«Эфирный двойник», или Универсальный наставник

Изучая телерекламу, известный психотерапевт пришёл к выводу, что герои её… наркоманы. Если принять за сто процентов воздействие героина, то мыло тянет на семьдесят процентов, на столько же и шампунь против перхоти.

Ругать телевидение считается хорошим тоном. Не ругать — значит не проявлять общественной активности. Все ругают и почти все смотрят. У кого десяток каналов, у кого под пятьдесят, а у кого и сотни, если с тарелкой на крыше. Наш человек перед «ящиком». Каковы эти взаимоотношения и, так сказать, взаимовлияние, взаимодействие? Разговор с заведующим кафедрой психотерапии и психологического консультирования Новосибирского медицинского университета, главным психотерапевтом области, профессором Владимиром Завьяловым.


Фото с сайта www.vokrugsveta.ru

— Вы смотрите телевизор?

— Да, новости — и по федеральным каналам, и местные, и круглосуточные «Вести». Еще дискуссионные программы, например, «К барьеру». Хорошие фильмы, некоторые интересные криминальные сериалы. Смотрю профессионально. У меня записано сорок программ по анализу классических сюжетов, отслеживаю, как телевизионщики могут их использовать. Документалистику тоже смотрю. Телевизионную рекламу изучал.

— И что?

— Написал кое-что об этом в книге. Вы ведь не можете не согласиться, что на телеэкране мы видим виртуальных двойников реальных вещей. «Эфирный двойник» — это образы людей -потребителей, с которыми смотрящий себя идентифицирует, сознательно или нет. Образы живут в сознании, как паразиты, питаются жизненной энергией хозяина. Человек привыкает к ним, чего-то ждет, но реальных изменений в жизни не происходит. Вот уже и расстройство, пока незаметные психологические нарушения, допустим, гнев, обида: «А, язви его в душу, ну почему я не такой, как тот, в телевизоре». Так можно, действительно, язву заработать.

Изучая телевизионную рекламу, я пришел к выводу, что герои ее — наркоманы. Например, реклама известного мыла рисует грезы намыленной дамы, которые весьма похожи на фантазии морфинистки. Я даже составил шкалу оценки рекламного сообщения. Если принять за сто процентов воздействие героина, то мыло тянет на семьдесят процентов, на столько же и шампунь против перхоти. Не отстает реклама чая, герои которой будто в абстиненции, которая мгновенно снимается глотком чая. Реклама — это такой духовный вирус, о чем я тоже писал. Оболочка ее — знакомая ситуация, сценка, а внутри, как у вируса, главная информация. Вирусная метафора, думаю, расширяет понимание рекламы и ее роли в сохранении или разрушении психического здоровья человека.

— Как вы можете сейчас оценить наше телевидение?

— Мощнейший инструмент влияния, главный наставник. Универсальный учитель. Поток, который несет всё: и полезное, и вредное. Все смешивается. Есть там и чистейшая вода, есть много мути. Удельный вес антикультуры очень большой. Распространение знаний и огромное количество нечистот.

— Телевидение сегодня — это прежде всего информация?

— Нет, развлечение. Даже солидные бизнесмены-мужчины смотрят сериалы и очень переживают, если пропускают очередную серию, например, реалити-шоу. Потому что любопытно плюс возможность подглядывания. Это свойственно очень многим людям — подсмотреть. Культурный человек подавляет любопытство, считает неприличным читать чужие письма. Про измену, как правило, узнают, прочитав чужие письма. Чтобы иметь собственное мнение, человеку нужна свобода в получении информации. Зачем читать Толстого и Достоевского, их мнения устарели, поэтому дайте мне возможность заглянуть, подслушать, подсмотреть. И телевидение дает…

— А героя телевидение формирует?

— Безусловно.

— И каков же он?

— В целом сказать непросто, нам не все каналы доступны. Но на главных герой получается циничный, ироничный индивидуалист, у которого свои интересы на первом месте, а все остальные действующие лица либо соучастники, либо попутчики, члены «бригады». Или люди, которых он использует. Пользователь в широком смысле. Самая подходящая к этому образу передача «Инструкция по применению», московская. Эта передача отражает общее настроение — жизнь многообразна, люди, в принципе, плохо обучены, их надо все время инструктировать. Не все могут догадаться, надо показать, где какая кнопочка нажимается и в какой момент. Все с издевкой, с иронией, с выкрутасами для тупого «юзера», который напился пива, объелся, ему лень, он включает «ящик», и ему рассказывают — «прикольно»…

— Сейчас главные укоры телевидению, что оно отметает все табу…

— Там большое насилие над смыслом. Скажем, даю я интервью. Говорю тридцать минут, а из них выхватывают три минуты. Потом диктор читает мои слова как свои, и мне это не нравится. Я думаю, что так поступают со всеми. На телевидении, где очень дорого время, идет непрерывный монтаж. И картинка реальности получается такой, как представляет себе эту реальность тот или иной журналист. Поэтому для того, чтобы добиться реальности, надо смотреть много разных каналов. Например, на Украине все телевидение антироссийское. А народ очень хорошо к россиянам относится. Я там часто бываю…

Вообще, что такое табу? Система запретов, без этого человеку невозможно стать нормальным, хорошо организованным. Основа психической деятельности — торможение рефлексов. Когда человек или животное на рефлексах, его поведение предсказать очень легко, он легко становится жертвой. Поэтому эволюция создала психический инструмент — торможение рефлексов. Если этого не будет, то высший психический аппарат не будет задействован, отчего человек в своем развитии только проиграет. Телевидение — это все же не реальная жизнь, а картинка, разыгранная и срежиссированная искусственно. Образы, а не реальная жизнь. Так вот, есть еще один грех телевидения: оно способствует стиранию граней фиктивности и реальности. Мы больше боимся фильмов ужасов, потому что там все подробно видно и страшно. А в реальной жизни мы можем смотреть за ужином новостийную передачу о землетрясении или цунами, и это не портит нам аппетит. Нас приучают к скорбному бесчувствию, как бы к анестезии.

— Криминалисты, психологи, педагоги упорно твердят: ТВ учит подростков совершать преступления. Телевизионщики же отмахиваются: не мы это придумали, мы лишь копируем жизнь.

— Пусть придут в заводской цех и скопируют там. Но нет… Иные детективы — модели криминального поведения, учебники по ограблениям. Фильмы создают событие, которое может волновать человека, возбудить… Самая сильная реакция — это реакция страха, она запрограммирована настолько жестко, что подчиняет себе все остальное. Телевидение, как способ воздействия, эксплуатирует как раз страх. А поскольку это безусловно и человек не может выключить реакцию страха, он либо телевизор отключает, либо свое сознание, делает его нечувствительным. Если говорить о том, что телевидение осуществляет некий заказ, то это способ контроля сознания. Чтобы человек был спокоен, запуган и послушен. Раньше у людей был страх божий, что воспитывало. Сейчас, поскольку религиозность уменьшилась, эту роль выполняет телевидение, играя на страхе преступлений, обмана, неприятностей, несчастий, жизни вообще…

Как-то очень уж сурово, Владимир Юрьевич.

— Мы сейчас разбираем с вами влияние на людей телевидения без оценок. Но можно ведь сказать, что страх — это и хорошо, и плохо. Страх — реакция, она спасает… Да и надо как-то организовывать массы… Телевидение — факт нашей жизни.

— Какие передачи вы бы разрешили или запретили смотреть детям до четырнадцати лет?

— Пусть решают родители. В зависимости от того, какими воспитателями они себя ощущают, что считают полезным для детей.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать