В 20 лет ума нет — и не будет?

Госдума приняла в первом чтении поправки к закону «Об образовании», разрешающие двоечникам засиживаться за партами аж до 20 лет. Это обусловлено тем, что полное среднее образование в нашей стране становится обязательным.

Госдума приняла в первом чтении поправки к закону «Об образовании», разрешающие двоечникам засиживаться за партами аж до 20 лет

Это обусловлено тем, что полное среднее образование в нашей стране становится обязательным. «Законопроект позволит улучшить общий уровень образования населения России», — заверил один из авторов документа, замминистра образования и науки Юрий Сентюрин.

Фото Владимира ПОЛЯКОВА

Перспектива введения всеобщего добровольно-принудительного среднего образования вызвала жаркие споры как в высших эшелонах власти, так и на местах. Противники законопроекта задаются вопросом: зачем тратить бюджетные деньги на то, чтобы пытаться доучить лоботрясов, которые все равно не хотят учиться, а потому в школе будут только «мотать нервы» учителям и одноклассникам? Сторонники обязательного среднего образования уверены, что чем дольше держать подростков в школе, тем меньше вероятность того, что они попадут в преступную среду. Независимые эксперты все объясняют гораздо проще: из-за демографического спада в школах катастрофически не хватает учеников старшего звена. Между тем, введенное недавно подушное финансирование подразумевает, что зарплата педагогов и директоров зависит от количества учеников — чем их больше, тем выше зарплата. Таким образом, законопроект просто-напросто лоббирует интересы школ, при этом слегка играя на руку военным — ведь достигших совершеннолетия выпускников можно будет прямиком отправлять в армию.

Директор новосибирской гимназии N 10 заслуженный учитель России Наталья Ярославцева видит проблему гораздо глубже и говорит, что новый закон не стоит расценивать как попытку загнать всех желающих и нежелающих за школьные парты. Скорее всего, введение обязательного полного среднего образования даст толчок развитию системы профессионального образования, благодаря чему токарей и слесарей будут учить не 11 месяцев, как сейчас, а три года и, наряду с профессиональными навыками, давать общие знания.

Если же всех двоечников и хулиганов, не желающих учиться, все-таки принудят вернуться в школы, то, по мнению Натальи Васильевны, ничего хорошего из этого не выйдет: «Согласно последним результатам ЕГЭ, 18 процентов старшеклассников в стране не смогли освоить программу по литературе, 20 процентов — по алгебре. То есть, 20 процентов учеников 10–11 классов не в состоянии усвоить программу обучения в старшей школе. Если прибавить к этим 20 процентам тех, кто покидает школьную скамью, не окончив 10-й и 11-й класс, цифра выйдет еще больше. Что получается? Получается, что более 20 процентов выпускников 11-х классов в стране не получат аттестаты зрелости. Кому это нужно?»

Подушное финансирование, ради которого, как говорят, все и затевается, по мнению Натальи Ярославцевой — «палка о двух концах». Дело в том, что зарплата директора школы и учителя зависит не только от количества учеников, но и от качества обучения. Критериями качества, в свою очередь, являются успеваемость и дисциплина учеников. То есть чем больше в классе двоечников, тем меньше зарплата учителя. А уж если ученик совершил преступление — ни учителю, ни директору не видать ни премий, ни прочих материальных благ. Как следствие, от таких учеников стараются избавиться — сбагрить их куда-нибудь в ПТУ или вечернюю школу. Кроме того, школе ни за что не получить статус гимназии, если усвоение программ будет составлять ниже 70 процентов. И не пройти аттестацию, если данная цифра — ниже 50 процентов. Таким образом, двоечники никому не нужны.

— Я знаю директоров школ, которые готовы брать к себе проблемных детей и учить их, — продолжает Наталья Васильевна. — Но, чтобы дать им стимул заниматься с трудными детьми, надо изменить критерии оценки труда педагога. Не наказывать учителя за то, что его ученик совершил преступление. Наоборот, поощрять педагога, который не избавился от правонарушителя, а оставил его в школе, доучил, и этот ребенок больше не совершал преступлений. Вот каким должен быть показатель труда педагога.

Однако препоны не только в том, что критерии оценки труда педагога у нас не соответствуют благим намерениям законодателей. По мнению Натальи Ярославцевой, вместе с разрешением сидеть за партой до 20 лет необходимо отодвигать возраст совершеннолетия, переписывать многие другие законы: «Восемнадцатилетний человек имеет право создавать семью, совершать сделки, участвовать в политической деятельности, избираться и быть избранным. При этом школьник — иждивенец, не способный зарабатывать себе на жизнь. То есть его, вместе с его семьей и прочим, кто-то должен содержать. По-моему, у нашего государства нет материальных возможностей реализовать подобные законопроекты».

Между тем, положительный опыт долгосрочного школьного обучения есть в США. Там 12-летнее образование. За партами американцы сидят аккурат до 20 лет. При этом в школьных городках, которые содержит государство, имеются общежития как для одиноких, так и для семейных учеников, ясли-сад, в котором все девочки в обязательном порядке проходят практику, прочие атрибуты «взрослой» жизни. Что интересно: после того, как в школах для всех девочек ввели обязательную «трудовую повинность» в яслях, рождаемость среди американских старшеклассниц существенно снизилась.

Наконец, последняя и главная причина, по которой отечественный законопроект об обязательном полном среднем образовании мало жизнеспособен: где найти такую силу, которая заставит двадцатилетнего «жлоба» сидеть за партой? Или законодатели предпишут к каждому двоечнику приставлять милиционера? Но тогда возникнет проблема с правами человека, которые, по мнению иных западных наблюдателей, в нашей стране и так нарушаются.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать