…«Но страшнее всего женщина»

Процент женщин, совершающих тяжкие преступления против личности, например, убийство, и процент мужчин, осуждаемых за такие же злодеяния, в общей массе преступников равны. Но дамы чаще идут на преступление в результате семейных, бытовых скандалов, пьяных разборок, есть случаи «заказа» — мужей, соперниц, конкурентов.

В отличие от корыстолюбивых мужчин, дамы посягают на жизнь и здоровье чаще всего не из-за денег

Один древнегреческий поэт как-то сказанул, что ужасна «и сила волн, и всепожирающего пламени, и нищета, но страшнее всего женщина». Чем его обидели дамы, особо не пояснял. Но если оглянуться хотя бы в пределах мировой, да и русской литературы, в столь древнем рассуждении не так уж много преувеличения. А сочинения не могут не питаться жизненными примерами. Ведь немало великих романов выросло из крошечных сообщений полицейской хроники. Что уж говорить о наших временах. Вот несколько фактов последних двух месяцев.

Восьмого марта в процессе празднования Женского дня восемнадцатилетняя девушка два раза ударила ножом приятеля чуть постарше, проколола ему легкое. В тот же вечер за столом объединились пятидесятилетний мужчина и его соседка на десять лет моложе. Встреча закончилась таким же образом — труп соседка уволокла в баню. Чтоб не раздражал? Шестнадцатилетняя девица один всего-то разок ударила ухажера в грудь кухонным ножиком, очнулся он в реанимации. Сорокалетняя дама пырнула супружника вроде за то, что он ругал детей. Бабуля семидесяти пяти лет в процессе элементарной семейной разборки с внуком не удержалась от гнева — тот получил ранение в живот.

Да, не случаен вывод криминологов: в отличие от корыстолюбивых мужчин женщины в большинстве случаев посягают на жизнь и здоровье человека не из-за денег. Как выясняется, причинами женского насилия становятся бытовые конфликты, семейные ссоры и скандалы, романтические переживания… И чаще всего после возлияний. В таком состоянии нервная, чувствительная женская натура не может совладать с собственными ощущениями — истинными и мнимыми. Даже если они ее впрямую не касаются. Вот чисто женское покушение.

Двадцатилетняя продавщица Шура (здесь и далее имена изменены. — Авт.) была в гостях, когда хозяин вдруг обнаружил пропажу сотового телефона. Он почему-то обвинил в воровстве Шуриного приятеля. Девушка обиделась за него, и пока мужчины разбирались, некрасиво, не по-мужски скандалили, Шура сходила на кухню, взяла ножик и притаилась за углом коридора. Хозяин пошел на кухню, тут Шура обидчика и ткнула ножиком в грудь слева, чуть не в сердце. Жив остался, а Шуру, увы, взяли под стражу в зале суда.

…Незамужняя Олеся имела к своим двадцати шести годам троих деток, но и себя не забывала. Не работала, потому, видимо, могла днями и ночами общаться с друзьями. По крайней мере, однажды сутки не выходила из дома своих знакомых, разве что за спиртным. В тот будний октябрьский день прямо с утра собралась большая компания. Что отмечали? Да, просто так. Попозже приехал хозяин с тремя знакомыми на «Москвиче», которым управлял по доверенности одного из гостей. Приехал и покаялся, что не рассчитал, наехал на дерево, повредил машину.

Вот тут все и началось. Конечно, такая неприятность кого же обрадует. Но то, что до ночи происходило в доме, трудно представить. Владелец машины сначала разбирался с виновным весьма сердито, но на словах. Вмешалась Олеся. И, что называется, подлила масла в огонь. До такой степени сама разъярилась, что ударила одного приехавшего на «Москвиче» кулаком в лицо, а на второго обрушила табуретку, да не один раз. Как сказал один из свидетелей в суде, «остановить скандал никто не пытался». Гости уходили — в магазин или просто не вмешивались, продолжали выпивать. Кто-то собрал и спрятал все ножи и острые предметы. Но владелец машины в компании с разгоряченной дамой обошлись и без холодного оружия — горе-водителей били, пинали. Когда нападавшие подустали, заставили потерпевших лезть в погреб. Один из них замешкался, так мать троих детей, не церемонясь, столкнула его ногой. Другого сбросили прямо головой вниз с высоты в три метра. Через некоторое время их заставили вылезти и снова издевались, до крови. И это повторялось не менее четырех раз, может, больше. Вытаскивали, колотили, потом опускали в погреб, придавливали крышку, отдыхали, выпивали. Эти пытки, как еще их назвать, продолжались до ночи, часов десять. Уже глубокой ночью двоих отпустили, третьего вынесли на дорогу, он умер.

Олеся так и держалась в эпицентре истязаний — именно по такой статье — «причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев и иными насильственными действиями» — ее осудили на семь лет колонии. Кстати, двое бывших истязуемых Олесю «не желали строго наказывать». Их, наверное, можно понять, все-таки все вместе пили и никто не остановил женщину… Ощущение такое, будто она сорвалась в тот день, подогретая немереной дозой алкоголя, выплёскивая свое ожесточение против всех и вся…

В России женщины нарушают Уголовный кодекс примерно в семь раз реже, чем мужчины. Но уже столь заметно, что пора, без преувеличений, говорить об этом, как о чуть ли национальном бедствии. В свое время итальянский психиатр Ломброзо пришел к выводу, что женщинам-преступницам свойственна некая «рафинированная жестокость». Они не просто убивают врага, действительного или надуманного, им важно доставить ему максимальное страдание, а самим насладиться зрелищем мучений своей жертвы. Женскую жестокость Ломброзо объясняет низкой болевой чувствительностью, из которой следует меньшая способность к состраданию. Трудно с этим согласиться, да и теории Ломброзо опровергнуты. Но некое приближение к истине можно нащупать, если знать второе, более правдоподобное объяснение Ломброзо к своей спорной гипотезе. По мнению итальянца, женщина по своему психологическому типу близка к ребенку, то есть она более эмоциональна и менее сдержана в проявлениях эмоций, чем мужчина. Отсюда спонтанная, трудно объяснимая мстительность, часто доходящая до преступной жестокости.

А что думают наши современники, те, кому по профессии, по долгу службы приходится сталкиваться с женщинами в непростых ситуациях.

Надежда Артемова, психолог, педагог, руководитель городской общественной организации Центр семейного образования и воспитания «Семья и дети»:

— Среда — вот что порождает женскую жестокость. А какая у нас сейчас общественная среда, известно… Важно еще, в какой семье, в какой обстановке выросла девочка: что она там впитала, так и будет поступать в дальнейшем. Для меня есть самый недвусмысленный показатель: чем больше брошенных детей, оставленных матерями в роддоме, тем более проявляется женское ожесточение. Это полная деградация женского начала, утрата доброты, заботы, тепла. Мы как-то странно к этому привыкаем. И еще: чем менее остается в мужчинах мужского начала, а это, увы, наблюдается, тем более жестокости прибавляется в женщинах. Мужская жесткость, даже жестокость, в чем-то основана на древних инстинктах. Тогда, чтобы выжить, охотникам, добытчикам нужны были эти качества. Алкоголь, наркотики калечат женскую натуру быстрее и сильнее мужской, добавляют к эмоциональности неуправляемую агрессию. Женщина сейчас отчаянно борется за свои позиции, за свою так называемую независимость, ни в чем и никому не желает уступать… Да хотя бы такие зримые черты. Едешь в автобусе и видишь на остановках юных девушек с сигаретами, они никого не пропустят, могут обложить матом. А иные мамаши с детьми! Кричат, ругают малышей, могут ударить прямо на улице, при всех…

Анна Чеботарева, руководитель отдела по обеспечению деятельности подразделения по делам несовершеннолетних ГУВД области:

— Нам приходится видеть всякое. К нашему общему несчастью, женская преступность и женская жестокость становятся привычными. Бытовые пьянки, тут же дети, тут же разборки, нож в руках матери. Таково состояние общества. Кроме как с бутылкой, некоторые мамы вместе с папами или чаще сожителями не видят никакой возможности для расслабления. Да и в небедных семьях то же самое. Думаю, что жестокость женщин еще и оттого, что нет у них хороших мужчин. Почему-то некоторыми психологами на центральных каналах в головы женщин вбивается про эту самую полигамность… Вроде как мужчины по сути своей не могут жить с одной женщиной, так что прощайте им прогулки на сторону. Вот женщины и терпят, а потом срываются. Почему раньше были нормальные семьи, а теперь мужик детей набросает там и сям и в бега. Женское одиночество — одна из причин ожесточения. Одинокие так же и девочек воспитывают, однобокое воспитание. А с мальчиками вообще трудно справиться, немногим удается…


В зеркале статистики

В Уголовном кодексе Российской Федерации нет деления на мужчин и женщин, полное криминальное равенство. Так что даже на сайте МВД непросто найти статистику женской преступности. Но все же по некоторым данным, с начала 1990-х годов в России женская преступность в целом увеличилась примерно в 1,8 раза.

Причем чаще всего женский криминал связан с преступлениями против собственности, при этом почти четверть от общего количества столкновений с законом — это кражи. На втором месте в дамском хит-параде — обман, или точнее мошенничество. Но стоит отметить, что заметный рост отмечается в группе насильственных преступлений, на их долю приходится до пятнадцати процентов в структуре женской преступности. Это нанесение легких телесных повреждений, грабежи, разбои. На столь «мужские» криминальные нападения женщины редко отправляются в одиночку, обычно они — соучастники в преступной группе, например, в качестве сообщниц, заманивающих жертву в удобное для грабителей место.

Процент женщин, совершающих тяжкие преступления против личности, например, убийство, и процент мужчин, осуждаемых за такие же злодеяния, в общей массе преступников равны. Но, как замечено, дамы чаще идут на тяжкое против личности в результате семейных, бытовых скандалов, пьяных разборок, есть случаи «заказа» — мужей, соперниц, конкурентов.

В статистике есть одно, как это ни печально, «типично женское» преступление — детоубийство. Увы, нежеланные младенцы приводят иных матерей в ярость. Детей не просто оставляют где-нибудь — у порога детдома, у магазина, рядом с помойкой, от новорожденных жестоко избавляются…

Поделиться:
Копировать