В поисках «доброго милиционера»

…Анискин, Жеглов и Шарапов остаются недосягаемыми примерами милиционеров советской эпохи. Особенно сейчас, когда и криминал изменился количественно и качественно, и об оборотнях в погонах мы слышим нередко. Рейтинг органов внутренних дел с тех времен опустился до десятого-двенадцатогоместа.

Генерал-лейтенант милиции Николай Овчинников: «Твердить, какие мы хорошие — бесполезное дело»

…Анискин, Жеглов и Шарапов остаются недосягаемыми примерами милиционеров советской эпохи. Тем более для времени нынешнего, когда и криминал изменился количественно, а главное качественно, и об оборотнях в погонах мы слышим весьма нередко. По некоторым данным, рейтинг органов внутренних дел с тех не столь давних времен опустился до десятого-двенадцатого места.

Как и что рассказывать о работе милиции, возможно ли выработать единую информационную политику, каковы действенные и эффективные формы взаимодействия СМИ, общественности и правоохранительных органов при решении задач борьбы с преступностью и охраны общественного порядка. Так, если коротко, можно определить цель прошедшего на этой неделе в Новосибирске совещания руководителей пресс-служб органов внутренних дел и внутренних войск Сибирского, Уральского и Дальневосточного округов. Участвовал в совещании статс-секретарь — заместитель министра внутренних дел России генерал-лейтенант милиции Николай Овчинников. Он ответил на вопросы журналистов.

— Каковы главные задачи подразделений общественных связей органов внутренних дел?

— Не только информирование населения о состоянии законности и порядка. Государственная задача на ближайшие два года — совершенствование системы профилактики преступности, в том числе в среде несовершеннолетних. Невероятно важно резкое снижение дорожного травматизма, развитие системы дорог. Это и правовое воспитание россиян, формирование здорового образа жизни. Усиление милиции районного звена.

— Цели понятны, а есть ли новые средства?

— Одно из первоочередных направлений — установление связей с общественными организациями самой разнообразной направленности, начиная от правозащитных, религиозных… Большое значение придаем принципу открытости при взаимодействии с средствами массовой информации. Могу с уверенностью сказать, что Министерство внутренних дел — одна из самых открытых государственных структур. Мы никогда не отказываемся от комментариев по любому вопросу, мы готовы реагировать на любое выступление, дискуссию, готовы к самому широкому сотрудничеству. Но не всегда находим поддержку у средств массовой информации, понимаем, что наиболее быстро схватываются горячие новости. А нам хотелось бы более активно обсуждать, например, участие народа в охране общественного порядка…

— Что вас не устраивает в работе милицейских пресс-служб? Ведь от них в первую очередь идет информация для народа.

— Я вижу две серьезные проблемы. Об одной я уже упомянул, это недостаточное сотрудничество с общественными организациями самого широкого спектра. Как-то робко идет работа. Одна из форм — создание общественных советов. В Министерстве внутренних дел такой совет создан. Полагаю, что они должны появиться в каждом субъекте Федерации. Вторая проблема — наши пресс-службы часто работают по принципу, помните, как у Ильфа и Петрова — «Попал под лошадь». Дают информацию об обстановке, комментируют какое-то происшествие. Но этого мало на сегодняшний день. Нужен анализ иной — современный технологичный подход к рассказу о правоохранительных органах. Нас ругают, упрекают. А мы твердим, какие мы хорошие. Но это бесполезное дело. Мы не совершенствуемся. Средства массовой информации наиболее чутко улавливают настроения в обществе, отношение к органам. Нам важны их рекомендации и советы. Высшим мерилом работы милиции является общественное мнение. Именно пресс-службы, по сути, призваны информировать руководство милиции о том, каково же это мнение.

Еще один вопрос от вашего корреспондента:

— На открытии совещания прозвучали слова о создании положительного образа милиционера. Но в Министерстве внутренних дел наверняка наслышаны, как народ относится к стражам порядка — люди часто не доверяют, боятся сотрудников, не хотят быть свидетелями, не желают помогать…

— Думаю, понятно всем, что просто так создать положительный образ невозможно. Да и не нужно. Образ хорошего милиционера должен в первую очередь опираться на реальный вклад наших сотрудников в сохранение порядка и безопасности жизни. А теперь о том, боятся люди или нет. Вижу нашу задачу в том, чтобы переломить стереотип, сложившийся в некоторых средствах массовой информации, когда без всяких доказательств утверждается, что милиция вся плохая. Да, у нас есть нарушители закона, нарушители дисциплины, мы это не скрываем, мы это комментируем. Но подавляющее большинство наших сотрудников работает честно и достаточно эффективно. Чтобы создать позитивный образ, надо объективно показывать деятельность милиции. И о доверии. Мы заказывали замеры, если так можно сказать, общественного мнения в разных независимых социологических организациях. Сейчас доверие людей к органам внутренних дел растет, за последние два года — на восемнадцать процентов. Нам доверяют около половины опрошенных. Нас эти данные тоже очень интересуют не просто для того, чтобы где-то на совещании упомянуть. Это имеет прямое отношение к оперативно-служебной деятельности. Чем больше доверия, тем лучше свидетель происшествия выполнит, кстати, свою прямую обязанность — дать показания. Но ответственность — одно, внутреннее же убеждение человека — другое. Чем больше доверия к органам внутренних дел, тем серьезнее противостояние преступности.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать