Ненаучный символ Академгородка

На мой совсем не научный взгляд, у СО РАН есть два символа. Один — всем известный, острый, колючий и загадочный для непосвященного — «Сигма». Другой — милый и совсем неофициальный, никем не признанный — белка.

Наверное, в любом юбилее есть множество смысловых слоев: от государственной и даже планетарной важности до сугубо личного восприятия человеком: либо виновником торжества, либо «атомом» большого общего дела.

50-летие Сибирского отделения РАН, которое в эти дни широко отмечается, в этом смысле не исключение: от глобального до микромира. Но это еще и юбилей всех новосибирцев: лично каждого, чья душа хоть как-то соприкоснулась с Академгородком.

Фото Марии ФАЛИКМАН

На мой совсем не научный взгляд, у СО РАН есть два символа. Один — всем известный, острый, колючий и загадочный для непосвященного — «Сигма». Другой — милый и совсем неофициальный, никем не признанный — белка.

Думаю, потому, что водится их в Академгородке множество, всегда для них кормушки на деревьях и балконах устраивают. Но есть еще в этом пушистом зверьке нечто особо российское, несмотря на малость, даже эпическое. От пушкинской «белка песенки поет» до послевоенной розовской героини пьесы и всем известного кинофильма «Летят журавли». Помните Белку в исполнении Татьяны Самойловой? Во всякие, даже самые жестокие времена мы нуждаемся в любви и понимании.

Как белка. Как все живое сущее.

Еще одно ненаучное соображение о городке науки: особый духовный лад Академгородка возник, сложился из всего самого лучшего, что было в стране на момент его рождения — от яркой самостоятельной мысли до ее почти стихийного, можно сказать, божественного претворения. Время и место. Гений отцов-основателей высек нужную искру. И получилось самое главное — у этого места есть душа.

Кому как, а когда лично мне бывало чрезвычайно тяжело, я ехал с другого конца Новосибирска в Академгородок и приходил в себя, наслаждаясь, может быть, единственным местом в мире, где разум, воля человека и природа украшают друг друга. И тогда я, как, наверное, тысячи других, снова начинал любить жизнь.

Алексей НАДТОЧИЙ,
дежурный редактор номера

Поделиться:
Копировать