«Бесплатный» кредит всё равно «кусается»

Хотя национальный проект и предусматривает серьезные льготы по банковскому кредиту, все же крестьяне брать деньги в долг не спешат. Страшно. Сегодня возьмешь кредит в надежде заработать на мясе, купишь поросят, а завтра окажется, что свинина подешевела…

Только ли в высокой банковской ставке дело?

На недавнем заседании комитета облсовета по аграрной политике, природным ресурсам и земельным отношениям два вопроса вызвали наиболее оживленную дискуссию депутатов.

Первый: о кредитовании малых форм сельскохозяйственного производства, и второй: о мерах, необходимых для активизации работы по развитию сельскохозяйственной потребительской кооперации.

Директор Новосибирского филиала Россельхозбанка Александр Соболевский нарисовал в целом вроде бы неплохую картину кредитования работ по национальному проекту «Развитие АПК».

Но вот когда дело касается финансовой поддержки личных подсобных хозяйств, фермеров и сельскохозяйственной потребительской кооперации, то все выглядит не так гладко. Есть неплохие цифры отчетности, есть твердая позиция банка не снижать в наступившем году уровень кредитования мелкого товаропроизводителя, а все равно боится крестьянин: в долг берешь чужое, а отдавать придется свое, кровное.

Россельхозбанк в минувшем году открыл в районах области 17 дополнительных пунктов-офисов. Есть прямое распоряжение правительства банку иметь свое представительство в каждом сельском районе. Создают, строят офисы. Но проблемы остаются. Одна из них, как заметил депутат Андрей Шимкив — высокая банковская ставка кредита — 14 процентов.

Вмешались и другие депутаты: почему, например, у Сбербанка 12? А у Центробанка 10,5? Может, правильнее назвать кредитную политику «родного» Россельхозбанка не программой помощи селу, программой наживы?

Вопрос, как говорится, интересный и требует изучения. Есть одно, разумеется, обстоятельство, и весьма веское: банки деньги никогда на ветер не выбрасывают. А вопрос риска в сельхозпроизводстве очень велик. Уже давали кредиты, давали и давали… А назад…

Попутно возник и другой важный вопрос. Сам Александр Соболевский признал, что очень слабо идет кредитование сельскохозяйственной кооперации. Есть по области сто с небольшим кооперативов (не путать с системой облпотребсоюза!), а дальше развития почти нет. Что же касается финансовых кооперативов, то создали их всего восемь, и — тупик.

Кооператив кооперативу рознь. Ладно, с финансовыми трудно, и это понятно, но в чем проблема развития сельскохозяйственной потребительской кооперации? Заместитель руководителя АПК обладминистрации Александр Соболев привел несколько положительных примеров. Хорошо известен Шайдуровский кооператив из Ордынского района. 14 кооперативных предприятий успешно работают в Маслянинском районе. От хлеба до переработки грибов и ягод — диапазон их действий. Но беда все та же: нет денег для начинания бизнеса, и главное — нет инициативных людей. Там, где появляется решительный предприимчивый человек (не Остап Бендер), там и деньги находятся, и люди при деле.

Сам Александр Михайлович признал, что в 250 селах нашей области нет работодателей, то есть нет вообще никакого производства.

А что касается денег, кредитов, то банки их не дают под честное слово: нужны гарантии. А какие могут быть гарантии в глухой деревне?

Поэтому руководство АПК решило сделать ставку все-таки на те села, где есть муниципалитеты, какая-то собственность, какая-то ответственность…

Что же касается вообще как можно более широкого развития кредитования, то депутаты предложили рассмотреть возможность создания базовых гарантийных фондов. В том числе и при крепких предприятиях АПК.

«Как ни назови — нужна прямая помощь хозяйствам!»

Комментарий заместителя председателя комитета облсовета, директора ЗАО «Нижнечеремошное» Геннадия Антонова:

— Хотя национальный проект и предусматривает серьезные льготы по банковскому кредиту, все же крестьяне брать деньги в долг не спешат. Страшно. Сегодня возьмешь кредит в надежде заработать на мясе, купишь поросят, а завтра окажется, что свинина подешевела… Правда, губернатор рекомендует в своем недавнем постановлении компенсировать разницу в цене из местных бюджетов, но там и без того каждый рубль на счету. К тому же в долг берешь сегодня, а компенсацию процентной ставки получишь в лучшем случае в ближайшем будущем.

Сдвиги в положительную сторону, безусловно, есть. Смелее, например, стали покупать технику. Но вот чтобы построить новый коровник, нужна документация, а проект тоже немалых денег стоит. Вот крестьянин и задумывается: а получу ли я кредит, если истрачу на его оформление очень приличные средства? Так что кредит отнюдь не дармовой, как поначалу казалось, и тоже кусается.

Что касается упорных разговоров по закупу молока у населения и предполагаемого увеличения производства сельхозпродукции за счет частника и подворья, по своему селу знаю: призрачны эти надежды. Мы вложили в это дело и деньги, и силы, а молоко сдают всего несколько человек.

Лет двадцать — тридцать назад корова-другая действительно могли серьезно помочь сельской семье укрепить бюджет. С подворья сельский житель мог получить еще одну зарплату. Сейчас все изменилось. По пять рублей за литр молока — никто не хочет возиться. Никакими призывами тут ничего не решишь. Нужна нормальная цена на молоко, мясо и т.д.

Подходим к главному вопросу: сколько кредитов ни давай, все это мало изменит реальную помощь селу. Можно деньги выделять под целевые программы, на племенной скот, кстати, которого в хозяйствах уже не осталось, под строительство и т.д. Моя давняя точка зрения, и не только личная: нужна прямая дотация сельскохозяйственного производства. Дайте нормальную цену на хлеб, молоко и мясо, мы сами решим все вопросы: и с кадрами, и с зарплатой, и с жильем, и т.д.

Диспаритет цен на сельскохозяйственную и промышленную продукцию есть во всем мире, не только в России. И ничего во всех даже развитых странах не придумали лучше, чем прямая помощь крестьянству. На мой взгляд, сложной системой кредитования мы сами себя обманываем.

Вот я произвел столько-то зерна, молока, мяса. И если буду знать, что на каждый килограмм, литр, центнер получу столько-то дотаций, то смогу прикидывать: вот столько-то на ремонт стада, это — на новый коровник, да и зарплату пора платить не в пример нашему.

Об этом пока особо не говорят, но знаете, в чем драматизм ситуации сегодня? Года три назад молодежь заканчивала учебу и уезжала из села насовсем. Это плохо, но держались и работали еще крепкие люди. Сейчас наступает самый сложный период: уезжают на заработки крепкие мужики, специалисты. Где-нибудь на стройке, на городском предприятии они могут заработать 20 — 30 тысяч рублей. И ничего тут не изменишь, если не решишь проблему радикально: условия жизни, труда, зарплата должны быть соизмеримы.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать