Великолепие «серых» птиц

По аналогии с поговоркой о цвете кошек в темноте можно сказать, что издали многие птицы серые. Иначе трудно объяснить, почему в названии стольких на самом деле очень красивых пернатых присутствует слово «серый».

Им впору обижаться на своё название

Сибирские журавли мирно гуляют в далёкой Индии

По аналогии с поговоркой о цвете кошек в темноте можно сказать, что издали многие птицы серые. Иначе трудно объяснить, почему в названии стольких на самом деле очень красивых пернатых присутствует слово «серый».

По-видимому, в старину таким эпитетом «награждали» наиболее распространенных птиц. С точки зрения тогдашних ценителей красочной экзотики, обычные в те времена виды считались банальными, непримечательными — одним словом, неинтересной серостью…

Хорошо, что имеется близкий по смыслу эпитет «сизый», не то списки видов наших птиц были бы еще более «серыми». Вспомним сизого голубя и сизую чайку. Даже у нашего снегиря, самцы которого ярко-красные, в Сибири есть «антипод» — серый снегирь, в популяциях которого самцы и самки окрашены, можно сказать, одинаково. Серая ворона, хоть она и заслуживает такого названия по окраске, по «интеллекту» превосходит большинство пернатых. Довольно нарядный серый сорокопут от других воробьиных отличается нравом закоренелого хищника, он ловит не только больших жуков, но и ящериц, птиц и мышевидных, а добычу разделывает, наколов на ветку. У маленькой певчей птицы под названием «серая славка» сверху много коричневого. Этот обычный обитатель дачных садов известен как очень мелодичный исполнитель.

Серой мухоловке тоже впору обижаться на свое название. Селезень серой утки весной щеголевато-наряден, а каштановое пятно на крыле у него просто восхитительно. Серые куропатки — отважные зимовщики, это самые северные представители оседлых птиц семейства фазановых (перелётный перепел — не в счет). Они очень красивы благодаря своим пестринам и охристым «подковам» на брюшке.

Такая осторожная и не терпящая беспокойства птица, как серый гусь, — настоящее украшение сибирской озерной лесостепи. Лишь благодаря ограничениям на весеннюю охоту и наличию обширных охраняемых водно-болотных угодий в последние десятилетия диких гусей в нашей области не стало меньше, а кое-где в заказниках теперь это — основной вид водоплавающих птиц. Возобновление практики стрельбы в угодьях весной в современных условиях неминуемо приведет к исчезновению основной части гнездящейся популяции гусей на юге Западной Сибири.

Не такие зыбкие, как у гусей, но тоже сомнительные перспективы на выживание у серой цапли — длинноногой длинношеей ширококрылой птицы-рыболова. Хоть по цаплям до сих пор и запрещалось стрелять, достаточно свежи в генетической памяти этого вида воспоминания о 60-х годах — периоде гонений на всех хищных и рыбоядных.

Но самым прекрасным представителем когорты наших «серых» птиц следует назвать великолепного серого журавля. Его видимый на расстоянии полтора-два километра силуэт в озерной степи, на заброшенном поле или обширном болоте, своеобразные танцы вблизи гнезда, замечательное курлыканье — все это справедливо считается неотъемлемой частью того, что называется емким словом Родина, чего «у нас никому не отнять».

Когда в теленовостях видишь сюжеты с картиной из Дели, где на лужайке перед российским посольством мирно прогуливаются, не обращая внимания на прохожих, сибирские серые журавли, понимаешь, что птицам на зимовке в Индии с ее миллиардным населением намного комфортнее и безопаснее, чем среди малолюдных родных просторов, где велика вероятность даже издалека получить от охотника заряд дроби в крыло. Также и наши серые гуси на рисовых полях в Южной Азии чувствуют себя настолько уверенно, что «огрызаются» на работающих там крестьян. Весной в репортажах из густонаселенного Ближнего Востока порой показывают тысячные скопления серых журавлей, безбоязненно останавливающихся отдохнуть на небольших пустошах по пути к местам гнездования в России, где (на своей-то родине!) птицы могут чувствовать себя в безопасности ныне лишь на заповедных территориях, да и то не всегда.

Поделиться:
Копировать