Героическим походом вдарим по врагам народа!

70 лет назад из Новосибирска на Север на 18-вёсельномбаркасе отправились 18 смельчаков-осоавиахимовцев.

70 лет назад из Новосибирска на Север на 18-вёсельном баркасе отправились 18 смельчаков-осоавиахимовцев

Фото с сайта gutenberg.org

Тридцатые годы… Время подвигов и героев. У всех на слуху были челюскинцы, лётчик Молоков, совершивший перелёт Москва — остров Диксон; летчики Чкалов, Байдуков, Беляков, показавшие всему миру поистине чудеса героизма, перелетев в 1936 году из Москвы на остров Удд на Дальнем Востоке, а в 1937-м — из Москвы в Америку через Северный полюс. Вся страна «бредила» Севером: там работали научно-исследовательские экспедиции, прокладывали путь ледоколы. Не беда, что кого-то постоянно спасали, искали, желающих встать на их место было хоть отбавляй.

Из Новосибирска в Москву. Через Карское и Белое моря

…И вот в Новосибирске тоже созрел грандиозный план (чем мы хуже других!): давайте совершим небывалый в истории переход из нашего города в Москву на 18-вёсельном баркасе. Впервые сообщение об этом грандиозном водном переходе появилось в прессе 5 апреля 1937 года. Маршрут был впечатляющий: старт из нашего города вниз по Оби до Обдорска, затем по Обской губе до Нового порта на Ямальском полуострове. Следующей акваторией маршрута должно было стать Карское море. Но чтобы там оказаться, баркас пришлось бы волоком тащить по Ямальскому полуострову, передвигаясь где по речкам, а где и по суше. Из Карского моря участники перехода должны были попасть в широкие просторы Баренцева моря. Далее их путь лежал в Белое море. Потом через порт Сорока они вошли бы в Беломорско-Балтийский канал. Затем по водам Онежского озера, Мариинской, Белозерской речным системам путешественники попали бы в речку Шексну, а по ней на Волгу и по каналу Москва — Волга прибыли бы через четыре месяца (столько, по расчетам, требовалось времени) в Москву. Весь путь составил бы восемь тысяч километров.

Что ни говори, от предложенного маршрута у многих дух захватывало — ведь до этого никто так не плавал! Водный переход организовывал краевой совет Осоавиахима. Баркас специально заказали на заводе имени Каракозова в Ленинграде. Он должен был быть снабжён радиостанцией и всеми необходимыми приборами и оборудованием для плавания в условиях полярного севера.

В команду просились более ста человек

Экипаж должен был состоять из 18 осоавиахимовцев, желательно прошедших службу на флоте. Что тут началось… Краевой совет Осоавиахима буквально завалили письмами. Они приходили со всех уголков страны: из Москвы, Красноярска, Севастополя, Одессы. Красноармеец из Омска писал: «Я хочу участвовать в походе. Предлагаю свои услуги в качестве помощника механика по двигателю внутреннего сгорания и фотографа».

Поступило более ста заявлений. В плавание хотели отправиться рабочие, студенты, научные сотрудники, красноармейцы, врачи. Но предпочтение при отборе путешественников решили отдать все-таки жителям края, служившим на флоте. Штурманом назначили Василия Лысенко — капитана дальнего плавания, не раз бороздившего Тихий океан и Средиземное море. Командиром похода — капитан-лейтенанта Алексанова, который девять лет работал на Карском море, занимался исследованиями Енисейского залива, района Диксона, плавал там не только на кораблях, но и на простой долбленой лодке. Взяли двух опытных радистов, обязательно — политкомиссара, врача-орденоносца, «проявившего большую самоотверженность при оказании медицинской помощи одному из шахтеров во время обвала шахты в 36-м году», старшего боцмана, имевшего 18 поощрений за время службы на флоте.

Самому старшему из команды было 38 лет. 14 человек — бывшие краснофлотцы.

Москву отложили до следующего года

Получше поразмыслив, решили все-таки не рисковать и разделить поход на два этапа. Вначале запланировали хорошо изучить совершенно неисследованные места на Севере и разведать возможность перехода волоком по Ямальскому полуострову. То есть летом 1937 года должен был состояться тренировочный поход от Новосибирска до Карского моря на три тысячи километров. А на следующий год — тогда уж до Москвы — все восемь тысяч километров.

В начале мая баркас был готов. Его долго испытывали на Балтийском море. Несмотря на громоздкие размеры, он показал высокие мореходные качества. 8 мая судно погрузили на поезд и отправили в Новосибирск.

А в столице Западно-Сибирского края шла усиленная подготовка к экспедиции на Север. Специальная комиссия разработала детальный план похода. 3011 километров нужно было пройти за 17 ходовых дней, делая в среднем по 177 километров в сутки. На пути запланировали 15 остановок. Надолго решено было задержаться возле устья Иртыша, чтобы заняться сбором исторического материала. Когда-то здесь было Кодское (в районе речки Кода) остяцкое государство, о котором в литературе почти не сохранилось никаких данных. Нужно было восполнить пробел.

С предстоящим маршрутом познакомился и сам Отто Юльевич Шмидт, легендарный челюскинец. По этому поводу он писал: «…Этот поход представляет интерес как с точки зрения задач Осоавиахима, так и для изучения и практической проверки плавания на небольших судах по еще малоосвоенным районам. В частности, для Главсевморпути будут очень полезны собранные экспедицией материалы для составления лоции ряда участков берега моря и в особенности проверки возможности пройти через Ямальский полуостров волоком».

План действий был такой: в устье Обской губы команда должна была разделиться на две части — десять человек возвращаются в Новосибирск, остальные восемь (командир похода, политкомиссар, радисты, два гидротехника, старшина и моторист) отправляются на разведку волока по Ямальскому полуострову. Им предстояло пройти 600 километров по неразведанному участку. До старта участники похода жили в краевых лагерях Осоавиахима. Здесь они изучали корабельный устав, по отрезкам разбирали предстоящий трудный путь, тренировались, готовили к плаванию баркас.

«В счастливый путь, товарищи!»

Дату отправления несколько раз откладывали. Вначале хотели отплыть в середине июня, но долгожданное событие свершилось 5 июля 1937 года в два часа тридцать минут пополудни. Баркас стартовал с водной станции имени Шверника по маршруту Новосибирск — Карское море. Кроме родственников, друзей, горожан, было много представителей власти. И вот командир похода дает команде распоряжение занять свои места. Баркас поднимает паруса и отходит от станции. Его сопровождает целая флотилия катеров и шлюпок.

«Все здоровы, бодры, счастливы! Привет!»

— так заканчивались все радиограммы, посланные с баркаса. В течение всего похода новосибирцы с нетерпением ждали весточек от путешественников. Те время от времени давали о себе знать.

«Прошли Сургут. Пройдено 1450 км. Выдержали первые два шторма. Баркас показал блестящие качества. Встречные ветры заставили перейти на круглосуточное движение. Все здоровы и бодры. Шлем горячий привет».

«Находимся в 2150 км от Новосибирска. В сутки делаем 200 км. Здоровы, бодры».

В первых числах августа команда подошла к устью Оби. Часть экипажа, как и было запланировано, вернулась домой, а остальные двинулись по Ямальскому полуострову. К 12 августа они уже прошли по реке Щучья 250 километров. «…Из-за мелководья идем бечевой. Разбились на две группы. Сегодня вошли в приток реки Щучья — Танлоу, прошли 30 км. Все здоровы, бодры! Привет!»

Путь был труден. Идти приходилось днем и ночью, при больших туманах, при скудном топливе. К счастью, местное население было очень доброжелательно и оказывало всяческую поддержку участникам похода. 30 августа задача была выполнена: в шесть часов вечера члены экипажа достигли Байдаракской губы. Водный путь через Ямал был найден, разведан, заснят. Он представлял собой две системы речек. Волок на водоразделе этих речек тянулся на 2100 м, из них 1500 — по суше и 600 — по двум озерам. Участники похода провели еще несколько круглосуточных метеорологических наблюдений. 3 сентября они вернулись на оленях в факторию Щучья. 5 сентября двинулись на Обдорск.

Помогли разоблачить «врагов народа«

Самое интересное, что команда баркаса не теряла времени и в плане массово-политической, просветительской, санитарно-медицинской работы. Такое уж было время. Они захватили с собой в путь даже пластинки с речами Сталина и Молотова.

По дороге до Ямала осоавиахимовцы умудрились провести 20 агитационных собраний, посвященных обороне страны, посетив 38 колхозов, заводов и предприятий. «Врач-орденоносец» оказал помощь 280 больным. На Ямальском полуострове путешественники «различными формами работы охватили 353 человека». Как они отметили в докладе, работа проводилась на трех-четырех языках. Команда побывала в трех факториях, в двенадцати стойбищах кочевников, на четырех рыболовецких промыслах. Местному населению пришлось выслушать 30 бесед о Конституции и выборах в Верховный Совет. Врач тоже делал свое дело: поставил 38 прививок против оспы, проверил шесть прошлых прививок, обслужил 157 больных. Постоянно шли беседы о предстоящем походе от Новосибирска до Москвы. В Салехарде по этому поводу даже провели четыре совещания. Большую помощь оказали колхозники-ненцы: они давали чертежи, схемы карт, советы. Всего команда получила 57 ценных предложений.

Но самое главное — «участники похода помогли колхозникам Ямала разоблачить врагов народа, которые вели подрывную работу в тундре, — кулаков, шаманов и их приспешников». Все это они доложили президиуму Ямальского окрисполкома. Тот сразу же «наметил ряд мероприятий по ликвидации вредительской деятельности разоблаченных врагов и дальнейшему социалистическому преобразованию ямальской тундры».

Так завершился этот трудный поход. Все были здоровы, бодры, счастливы, даже прибавили в весе по нескольку килограммов.

Был ли поход в 1938 году — неизвестно. Литература по истории города об этом умалчивает…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать