«Ангел»: гламур по-староанглийски

Всего несколько дней назад Франсуа Озон («8 женщин», «Бассейн», «Капли дождя на раскаленных скалах») представил на Московском международном кинофестивале свой последний фильм «Ангел» (и произвел некоторый фурор) — и вот фильм уже появился в прокате.

Свой последний фильм Франсуа Озон считает «пломбиром в шоколаде»

Всего несколько дней назад Франсуа Озон («8 женщин», «Бассейн», «Капли дождя на раскаленных скалах») представил на Московском международном кинофестивале свой последний фильм «Ангел» (и произвел некоторый фурор) — и вот фильм уже появился в прокате.

Костюмная мелодрама — это, прямо скажем, не совсем то, чего можно было бы ожидать от культового артхаусного режиссера. Да еще целующаяся парочка на постере фильма — один к одному обложка дамского романа. «Ангел», прямо скажем, и есть дамский роман.

Англия, начало прошлого века, юбки до щиколотки еще считаются «короткими», диккенсовская неспешность, гимназистки румяные спешат по свежевыпавшему снежку учиться, учиться и учиться. И только одна девочка (Ромола Гараи) приникла щекой к ограде богатого особняка с пышным названием «Paradise» (то есть «Рай») и мечтает, мечтает, мечтает…

Это и есть главная героиня по имени Ангел Деверелл (в русском переводе — Энджел) — бедная, но (несомненно) прелестная, честолюбивая и взбалмошная девочка, одержимая страстью к писанине и уверенная, что вскоре станет знаменитой писательницей. И… немедленно становится ей: несмотря на то, что первый роман хорошенькой школьницы изобилует нелепостями вроде шампанского, открываемого штопором.

Свои скверные, но душещипательные романы Энджел печет с такой скоростью, что на дистанции в пять лет легко могла бы обставить Донцову, Робски и Акунина вместе взятых. Ей, как и ее многочисленным фанаткам, все одно — что Венеция, что Древняя Греция, лишь бы побольше страстей, а знание жизни ей заменяет богатое воображение. Да, собственно, жизнь как таковая ее интересует мало. Энджел в совершенстве овладела искусством, к которому так стремятся нынешние гламурные девочки: подменять реальность фантазией. Только жизнь свою она строит не по картинками из «Космо», а по законам того самого дамского романа: жизнь в «Раю», страстная любовь к непризнанному художнику (которого, конечно, потом назовут гением) и вложенные в его уста пламенные монологи, придуманная «тайна рождения», а в конце, разумеется, смерть от любви. А такие «мелочи», как война, можно не принимать во внимание. Или, в крайнем случае, воспринимать ее как соперницу…



Фильм снят по книге Элизабет Тейлор, которая была написана 50 лет назад с реального прототипа, Мари Корелли, чуть ли не первой в истории литературы «модной писательницы». «Она была самой знаменитой романисткой в Англии начала XX века, любимой писательницей королевы Виктории, а сегодня абсолютно забыта, — рассказывал режиссер на ММКФ. — Ее современник Ван Гог совсем не был известен при жизни. А сегодня он — один из самых знаменитых художников. Это тема относительности признания искусства и успеха художника, и это фильм в том числе о том, что более важно, что лучше для художника — быть знаменитым при жизни или обрести известность после смерти».

Но на самом деле об этом можно и не думать. Философия «Ангела» достаточно ненавязчива — так же, как и его сквозная сатиричность. Ее вполне можно не заметить. Озон, в принципе, мог бы из того же материала соорудить откровенную пародию на сентиментальные истории о неземной любви, бедных девочках, достигших успеха, и т.д. Но он не стал этого делать, честно сыграв по законам выбранного жанра, балансируя на грани иронии, но не переходя через нее. И кто-то, может быть, воспримет «Ангела» как вполне «честную» мелодраму, и всплакнет кое-где, и сморкнется…

Разве что Ромола Гараи местами поддаст неземного пафоса… за что следует, впрочем, корить не ее, а Энджел (актриса, надо заметить, с блеском справляется с этой не самой легкой задачей — и экзальтированная героиня получается у нее вполне живой и органичной). А харизматичного и чувственного — и в то же время ироничного Майкла Фассбендера, который играет мужа Энджел, художника Эсме, критики уже успели окрестить «открытием фильма».

Плюс роскошные английские пейзажи — на полутонах, коляски, роскошные платья, пух и перья… Сам режиссер говорит о фильме так: «Это пломбир в шоколаде, разукрашенный яркими красками со множеством персонажей, с обилием сцен, открывающих диапазон эмоций и контрастов, переплетающихся в витиеватом узоре».

При этом английский пломбир француза Франсуа Озона кушается весьма неспешно — в отличие от многочисленного американского экшн-фастфуда с мордобоем. И насыщает — чего нельзя сказать о сериальной жвачке. И хочется перечитать чего-нибудь этакого… да хоть того же Диккенса. Надо только дождаться долгих зимних вечеров — или хотя бы затяжных дождей.

Начало сеансов в кинотеатре «Победа» в 13–00 и 18–30 (зал 3).

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать