Театр уехал, да здравствует театр…

Недельные гастроли Малого театра вызвали восторг у зрителей и неоднозначную оценку прессы. Малый называли «музейным театром», спектакли слишком долгими и подробными, а игру актеров несколько устаревшей.

Недельные гастроли Малого театра вызвали восторг у зрителей и неоднозначную оценку прессы

Сам по себе факт подобных гастролей — явление примечательное. В прошлом году Новосибирск принимал Большой театр и БДТ им. Товстоногова. Годом раньше гостем города был МХТ им. Чехова. И, наконец, теперь — старейший театр России. Последний раз Малый театр был у нас 14 лет назад, предпоследний — 32 года назад…

Публика принимала московских гастролеров восторженно — переполненными залами, овациями и цветами. Билеты были проданы еще в середине апреля. Перед спектаклями толпы поклонников атаковали кассы с желанием приобрести хотя бы входной, а на подходах к театру «Глобус», где проходили гастроли, лишний билетик спрашивали едва не от Красного проспекта.

Пресса в своих оценках не была столь однозначно позитивна. В одном из СМИ во время гастролей появилась публикация, где Малый назывался «музейным театром», спектакли слишком долгими и подробными, а игру актеров несколько устаревшей. И хотя художественный руководитель театра Юрий Соломин и утверждает, что давно не реагирует на подобные выпады, доверяя только залу, на пресс-конференции по итогам гастролей чувствовалось, что он явно заметкой задет.

Отбивать нападки и обвинения в архаике и излишней приверженности традициям Малому театру, впрочем, не привыкать. Театр сознательно занял нишу хранителя лучших традиций русского языка. Как утверждает Юрий Соломин, России необходим русский национальный театр, как «Комеди Франсез» — Франции, Королевский Шекспировский — Англии. И Малый готов взять на себя эту почетную роль.

В гастрольную афишу была включена русская и зарубежная классика. Новосибирцы увидели пять спектаклей: «Чайку» Чехова, «Тайны мадридского двора» Скриба (известен как автор пьесы «Стакан воды») и три пьесы Александра Островского: «На всякого мудреца довольно простоты», «Правда — хорошо, а счастье лучше», и «Волки и овцы». В спектаклях были заняты хорошо знакомые и любимые актеры. Зритель, впрочем, лишь первые десять минут самозабвенно крутил бинокли, отыскивая на сцене знакомые лица. Потом же втягивался в действие и забывал, что пришел «на Соломина», «на Муравьеву» или «на Марцевича», и попадал под общее обаяние слаженности актерского ансамбля и спектакля как зрелища для души.

Что же касается игры долгой и подробной, то действие в спектаклях Малого действительно разворачивается с намеренной размеренностью и неторопливостью. И зрителю предлагается принять эти правила игры как данность. Судя по адекватной реакции зала и более чем доброжелательной атмосфере, зритель эти правила принял.

Цены на гастрольные спектакли, кстати, были сравнительно невысоки. Это дало шансы приобщиться к искусству интеллигенции — самому благодарному зрителю. Низкие цены на билеты — тоже часть театральной политики. «Не драть же нам с народа, — говорит Соломин. — Мы получаем дотацию, это первое, и второе — у нас впервые за 50 лет, как я работаю в Малом театре, появился замечательный спонсор — Сбербанк России. К 250-летнему юбилею он сам предложил помощь. Огромнейшая часть этой помощи выпала на гастроли по Уралу и Сибири…»


А к нам, между тем, уже едет московский театр «Эрмитаж» (8–13 июня). И тоже, кстати, везет к нам классический репертуар — Пушкина, Достоевского и Хармса. Но это будут совсем другие гастроли и совсем другой театр. Хранителями традиций петербуржцев никак не назовешь. Произведения Достоевского они намерены превратить в фарс (спектакль «Под кроватью. Игра на нервах по Достоевскому»). А героев «Маленьких трагедий» Пушкина (спектакль «Пир во время чумы») переодеть в клоунские парики и рыцарские латы.

У зрителя же, по обыкновению, останется право выбора — выбежать из зала через десять минут. Либо в полном восторге сидеть до конца, устроив овацию в финале.

Поделиться:
Копировать