Бедность — не порок. Порок, когда бедных слишком много

Пятая часть новосибирцев имеет доходы ниже прожиточного минимума. Если взять статистику с 1995 года, по средним денежным доходам на душу населения новосибирцы отстают и от среднероссийского, и от среднего уровня по Сибирскому федеральному округу.

Пятая часть новосибирцев имеет доходы ниже прожиточного минимума

По данным последних социологических опросов, нехватку денег называют самой главной своей проблемой 66 процентов россиян. «Нехватка» понятие растяжимое — у кого-то щи жидковаты, а у кого-то жемчуг мелок. Наши заботы, к сожалению, в основном связаны со щами.

Рисунок Игоря ЕЛИСТРАТОВА

Если взять статистику с 1995 года, по средним денежным доходам на душу населения новосибирцы отстают и от среднероссийского, и от среднего уровня по Сибирскому федеральному округу. О том, как мы умудряемся доживать от зарплаты до зарплаты, в красках может рассказать практически каждый из нас. Но не менее красноречива и общая картина, помочь представить которую мы попросили ведущего специалиста в области уровня и качества жизни Института экономики и организации промышленного производства СО РАН Веру Тапилину. Тем более, что у Новосибирска есть еще одна особенность. Больше, чем где-либо в стране, общая сумма расходов у нас превышает сумму доходов. Разница между расходами и доходами в Новосибирске даже больше, чем в Москве.

Получаем мало, а тратим много. В чём дело?

В. Тапилина:

— У этого явления есть несколько объяснений. Во-первых, теневые доходы. По макроэкономическим расчетам, общая сумма денег, прошедших через все кассы на оплату товаров и услуг, по меньшей мере на 30–40 процентов выше суммы выплаченных зарплат. Кстати сказать, 30 процентов неучтенных доходов государственная статистика заранее закладывает в цифру средних зарплат. Мы с вами можем быть чисты перед законом, но эти деньги на нашу душу все равно посчитали. У нас нет оснований утверждать, что в Новосибирске существует повышенная концентрация криминальных денег. По-видимому, дисбаланс расходов и доходов углубляет другое обстоятельство. Новосибирск — один из крупнейших перевалочных пунктов на авиационных, железнодорожных и автомобильных путях. Здесь совершаются массовые закупки и продажи товаров жителями других регионов, что повышает сумму расходов при тех же доходах. Благодаря «столичному» положению Новосибирска в СФО у нас концентрируется слой населения с очень высокими доходами, чьи дорогостоящие покупки приводят как к увеличению общих расходов, так и к ценовому росту.

Если говорить о динамике заработной платы в области, то она с каждым годом растет. Так, за 2006 год средняя заработная плата увеличилась по сравнению с 2005 годом на одну четверть. Если же иметь в виду покупательную способность, то средняя зарплата в области сейчас еще не достигла уровня 1991 года.

Средняя заработная плата в области в январе-феврале этого года составила 10405,5 рубля — это примерно 2,5 прожиточного минимума (4167 рублей). У занятых в сельском хозяйстве зарплата ниже прожиточного минимума — 3510,2 рубля. Здравоохранение, несмотря на надбавки по нацпроекту, до средней зарплаты по-прежнему не дотягивает — 8322,5 рубля. То же самое в образовании — 8005,6 рубля. Как ни странно, примерно на том же уровне статистика фиксирует среднюю зарплату в строительстве — 9878,1, в оптовой и розничной торговле, ремонте автотранспортных средств и бытовых изделий — 8309,6. Следующая ступенька — операции с недвижимым имуществом — 12455,6, производство и распределение электроэнергии, газа и воды — 13182,6, транспорт и связь — 13610,9 рубля. Неплохими добытчиками являются чиновники и военнослужащие, их «средняя» 14301,8 — на уровне занятых в добыче полезных ископаемых (14656,1 рубля). Порадуемся за работающих в сфере финансов — 30452,5 рубля. И для полноты картины добавим среднюю пенсию. Увеличившись за год на 12,2 процента, размер средней пенсии в марте этого года составил 2847 рублей. А средний доход на душу населения в области на март 2007 года статистика определяет в 9473,5 рубля, но это, как говорят, «средняя температура по больнице».

И всё же бедных становится меньше

И все-таки, — продолжает Вера Тапилина, — если за точку отсчета взять 2000 год, ситуация в области стала понемногу исправляться. Тогда доля населения с доходами в пределах прожиточного минимума составляла около 40 процентов. К 2005 году процент бедноты сократился до 23. Часть бедного населения перекочевала в слой с доходами от 1 до 2,5 прожиточного минимума. Значительно богаче от этого они, понятно, не стали. 6–7 тысяч рублей на душу позволяют лишь на минимально необходимом уровне удовлетворять потребности человека в питании, приобретении непродовольственных товаров и услуг. О социальных, культурных потребностях речь уже не идет. По нашим расчетам, в 2005 году такие доходы имела примерно половина населения области. Вместе с бедными они составляли более 70 процентов. Для благополучия общества нормой считается, когда разница в объеме денежных доходов 10 процентов самых обеспеченных и 10 процентов самых малообеспеченных слоев населения не превышает 8 раз. У нас, как свидетельствует статистика, за первое полугодие 2006-го этот показатель составил 12,4 раза. Особенно опасно, что колоссальная дифференциация в доходах богатых и бедных существует на фоне очень низкого уровня денежных доходов большинства населения. Такое положение ведет к нестабильности общества, создает почву для социальных конфликтов, тормозит экономический рост.

Относительно обеспеченные слои (с доходами от 2,5 до 8 прожиточных минимумов) составляют примерно 27 процентов населения. Большую часть этой группы представляет «нижний средний слой», среднедушевые доходы которого варьируются в пределах от 300 до 600 долларов. Эти суммы позволяют их владельцам не ограничивать себя в выборе продуктов питания и удовлетворении социальных потребностей — без особых «напрягов» можно платить за образование детей, отдыхать за границей, но крупные покупки все равно осуществляются в кредит. Среднедушевые доходы от 600 до 900 долларов имеет значительно меньшая часть этого относительно обеспеченного слоя. Однако о формировании среднего слоя, по мнению экономистов, говорить пока рано.

Когда он будет, средний класс?

— Средний класс ценен, — подводит итоги Вера Тапилина, — когда он массовый. В западных странах его доля в общей численности населения составляет 50–60 процентов. Что же касается доходов, то там он сосредотачивает приблизительно 70 процентов доходов общества. Это массовый потребитель продукции своего отечественного производства и массовый, стабильный, с точки зрения уплаты налогов. У нас среднего класса пока нет. Вместе с состоятельными людьми его численность колеблется в пределах 25–30 процентов, а по другим оценкам, составляет только 20 процентов.

Именно средний класс считается и двигателем экономики. Тут впору поставить вопрос, почему у нас и в стране вообще так медленно развивается малый и средний бизнес, представители которого благодаря своей деятельности повышают уровень своего благосостояния и пополняют налогами бюджет. Вопросов хватает. И среди первых — что нас ждет в перспективе. Постараемся ответить на него в следующей публикации в очередном четверговом номере «ВН».

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать