Как остановить рост подростковой преступности?

На учет поставлено 14 000 несовершеннолетних, заметно больше, чем за предыдущие годы. Число лишенных родительских прав все возрастает — 2237 в прошлом году. Сирот при живых родителях становится все больше. Со всеми вытекающими последствиями.

Дети одиноких матерей и никудышных отцов

…Коробки с яркими книжками, игрушками — зайцами, мишками, бегемотами, слонами и иной «живностью» не в детском саду, а в милицейском кабинете выглядят неожиданно и странно. Если бы это не был кабинет начальника отдела по обеспечению деятельности подразделений по делам несовершеннолетних ГУВД области. Подполковник Анна Чеботарева объясняет: все это — подарки в детские дома от ее коллег-милиционеров, несут и несут, как раз к Международному дню защиты детей.

Фото с сайта www.storruss.com

А накануне и у инспекции по делам несовершеннолетних годовщина — существует она с 31 мая 1935 года. Детская комната милиции, такое раньше было название, за семь десятилетий не одному ребячьему поколению помогла, наставила на путь, защитила. Увы, в том числе и от собственных родителей. О нынешних отцах и детях так называемой группы риска, которая, увы, не уменьшается, беседа с подполковником Чеботаревой. Но прежде несколько цифр.

В последние четыре года подростковая преступность в нашей области остается на одном уровне — около четырех с половиной тысяч преступлений. Криминальный всплеск начала века, похоже, несколько пошел на спад. Количество тяжких преступлений в прошлом году сократилось вдвое по сравнению с 2002-м. Ранее судимых парней и девчонок, которые снова столкнулись с законом, стало тоже поменьше.

Снижение по каким-то показателям контрастирует с подъемом в других, что наводит на невеселые размышления. На учет поставлено четырнадцать тысяч несовершеннолетних, заметно больше, чем за предыдущие годы. Родителей, которые тоже оказались под контролем, стало на тысячу больше. Лишение родительских прав в последнее время все возрастает — 2237 в прошлом году. Значит, сирот, при живых родителях, с каждым годом становится все больше. Со всеми вытекающими последствиями.

Вывод напрашивается один: определить ситуацию с подростковым криминалом, даже при снижении некоторых показателей, как с намеком на позитив язык не поворачивается. Что ж, считать, что подходит следующая криминальная волна?

— Мы прогнозируем рост подростковой преступности, — говорит Анна Чеботарева, — уже в первые месяцы года это заметно. — Как бы государство в последнее время ни старалось что-то изменить, но семьи риска, а их все больше, уже запрограммированы на противоправные деяния, алкоголизм.

— Значит, выправлять ситуацию, если это еще возможно, надо с семьи?

— Процентов двадцать семей, если не больше, неполные, чаще мать и ребенок или два ребенка. Как бы женщины ни старались, как бы ни крутились на двух-трех работах, материально им очень трудно. И на семье лежит отпечаток ущербности, дети это ощущают. Одинокие матери не могут дать мальчику нормального воспитания, да и девочке нужен отец. Не могу не сказать еще об одной беде: в семье, где мать одна воспитывает ребенка, довольно распространен скрытый женский алкоголизм. Мать трудится, кормит, одевает, учит сына или дочку. Ее не заметят пьяной, с виду все нормально. Но она так одинока, что единственное утешение находит в ежедневной выпивке. И это видит ребенок. Женское одиночество, на мой взгляд, просто беда сегодняшнего дня. Еще тяжелый момент: сейчас насаждается мнение, что без денег ты никто, ты никому не нужен, ни на что не способен. Почему не культивируется другой взгляд, что без семейного тепла, понимания, поддержки нельзя жить? К тому же все заметнее становится расслоение, разделение на бедных и богатых, что очень болезненно воспринимается ребенком. Мы это видим. Хотя для какой-то части молодых жесткость нынешней жизни — это стимул учиться, делать карьеру. Но подростки, дети пока еще этого не понимают.

— А что вы думаете об отцах? Мне довелось услышать такую фразу: папы либо нет, либо он работает, либо спился.

— Никудышные они. По наблюдениям инспекторов по делам несовершеннолетних, среднестатистический отец, как это ни банально звучит, пришел с работы и упал со спортивной газетой в руках на диван. А чаще на том же диване с пивом перед телевизором. Какое семейное воспитание от такого папы? Мальчик повторит его «опыт». Девочка привыкнет к мысли, что толку от мужчины в доме нет. И родит потом сама, без мужа, и появится еще одна мать-одиночка. Понятие семьи искажено. Меня просто корежит мерзкая фраза: «Постель — не повод для знакомства». И это не шутка. В ней зародыш безответственности, которая характеризует какую-то часть мужчин. Возьмем развод. Он был всегда. Но сейчас воспринимается детьми гораздо тяжелее, вплоть до попыток суицида.

— Кстати, разводов половина от заключенных браков…

— Раньше, когда мы все жили примерно одинаково, уход мужчины из семьи, конечно, воспринимался тяжело. Но по крайней мере хотя бы алименты приходили почти всегда, за редким исключением. Что сейчас? Алиментщиков стало больше. И появился «черный нал». По ведомости папа получает две тысячи, с них платит четверть на ребенка. А в конверте у него десять тысяч, с которых родной сынок не видит ни рубля.

— Фактов жестокого обращения с детьми в последние годы стало выявляться в разы больше.

— Да. Более девятисот в прошлом году. Это уголовная статья, преступление с самой, пожалуй, высокой степенью латентности, скрытости. Потому что семья — закрытое пространство. Дети молчат, боятся. Соседи, родня не считают нужным вмешиваться в чужую жизнь. Помню, как-то позвонила врач-педиатр и вызвала инспектора. Она пришла по вызову в частный дом. Зима, не протоплено, на грязном, чуть не земляном полу ползает ребенок полуголый, другой, закутанный в какое-то тряпье, трясется на кровати от холода, а мамаша отсутствует.

Жестокость — не обязательно побои. Детей не кормят, в наказание закрывают в темных кладовках, лишают каких-то развлечений. А психологическое издевательство? Как-то к инспектору пришла девочка лет тринадцати. Мать заставляла ее мыть полы, а сама плевала на них шелухой от семечек. И снова заставляла дочку мыть. До чего надо было довести девочку, чтобы она сама пришла к сотруднику милиции! Самое отвратительное, на мой взгляд, воспитание, когда папаша, а то и мать напьются и устраивают воспитательный процесс. Это страшное лицемерие! Они думают, ребенок не понимает. Напрасно. Им это потом отзовется.

Хочу напомнить, хоть это вроде известно, любое действие родителей должно быть осознанным. Часто даже в хороших, любящих семьях воспитание идет по наитию, спонтанно. Трагический случай. Некоторые ребята сейчас готовы день и ночь просиживать за компьютером, запускают уроки, да и здоровье страдает. Сначала мать сына убеждала, потом запретила такое времяпровождение. Осталось последнее: она сделала так, что подросток не смог включить компьютер. Он выбросился с седьмого этажа. Вроде бы обычный конфликт — и такой исход. Дети сейчас другие, и жесткие, и в то же время ранимые…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать