Актёрская четвёрка под названием «Стеб-шоу»против «Комеди Клаб»

Актеры новосибирского ГДТ на прикольные выдумки необычайно щедры: то они сколотят нагло-музыкальнуюбанду «Банкомат» с «попрошайским» уклоном, то выродят к очередному театральному фестивалю изящный капустник.

Актеры новосибирского ГДТ, которых в богемной тусовке зовут «афанасьевцами», на прикольные выдумки необычайно щедры: то они сколотят нагло-музыкальную банду «Банкомат» с «попрошайским» уклоном, то выродят к очередному театральному фестивалю изящный капустник. Иногда создается впечатление, что главный режиссер театра Сергей Афанасьев принимает к себе в труппу только тех, кто прошел специальные «юмористические курсы». Вот, к примеру, новые звезды «афанасьевского» небосклона — Павел Поляков и Павел же Южаков: у этой парочки даже интервью взять толком невозможно, что ни слово — то свежий прикол…

Руслан Вяткин и Павел Поляков в творческом экстазе

Но осенью прошлого года попались два весело-креативных Павла со своим другом Русланом Вяткиным из «Глобуса» на глаза очень серьезному актеру «Красного факела» Лаврентию Сорокину. Глянул на талантливую молодежь Лаврентий с профессиональным прищуром и сказал: мол, хватит ребята, «подпольным» юмором заниматься, пора в народные массы выходить. Идей юморных у вас в избытке — чем мы хуже хулиганов из «Комеди Клаб»? Предложение Лаврентия упало на плодотворную актерскую почву — ребята загорелись. Особенно когда узнали, что на хорошем профессиональном «стебе« можно деньги зарабатывать.

— Я среди этой шустрой молодежи за старшего, — улыбается Лаврентий. — Такая знаете, организационно-сдерживающая сила — актерский-то темперамент у ребят буйный, иногда так захлестнет, не остановишь. Они же, черти, импровизируют на каждом шагу. Вот, наше последнее выступление было ужасным — Южаков, подлец, забыл начисто весь текст. Выплыли на голой импровизации. Потом за кулисами его чуть не убили…

»Организационно-сдерживающая сила« группы Лаврентий Сорокин

Если Южаков и забыл текст, то сделал он это талантливо: даже искушенный театральный народ, который не пропускает ни одного «Стеб-шоу», ничего не понял. Ну, тянет герой Южакова, малахольный помощник режиссера, очень долгую мхатовскую паузу, ну, орет режиссер-Поляков на помрежа так, что глаза из орбит и шея красными пятнами — значит так по сценарию репризы надо. Оказалось, что орал Паша Поляков на своего коллегу по-настоящему — от злости безысходной, оттого, что талантливая реприза «О жизни театра« конкретно проваливается.

— Борюсь я с ними каждый раз, — вздыхает «организационно-сдерживающая» сила. — И постоянно, когда случается какая-то накладка, падаю грудью на амбразуру — выхожу на сцену и начинаю публике морочить голову стихами.

Творческий процесс по созданию забойных реприз Лаврентий Сорокин называет «бормотанием»: садятся ребята в кружок и начинают друг в друга бросаться «мячиками« острот и хохм: этот бросок мимо цели, а вот в этом что-то есть… Потом Лаврентий, как идеолог и главный цензор «Стеб-шоу», начинает все «накиданное» складывать в единую «пирамидку» — так и рождаются маленькие спектакли на двух-трех человек с хулиганским уклоном.

Плагиатом ребята не занимаются, даже если что-то и «подворовывают» у «Комеди Клаб», то искусно это маскируют и адаптируют для сибирского зрителя. Взять, к примеру, их знаменитую репризу «Ленин в Монте-Карло»: о том, как великий вождь, начисто проигравшись в рулетку, трясет по мобильному телефону из железного Феликса червончики. По происхождению эта реприза принадлежит «Комеди Клаб«, а вот окончательно зазвучала только в исполнении «Стеб-шоу». Потому что самую забойную ремарку придумала «великолепная четверка»: «Нет денег, Владимир Ильич — страна в разрухе», — грустно оправдывается Феликс Эдмундович за кулисами. «Так продайте мое бревно!» — отчаянно картавит на сцене Ленин-Поляков. «Как — Крупскую?!» — захлебывается от возмущения «Джига»…

— Мы сейчас договорились с одним московским юмористом, не будем пока рассекречивать его фамилию, о поставке нам миниатюр, — рассказывает Лаврентий Сорокин. — Ему было прислано видео с одного нашего выступления, говорят, что он пришел в буйный восторг и пообещал нам писать. Профессиональный автор, это, конечно, совершенно другое дело, но боюсь, что моя отвязная молодежь обязательно будет вносить свои коррективы даже в самые гениальные тексты…

Надо сказать, что в актерской речи «постебушек» иногда проскакивает пара словечек из разряда «русского фольклорного», но, честно говоря, у наших новосибирских «резидентов» это выходит изящней, добрее, что ли… Как сказал кто-то из «монстров» нашей новосибирской сцены: «Никогда я не слышал такого веселого, интеллигентного мата!».

— Ну, это издержки театрального жанра «stand up», в канаве которого мы работаем, — раскрывает секреты Сорокин. — «Комеди Клаб» ведь тоже ничего нового не придумали, просто начали работать в этом жанре, который подразумевает некое хулиганство на сцене, как говорится, на грани фола. Главное: не переборщить с острыми словечками, не скатиться в пошлость и элементарную похабщину.

У резидентов с телеканала некоторые шуточки и репризы стали из серии «на уровне пейджера» — иногда создается впечатление, что ребята слегка заигрались. Наши же тонко балансируют на «острие юмора», позволяя зрителю расслабиться, но без особого цинизма. Кстати, зритель в «Бродячей собаке« попадается разный — впрочем, как в любом развлекательно-увеселительном заведении. Кто-то смотрит «Стеб-шоу» с открытым ртом, иногда даже забывая влить в него очередную порцию горячительного, а кто-то не обращает внимания на сцену и предпочитает искусству общение с друзьями. И поэтому дико орет, чтобы заглушить своим разговором актерские диалоги. А попробуй-ка переорать Павла Полякова, особенно когда он в раж творческий входит…

— Были у нас случаи, когда приходилось успокаивать особо разбушлатившегося посетителя, — вспоминает Лаврентий. — Фейс-контроля-то у нас нет, всякие приходят — как говорится, с улицы. Вот и начинают орать, мешать нам и публике. Но у нас есть свой, особый метод…

Лаврентий просто спускается со сцены, подходит к особо активному клиенту и вежливенько так, с улыбочкой доброй приглашает пройти его на сцену — поучаствовать в «постебушках». А там за него берутся Южаков, Поляков и Вяткин: закидывают остротами и вовлекают в хоровод импровизации. Клиент сам убегает со сцены, а потом сидит за столиком виновато-пристыженный: актерский-то хлеб не сладок…

— Планов у нашей несерьезной организации — громадье, — делится «крестный отец«. — Во-первых, нужно нормальное название нашей группе придумать, а то «Стеб-шоу» — это как-то несолидно. Во-вторых, будем работать над новым репертуаром, правда, это очень трудно: Паша Поляков сильно загружен работой в театре, а мы все очень зависим друг от друга. И когда нет одного, то и работы нет.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать