Пара фраз от карапуза

— Деточка, да ты же лопнешь!— Но когда я лопну, ты же меня надуешь?

Кухня, как самое вкусное помещение в квартире, всегда была и остается в связи с этим и самым посещаемым. А коли так, то львиная доля достойных внимания детских изречений и случаев с детьми происходит именно там. Более того, именно на кухне зачастую малыши произносят первые слова или первые фразы. И это еще не все: с легкой руки (или, правильнее сказать: «с легкого языка», что ли?) — там даже устанавливаются некие семейные ритуалы и традиции.

…Самому приходится добывать свой хлеб
Фото на конкурс «ВН» и «Сибмамы»

Документальное тому подтверждение имеется в семье новосибирцев Фуряевых. Мама (к сожалению, имени своего она не назвала) прислала на конкурс короткую историю про своего сына Игоря.

«Игорек до полутора лет говорил только отдельные слова, а тут однажды, усаживаясь на свой стул для обеда, шлепает ладошкой по столу, четко и громко говорит: «Хоть хлеба дай!« Это было первое сказанное предложение. С него у нас еще год начиналась каждая еда».

И в семье Кауфман маленькая Яна, когда ей не было еще двух лет, именно на кухне отметилась первым «монологом».

«До того дня она говорила, в основном, отдельные слова, — сообщает Яночкина мама. — Очень хотела помыть посуду, а я не пускала — вымокнет вся, пол зальет… Сказала ей: «Яна, посуду мыть нельзя, потому что в кране нет воды». Дочь, недолго думая, запихала палец в кран, вытащила и, показывая мне мокрый палец, торжествующе заявила: «ЕСТЬ ВОДА!!!« Это как раз была первая фраза».

У Тамары и Владимира Рончиковых из города Белово Кемеровской области (не скрою: приятно, что «Пару фраз» читают так далеко!) аналогичная ситуация. Правда, произошло это ни много ни мало двадцать лет назад и не совсем на кухне, но напрямую с ней связано.

«Двухлетняя дочь Оля перед сном взяла моду хитрить: то пить просит, то писать — как, впрочем, все дети, наверное. Говорила мало, поэтому тихонько тянула: «Пи-и-ить, пи-и-ить…« Мы однажды решили не поддаваться на эту уловку и не откликаемся. И тогда она, обращаясь к своему старшему брату Жене, взмолилась:

— Женя! Сынок! Дай Оле пить!»

Если перефразировать одну очень взрослую поговорку, то можно сказать: на чужом сене и свой бутерброд вкуснее. Согласитесь, даже салат оливье в гостях естся почему-то с большим аппетитом. А в школьные годы во время загородных экскурсий почему-то рука всегда тянется к принесенному кем-то бутерброду с вареной колбасой, хотя ты только что на покрывало-скатерть выложил точь-в-точь такой же свой. И это, похоже, у нас в крови, как говорится.

«Вадим долго болел, плохо кушал, — пишет мама Вадика Воробьева. — Купила кукурузные хлопья, но и их он не ест. Пошли к няне, а у нее — те же хлопья. Но он тем не менее запросил: «Дай!» «Ты же дома не ешь!» — «поддела» его няня. А он, выталкивая ее из комнаты, не умолкает: «Мама дай, дай. А она (он принялся выталкивать няню) — ди отсюда, ди отсюда!»

У более взрослых детей разговоры, конечно, серьезнее. Алина — мама Вани и Данилы — приводит такой их диалог.

«Вчера вечером. Ваня (с самодовольным видом, доедая вперед брата ужин):

— А кто все съест, тот большим вырастет!

Данила (ехидно):

— Да? А потом покакает и опять становится маленьким!»

Надежда — мама Анисьи — поведала такую историю.

«Моем руки. Я от нее требую:

— Ася, три ручки-то, три, три!

Она:

— Не три ручки, а две!»

История про пятилетнего Олега, которую рассказала его мама.

«Олег приходит из садика, я зову его ужинать.

— Я уже в садике ел.

— Ну, в садике ты только полдничал, а сейчас ужин.

— А в садике я наполовину по-полдничал, а наполовину по-… (пауза) ну, то, что тебе надо«.

У Натальи Дмитриевны Шаповаловой всегда есть история-другая про свою пятилетнюю внучку Ксюшу. Причем на все случаи жизни, как говорится.

«Как-то за ужином все собрались за столом, я села тоже, а есть не хочу.

— Баба, а ты чего не кушаешь? — спрашивает Ксюша.

— А я не хочу, — отвечаю. — Нанюхалась, пока готовила, этим и наелась.

Она голову склонила, подумала-подумала и вилку отложила.

А ты-то чего? — удивилась я.

— А нам в садике сказку читали про Машеньку и медведя: как она пироги для бабушки с дедушкой пекла. Я, видно, наслушалась и тоже расхотела есть…»

Сергей Иванович Зиновьев и его внучка Олеся трех с половиной лет.

«Просит у меня уже третий стакан сока. Я ей цитату из рекламного ролика:

— Деточка, да ты же лопнешь!

Она остановилась только на секунду:

— Но когда я лопну, ты же меня надуешь?»

Мама Оля передала такую ситуацию с реакцией сына Пети на услышанный им телефонный разговор. (21.05.73)

«Лиза обсуждает по телефону с одноклассницей грядущие труды с выпеканием песочного печенья. Петя, немного послушав, выдает:

— А из песочного печенья можно сделать обычное?».

Часто и заслуженно цитируемая Яна Кауфман:

«Пили чай с черничным вареньем. У Яны урчит в животе. Яна показывает пальчиком на живот и говорит: «Ой! Черничка смеется в животике!»

Ну и я не откажу себе в удовольствии включиться в разговор с рассказом про свою хорошую знакомую пяти лет. Однажды она с бабушкой играла в кафе. Она — посетитель, бабушка — официант, подносит ей тарелку, чашку с кофе. Все настоящее, естественно — лишь бы пообедала. Но речи у них «кафейные«:

— Вы кофе заказывали?

— Да, спасибо!

— А хлеба вам сколько?

— Кусочек, пожалуйста.

Я ни сном, ни духом про их игру не знал. А зашел потому, чтобы сделать ей выговор: тапки опять забыла надеть. Высказал, а она поворачивается к бабушке и заявляет:

— А почему это грузчик в грязном в кафе заходит? И еще грубит посетителям!»

И тут очень уместно закончить нашу встречу словами из правил хорошего тона: будем взаимно вежливыми! И со взрослыми, и с детьми.

Поделиться:
Копировать