«Вишнёвый сад» под липами

Театр Сергея Афанасьева вернулся с Международного фестиваля «Мелиховская весна». Интернациональный спектакль «Вишневый сад», в котором заняты шесть новосибирских и шесть французских актеров, стал несомненным лидером фестиваля. Игрался спектакль непосредственно в музее-усадьбеЧехова в Мелихове.

Театр Сергея Афанасьева вернулся с Международного фестиваля «Мелиховская весна»

Интернациональный спектакль «Вишневый сад», в котором заняты шесть новосибирских и шесть французских актеров, стал несомненным лидером фестиваля. Игрался спектакль непосредственно в музее-усадьбе Чехова в Мелихове. Чеховские места действовали на актеров и зрителя завораживающе. Старая липа, оставшаяся со времен Антона Павловича, служила своеобразным задником сцены под открытым небом…

Сцена из спектакля

Фирменным спектаклем «Мелиховской весны» по праву считается «Чайка». Пьесу, как правило, привозят сразу несколько театров. Именно в усадьбе Мелихово, в небольшом флигельке, Чехов и написал свое бессмертное сочинение. Флигелек, летник и старая липа — это все, что осталось от чеховской усадьбы (во время войны здесь квартировали немцы, и усадьбу пришлось восстанавливать).

У старой липы, рядом с которой теперь выросли еще две молодые, и игрался наш «Вишневый сад». Кроны деревьев сплетались над сценой, в паузах пели птицы, вокруг шумел вишневый сад. По словам режиссера и актеров, «все было так органично, что мороз по коже».

«Усадьба приняла нас в свои объятия…»

Спектакль начали играть в девять часов вечера. В сумерках. И когда Петя Трофимов произносил «солнце село» или «луна всходит», то он, как говорится, душой абсолютно не кривил. Природа не просто помогала, она была великолепным партнером нашим артистам.

Поскольку кулис не было, то входы-выходы актерам приходилось делать за пятьдесят метров от сцены. Все персонажи спектакля, не занятые в мизансценах, гуляли по территории. И когда Любовь Андреевна появлялась из-за летника, то возникала полная иллюзия, что она возвращается со станции. Или когда Раневская указывала в сторону сада: «Вот мой сад» или «Смотрите, мама идет по саду вся в белом» — возникало почти мистическое чувство, что сейчас из-за деревьев появится фигура в белом…

— Усадьба с такой благодарностью отнеслась к нашему спектаклю, — рассказывает Сергей Афанасьев, — она как мать ребенка взяла наш спектакль в свои объятия. И было полное ощущение, что среди тех молчаливых фигур, которые проходят под деревьями и останавливаются, чтобы посмотреть спектакль, был и сам Антон Павлович…

Актеры играли, целиком отдаваясь очарованию атмосферы. Они, по признанию режиссера, не только не разрушили его замысла, но, напротив, «обогатили его личностно, духовно».

— Я достаточно трезвый человек, у меня нет галлюцинаций, я могу скептически относиться к актерской работе, делать замечания и поправки. Но здесь я был заворожен. Это было невероятно. Драматические персонажи продолжали свою жизнь такими безумно тонкими комическими нотами, что зал не знал, от чего ему рыдать: от драматизма или от смеха…

Спектакль шел при большом скоплении народа. В зале под открытым небом собралось порядка 300 человек — и фестивальная публика, и просто зрители, купившие 140 билетов.

Такое единение с залом, которое случилось в тот вечер, по признанию актеров, бывает редко. После спектакля и в последующие фестивальные дни посмотревшие постановку подходили к ним со слезами благодарности, признавались, что «Вишневый сад» поделил их жизнь на две части — до и после.

Спектакль также получил высокую оценку коллег и критики, которая назвала его событием фестиваля. Актеры буквально купались в лучах славы. «И даже загорели, — шутят они, — это уже под солнечными лучами, поскольку в Подмосковье стояла небывалая жара».

Французы тоже были на высоте

Французских актеров, по словам Афанасьева, не было. «Были русские актеры, которые почему-то говорили по-французски». О языковом барьере не было и речи — французы до самых тончайших нюансов прочувствовали, пережили на сцене эту русскую историю.

«Вишневый сад», напомним, поставлен Сергеем Афанасьевым в 2005 году. Он же выступил продюсером спектакля совместно с давним другом ГДТ Паскалем Лярю. Лярю участвовал в спектакле также как ассистент режиссера и автор инсценировки. Работа над спектаклем проходила во Франции. Наши актеры репетировали в городе Аллон в театре

L’ Enfumeraile и сыграли 10 спектаклей после премьеры. Потом «Вишневый сад» был несколько раз показан в Новосибирске. Далее был фестиваль в Авиньоне…

Спектакль существует исключительно как фестивальный. Играется редко, когда возникает финансовая возможность пригласить французов в Россию. По признанию Афанасьева, каждый «Вишневый сад» он считает последним: «все время думаю — ну всё, больше не будет». Однако творческая судьба постановки развивается по нарастающей, и приглашения на фестивали поступают одно за другим. Театр уже получил приглашение выступить с «Вишневым садом» на фестивале театра FEST «Подмосковные вечера» в Мытищах. Случится это в октябре.

А в мае следующего года, когда театр Афанасьева будет отмечать свое 20-летие, спектакль, возможно, увидят и новосибирцы.

Ложка дёгтя

Единственной ложкой дёгтя на фестивале была его организация. Как говорят в театре, организаторы «Мелиховской весны» сделали все для того, чтобы его участники смогли «в полной мере ощутить экстрим» фестивальных дней. При жаре не было никакой возможности выпить стакан холодной воды…

— Я понял, что наша столичная развращенность, это я говорю без всякой иронии, приучила нас к хорошему. В этом отношении мы были совершенно оторваны от удобств, — не скрывает своего разочарования Сергей Николаевич. — Трудно передать словами, что испытываешь там: нигде никакого тенька, одна скамейка — и к ней очередь.

Кроме того, актерам приходилось по нескольку часов ждать автобуса. А когда их отправляли с фестиваля к поезду, то, не удосужившись довезти до вокзала, высадили с чемоданами около первой же станции метро в Чертаново:

— У всех были настолько растерянные лица, как будто спектакль продолжается, и нас, как семью Раневских, выбросили из усадьбы, — рассказывает актриса Татьяна Угрюмова, исполнительница роли Раневской…

Однако все эти накладки, утверждают афанасьевцы, были сущей мелочью по сравнению с тем общим радостным и незабываемым впечатлением, которое они привезли с фестиваля. Единственное, о чем они жалеют, что спектакль не фиксировался на пленку. И поэтому, увы, не удалось остановить того мгновения, которое было прекрасно. Того единственного спектакля, который родился «здесь и сейчас», которому больше никогда не суждено повториться:

— Даже, если мы приедем туда снова, не будет такой погоды, такого неба, такого состояния, такого вишневого сада, который стоял вот тут же у сцены стеной…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать