Эмбрион, который так хотел быть человеком

Согласно городской статистике, на двадцать две тысячи абортов приходится всего десять тысяч родов. От этого тоже, по мнению специалистов, и возник дефицит детей. И чтобы хоть как-топоправить демографическую ситуацию, в Новосибирске и появился Центр в защиту жизни нерожденных детей.

Специалистам Новосибирского центрав защиту жизни нерождённых детей удалось отговорить от аборта уже около двухсот мам

…Острый как бритва скальпель стремительно приближался к его тщедушному тельцу. От ужаса малюсенькое сердечко билось так сильно, что казалось, вот-вот выпрыгнет и растворится в вязкой жидкости, где он плавал уже восемьдесят дней. Сопротивляясь такой несправедливости, он закричал. Но его крик никто не слышал. Лезвие, наметив жертву, безжалостно разрезало тельце эмбриона, который так хотел быть человеком…

Фото Оксаны МАМЛИНОЙ

Каждый день в новосибирских гинекологических клиниках проводят порядка сотни абортов, в числе которых и аборты на поздних сроках беременности, когда эмбрион полностью принял образ человеческого детеныша. Наряду с этим акушеры проводят и так называемые экспресс-аборты, когда эмбриону едва «стукнет» две недели. А вот роды, напротив, принимают намного реже.

Согласно городской статистике, на двадцать две тысячи абортов приходится всего десять тысяч родов. От этого тоже, по мнению специалистов, и возник дефицит детей. И чтобы хоть как-то поправить демографическую ситуацию, в Новосибирске и появился Центр в защиту жизни нерожденных детей при соборе Александра Невского.

Идея создать такой центр возникла еще в начале 90-х. Тогда впервые открыто заговорили об абортах и их последствиях — в смысле грядущего «детского» дефицита. Но наступило время перемен, и про демографию забыли. Магазинные полки опустели, пеленки с распашонками днем с огнем не найдешь, пособия на ребенка практически не платили, повальная безработица… Женщины, недолго думая, дали свой ответ государству, отказываясь «плодить нищету».

Тогда доктор медицинских наук Галина Крашенинина решила объявить «войну» абортам и отправилась на переговоры в облздрав, где сумела убедить руководство в своих благих намерениях.

Первым рабочим местом сибирской Юноны стала женская консультация в Центральном районе. Здесь, в маленьком кабинете по соседству с гинекологом Галина Ивановна и встала на защиту жизни.

— Первые месяцы было очень трудно, — вспоминает добрый доктор. — Вести переговоры с женщинами, решившимися на аборт, — процесс деликатный. У всех свои причины, среди которых одиночество, отсутствие денег и жилья, несогласие родителей вроде «принесешь в подоле, домой не появляйся». Старалась убедить в том, что нельзя убивать ребенка, который ни в чем не виноват. Предоставляла информацию, рассказывала счастливые истории. Словом, старалась как могла. Иногда получалось, но чаще всего женщины отправлялись в операционные. Пришлось штудировать литературу, изучать открытия ученых, касающиеся эмбрионального развития. И, разумеется, разъяснять последствия абортов. С течением времени результаты улучшались, и, самое важное, мы смогли реально помогать женщинам, отказавшимся от абортов. А недавно нам предоставили новое помещение, где мы не только можем беседовать с женщинами, но и разместить детские вещи.

Помещение, которое предоставила центру Православная церковь, прямо-таки светится. Высокие потолки, белоснежные стены и двери, сверкающий кафелем пол. В центре «комнаты переговоров» — телевизор с видеомагнитофоном, на котором сотрудники прокручивают записи рождественского праздника. На них смеются и играют дети, которых могло бы не быть.

— А вот альбом с фотографиями спасенных детей, — Галина Ивановна раскрыла пухлую книгу, со страниц которой улыбались маленькие карапузы. — Сейчас даже и представить себе невозможно, что они могли не родиться. А бабушки, которые сопротивлялись их рождению больше всех, на внуков не нарадуются. О прошлом им даже вспоминать стыдно. А мы и не напоминаем. Тайну рождения держим в строгом секрете. Нельзя детям знать, что когда-то мамы и бабушки их не хотели.

Добрые слова, конечно, момент в спасении детской жизни важный. Но не менее важно и то, что у центра появилась возможность помогать таким женщинам материально.

Сестра милосердия Галина Вовк бережно хранит конверты — первые наряды для новорождённых

— Я вам покажу наборы для новорожденных, просто прелесть, — вступила в разговор сестра милосердия Галина Вовк и развернула перед нами ситцевый конверт нежно-голубого цвета. — Это для мальчика. Родится через пару дней. Здесь, в конверте, полный комплект для малыша. Теплые рубашечки, пеленки, ползунки, рукавички-царапушки, чепчики… А еще мы положили в него вязаную шапочку и пинетки. Их связали девушки, служащие в храме. В каждую петельку вложили частичку своей души.

Галина Михайловна бережно сложила вещи в конверт, убрала его в отдельный отсек и достала другой комплект. Теперь уже для годовалого малыша. Синий комбинезон на синтепоне. К нему прилагалась масса вещей: подгузники, кофточки, рубашечки, штанишки, одеялко и, конечно, вязаные шапочки.

В другой гардеробной аккуратно развешаны шубки, курточки, пальтишки… Почти все новое.

— Стараемся приобретать вещи в магазинах, — уточнила Галина Ивановна, — но принимаем одежду и от населения. Она должна быть в отличном состоянии, чистая и хорошо проглаженная. Кроме одежды, у нас есть коляски и кроватки. А еще мы выдаем продукты. А еще…

Две Галины продолжали «вскрывать» запасники, перебирая детские вещи с материнской нежностью. Совсем скоро в них будут щеголять малыши и малышки, которые никогда не узнают о том, кто, когда и как их спас.

Кроме вещей, в центре выдают и продукты питания. Каждый месяц. Пять килограммов крупы, три килограмма муки, две бутылки подсолнечного масла, полкилограмма сливочного масла, килограмм сухого молока и килограмм сахара. Таков материнский паек. Есть и денежное пособие: также каждый месяц — от семисот до тысячи рублей.

— Деньги мы выдаем тем, кто стоит у нас на учете, — прояснила денежный вопрос Галина Крашенинина. — Так называемый учет проходит в тесном сотрудничестве с женскими консультациями. В них мы беседуем с женщинами и, если те соглашаются оставить ребенка, берем их под свою опеку. В последнее время договориться с ними удается гораздо чаще. Случалось, что они убегали прямо из операционной. Однажды произошел и вовсе удивительный случай.

… В тот день Галине Ивановне пришлось посетить операционную, где готовили к аборту двух женщин. На одном из кресел лежала ее «неудача» — молодая дама, наотрез отказавшаяся оставлять ребенка. И вот решилась на последний шаг. Пока акушер готовила инструменты, Галина Ивановна наклонилась к ней и прошептала: «Подумай еще раз: он — живой». Но и эта попытка не удалась. В эти минуты эмбриону исполнялось восемьдесят дней… Вторая пациентка, разрыдавшись, отказалась от аборта. Галина Ивановна последовала за ней. Еще не оправившись от шока, женщина ей сказала: «Мне показалось, что я слышу детский плач. Едва уловимый, но все-таки плач. Может, это кричал мой ребенок?»

Поделиться:
Копировать