Офицерская честь и воинская доблесть — принципы семьи Кичатовых

Для них военное дело — не просто железная дисциплина и жизнь в состоянии постоянно «взведенного курка», это — своеобразная философия, ради которой можно перетерпеть выматывающие будни гарнизонных переездов.

История семьи Кичатовых могла бы лечь в основу знаменитых «Офицеров», когда любовь к России и военному делу передавалась по эстафете поколений: от лихого красноармейца-прадеда, воевавшего в дивизии Чапаева, и далее по исторической цепочке, которая пока «замкнулась» на военкоме Первомайского и Советского районов Андрее Кичатове. Для них, для Кичатовых, военное дело — не просто железная дисциплина и жизнь в состоянии постоянно «взведенного курка», это — своеобразная философия, ради которой можно перетерпеть выматывающие будни гарнизонных переездов.

На Красной площади: офицеры Кичатовы — отец и сын

— Исторические хроники нашей семьи всегда были с военным уклоном. — Полковник Андрей Кичатов раскладывает на столе архивные фотографии своих героических родственников. — Прадед служил в дивизии Чапаева разведчиком: видимо, от него и впиталась в кровь мужчин нашей семьи любовь к военному делу. Дед рассказывает, что его отец — красноармеец Кичатов — был весьма мужественным и храбрым человеком. А мой дед, Александр Анатольевич, встал на военную дорогу 22 июня 1941 года — впрочем, как все мужчины тех лет…

Александр Кичатов: «Офицер это особое состояние души»

Александр Анатольевич прошел всю войну сапером: как по-доброму шутит его полковник-внук, сапером он был профессиональным и, «к счастью, ни разу не ошибался»; в декабре 45-го закончил разминирование на Западной Украине и с «иконостасом» медалей и орденов вернулся на свою малую родину в Оренбургскую область.

— Для нашей семьи День Победы — святой праздник, — говорит Андрей Кичатов. — Если возможность позволяет, мы с отцом приезжаем к деду в гости: ему в сентябре 93 года исполнится, но он до сих пор крепок духом и всегда с радостью ждет нас к себе. Дед мой не был кадровым офицером, как мы с отцом, но внутренний стержень у него именно офицерский. Причем — с большой буквы. Никогда я не слышал от него пафосных речей: мол, внук, родину любить и защищать нужно, никогда не ставил себя в пример, но он был и остается нашей самой крепкой «спайкой».

Единственный сын Александра Анатольевича еще в свое послевоенное детство твердо решил, что будет не просто Родине служить, а станет кадровым офицером: отслужив в шестидесятых годах в Группе советских войск в Германии, поступил в Ульяновское танковое училище и продолжил службу в той же Германии, но уже с офицерскими звездами на погонах. Командир роты, затем командир дивизии — начальником Виталий Кичатов был строгим, но с суворовскими «замашками«: простой солдатик-срочник был для Виталия Александровича не просто боевой единицей, а младшим братом, которому и советом добрым помочь нужно, и уму-разуму в полевых условиях научить.

— Мой отец, впрочем, как и я, всю жизнь не только служил, но и учился, — раскрывает секреты офицерской чести Андрей Витальевич. — В семидесятых годах учился в московской Академии бронетанковых войск, помню, как мы всей семьей жили в маленькой ведомственной квартирке — мама у меня поразительная женщина, при любых переездах из гарнизона в гарнизон, смогла сохранить наш семейный уют…

Как говорит Андрей Витальевич, в военной карьере отца немаловажную роль сыграла и мама — не каждой женщине по плечу вынести бесконечную кочевую жизнь, мотаясь с мужем по всей России.

Военная карьера Виталия Кичатова неуклонно шла в гору — знания, полученные в Академии Генерального штаба, позволили уже генерал-лейтенанту Кичатову стать начальником штаба СибВО — с этой должности он и уволился в запас.

Есть расхожее мнение, что выросший в актерской семье ребенок все равно рано или поздно выйдет на сценические подмостки. Военные семьи — не исключение: если сын с пеленок живет в атмосфере переездов, учений, «марш-бросков» и приучен к самодисциплине и ответственности, выход у него только один. Стать кадровым офицером и связать с военным делом всю свою жизнь. Что и было доказано семьей Кичатовых: сын Виталия Александровича еще с малолетства на вопросы взрослых «А кем ты, Андрей, хочешь стать?» четко, по-военному, рапортовал: «Буду, как папа».

— После окончания Московского высшего командного училища служил в Центральной группе войск в Чехословакии, — вспоминает военный комиссар. — Помню, как горько и обидно было, когда наши войска в срочном порядке выводили из этой страны. Если в Америке такие мероприятия по выводу войск растягиваются на пять-семь лет, нас оттуда «попросили» меньше чем за месяц. В авральном режиме сворачивали всю технику, отправляли в Россию весь личный состав и свои семьи. Не очень приятные воспоминания…

После «цивилизованной» Чехословакии военная судьба занесла Андрея Витальевича на Дальний Восток: на остров Кунашир. Вот там-то молодая семья офицера Кичатова, а к тому времени он уже был прочно и счастливо женат, хлебнула гарнизонного быта…

— Как в фильме «Белое солнце пустыни», мы до сих пор не любим красную икру, — смеется полковник. — На острове — ни одного магазина, питание — только сухим продовольственным пайком. Сухое мясо в брикетах, сухая картошка, китайские яблоки в изобилии и рыба, рыба, рыба… Помню, сядем с моей женой за стол и начинаем мечтать: а вот бы сейчас картошки нормальной или супчика куриного сварить…

Доставал климат: повышенная влажность, шквальный ветер и вечные дожди, которые с неба «сыпались» не как положено сверху вниз, а слева направо. Красоты, конечно, вокруг — дух захватывает: с одной стороны острова — Охотское море, с другой — Тихий океан. Только заморские пейзажи Кичатова не радовали — домой, в Россию, очень хотелось. Но дисциплина, привитая отцом и дедом с детства, ностальгировать не позволяла — служба есть служба.

После службы на Дальнем Востоке, Андрей Витальевич решил традиции семейные не нарушать и поступил в Военную академию имени Фрунзе. А после ее окончания военная карьера как-то «упорядочилась»: Андрей Витальевич вернулся в Новосибирск и приступил к обязанностям военного комиссара — всех новосибирских военкоматов по очереди.

— Я, как военком, могу с уверенностью сказать: за последние годы статус Российской армии вновь начал обретать свое законное место, — уверен Андрей Кичатов. — Помню, как в девяностых годах, нам, офицерам, которые уезжали в отпуск, старшие по званию советовали: «Ребята, находясь на отдыхе, не надевайте военную форму. Народ сейчас не очень к нам расположен». Да и призывники тогда на какие только ухищрения не шли, лишь бы получить «откос» от армии. А сейчас ребята идут в армию с желанием. Кстати, сейчас на канале СТС идет сериал «Кадетство»: про жизнь ребят из Суворовского училища. Так у меня сейчас на столе лежат шесть заявлений от шестнадцатилетних ребят: товарищ полковник, хотим в Суворовское! Вот она волшебная сила искусства.

Военкому Кичатову часто приходят письма от ребят — бывших призывников. По пять-шесть таких армейских писем приходят на адрес военкомата Советского района: одно из таких «свежих» писем полковник распечатал в присутствии корреспондента «Вечерки». «Ребята! — пишет в Новосибирск боец Рома Воронин. — Не бойтесь служить в армии. Если есть у вас какие-то опасения — пишите мне. Всем отвечу».

— Приятно получать от ребят весточки, — улыбается Андрей Витальевич. — Я всегда отвечаю им, держу с ними связь, а как иначе-то? Моя работа — это не просто «снабжать» российские войска новыми солдатами, моя работа — открыть ребятам одну простую истину: мы, мужчины, все-таки не добытчики, мы — защитники.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать