите из сложных ситуаций в репортажах о тех видах спорта, в которых «плаваете»?

— Бывает по-разному. Иногда помогают помощники, но чаще приходится самому ориентироваться по ситуации. Мне пока интуиция не отказывала. Вы вот сами разбираетесь в греко-римской борьбе?

— По большому счету, нет.

— Так что мы понимаем друг друга. В том-то и есть прелесть нашей профессии, что есть возможность: а) уметь импровизировать, б) раз уж ты попал в этот котел, разобраться в том, что происходит, и в следующий раз уже не бояться опростоволоситься перед телезрителями или читателями.

— Чем вызвана необходимость вам лично комментировать столько видов спорта?

— Ответ элементарный: нехватка комментаторов на канале «Спорт».

— Я на вас удивляюсь. Канал, который проводит такую активную политику по пропаганде спорта в стране, не имеет достаточного штата комментаторов?

— Могу только подписаться под вашими словами. На самом деле так оно и есть. Иногда приходится комментировать виды спорта, в которых ты абсолютно не разбираешься. Но что поделаешь: работа есть работа.

— А на каких видах вы предпочитаете работать?

— Порой выбирать не приходится. Но понятное дело, что в первую очередь — это футбол и хоккей. Никогда не комментировал баскетбол и волейбол. Как ни странно, полюбил керлинг. У меня 16-летний сын занимается этим видом, и я зачастую консультируюсь с ним по тонкостям этого вида спорта…

—…У нас построили стадион для керлинга, кстати.

—…Да вы что?! Значит, буду еще чаще бывать в Новосибирске! Мне кажется, что керлинг — очень интересный спорт. Тем более что у наших спортсменов хорошие перспективы в этом виде спорта.

— Хоккейная «Сибирь» произвела фурор в российском чемпионате. Почему ваш канал не транслировал ни одной домашней встречи новосибирской команды?

— Эти вопросы вы передайте руководству своей команды. Мы бы с удовольствием приехали в Новосибирск вести репортажи с матчей. Но технические условия в Новосибирске не позволяют делать трансляции на всю страну. Самая главная проблема — не хватает освещения. Это тем более странно, что «Сибирь», действительно, удивила весь российский хоккейный мир. С огромным уважением отношусь к тем ребятам, которые добыли этот высокий результат. Отдельная благодарность наставнику команды Сергею Котову за то, что он сумел собрать команду и вывести ее на иной качественный уровень. Если у вас будут подвижки, с удовольствием приеду на репортаж. Тем более я своими глазами видел, как в Новосибирске любят свою «Сибирь» и болеют за нее, не жалея голосовых связок.

— Вернемся к вашей работе. Бывали репортажи, за которые вам было стыдно?

— Раз уж мы с вами «одной крови», то скажу честно. Да, были. Но, к счастью, не так много. Все зависит от того, как ты подготовишься. Бывают ситуации, когда тебя бросают, грубо говоря, «закрыть амбразуру». То есть ты должен комментировать соревнования за кого-то в виде спорта, в котором ты сам мало что понимаешь. У меня были такие ситуации, но я делал все для того, чтобы как-то выкрутиться. И мне кажется, что это получалось. Хотя, конечно, судить зрителям, слушателям.

— Классический вопрос: бывали ситуации, когда во время репортажа не могли «уследить за языком»?

— В эфире этого не было. Но бывают моменты, особенно во время игры наших футболистов, когда хочется это сделать. Жаль, что профессия не позволяет.

Поделиться:
Копировать