«Коллекционный» авангард «Эрмитажа»

Первые гастроли обещают быть довольно-таки«полновесными». В гастрольной афише — четыре спектакля, на первый взгляд — очень разных. Хармс и Пушкин, анекдоты от Достоевского и запрещенная пьеса Артура Шницлера… Объединяет их фигура Михаила Левитина — режиссера и… соавтора всех вышеперечисленных.

В пятницу в Камерном зале филармонии начнутся гастроли театра Михаила Левитина

Эрмитаж — это не обязательно музей. В XVII-XVIII веках так называли павильоны, расположенные в глубине парка: в них хозяева дворцов уединялись для отдыха, располагали свои коллекции картин или древностей и устраивали концерты. «Эрмитажем» назывался и один из первых увеселительных садов Москвы, в котором впоследствии бурно расцвела театральная жизнь. Именно там в конце XIX века начинали Станиславский с Немировичем-Данченко. И именно там располагается театр «Эрмитаж» (в прошлом — Театр миниатюр).

Михаил Левитин тем временем осваивает пространство Оперного театра

Один из самых экстравагантных московских театров, вот уже 20 лет возглавляемый режиссером и писателем Михаилом Левитиным, активно гастролирует по миру, производя неизгладимое впечатление. Так, в Швейцарии «Эрмитаж» был удостоен титула «Самый изысканный театр», в Испании его назвали «Театром абсолютным». А вот в Сибири «Эрмитаж» еще не был.

Первые гастроли обещают быть довольно-таки «полновесными». В гастрольной афише — четыре спектакля, на первый взгляд — очень разных. Хармс и Пушкин, анекдоты от Достоевского и запрещенная пьеса Артура Шницлера… Объединяет их фигура Михаила Левитина — режиссера и… соавтора всех вышеперечисленных.

«Эрмитаж» недаром называют уникальным авторским театром: Михаил Левитин общается со зрителями на особом, свойственном только ему, языке, близком к языку обэриутов. Да режиссер и считает себя обэриутом — несмотря на то, что родился он много позже Хармса или Введенского — в сороковые. Но он отчетливо тяготеет к литературе 20-х и почти не ставит «готовеньких» пьес. Его спектакли — в основном собственные инсценировки прозы, фантазии на темы — местами абсурдные, местами хулиганские и всегда неожиданные.

«Пир во время ЧЧЧумы» (8 июня, Камерный зал филармонии) — фантазия на тему «Маленьких трагедий» Пушкина: известных и неизвестных в то же время. Говорят, что Пушкин в постановке Левитина выглядит совершеннейшим Хармсом: герои его «Маленьких трагедий» носят клоунские парики и рыцарские латы, похожие на печку-буржуйку, прячутся в шкафах, его Моцарт играет на перевернутом рояле вверх ногами под самым потолком, а Председатель из «Пира во время чумы» почему-то сменил пол и оказался элегантной женщиной. И вся эта вакханалия никого не оставляет равнодушным: либо полное негодование, либо абсолютный восторг.

«Леокадия и десять бесстыдных сцен» (9 июня — Камерный зал филармонии, 10 июня — Дом ученых СО РАН) — по известной пьесе «Хоровод» австрийского драматурга Артура Шницлера, считающейся одной из самых скандальных пьес ХХ столетия: автор даже запретил исполнять ее в немецкоязычных странах. К Левитину пьеса попала случайно — композитор Никита Богословский «откопал» ее в своем домашнем архиве и предложил Левитину «рискнуть». Пять мужчин и пять женщин, составляющие в итоге не пять, а десять любовных пар… Но во всем это, как считает режиссер, «много смешного».

Сцены из «исторического» спектакля «Хармс! Чармс! Шардам!»

«Хармс! Чармс! Шардам! или Школа клоунов» (11 июня — Камерный зал филармонии). Жанр спектакля обозначен как «Представление исключительно для легкомысленных людей в трех шарах, двух молотках, сочиненное Михаилом Левитиным по мотивам произведений Даниила Хармса» и, в общем-то, по-другому и не скажешь. Кстати, этот спектакль — веха в истории театра. Настоящий «коллекционный» авангард: спектакль поставлен в 1982 году и был первой постановкой по обэриутам на советской сцене. И сейчас, спустя 25 лет, по-прежнему «живее всех живых». Единственное «но»: пусть зрителя не вводит в заблуждение подзаголовок «Школа клоунов» в сочетании с воспоминаниями о том, что Хармс числился «детским писателем»: это шоу совсем не для детишек.

И, наконец, «Под кроватью» (12 июня — Камерный зал филармонии, 13 июня — Дом ученых СО РАН) — Игра на нервах по Ф. М. Достоевскому. Достоевский, если вспомнить школьную программу, это, конечно, очень серьезно и крайне занудно. Но Федор Михайлович не всегда был таким — и анекдотов тоже не чурался. И рассказ «Чужая жена и муж под кроватью», превратившийся на сцене «Эрмитажа» в фарс и драму одновременно, может быть, заставит кого-то пересмотреть свое отношение к русской классике… и к супружеской измене тоже. В 2003 году этот эксцентрический спектакль был признан лучшим на театральном фестивале в Манисалесе (Колумбия).

Надо заметить, что четыре спектакля «Эрмитажа» — не единственный вклад, который Михаил Левитин этим летом внесет в культуру столицы Сибири. 11 июля в Новосибирском академическом театре оперы и балета состоится мировая премьера оперы «Ревизор», написанной по мотивам широко известной пьесы Гоголя Владимиром Дашкевичем и Юлием Кимом. И в качестве режиссера спектакля выступает именно Михаил Левитин.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать