Пара фраз от карапуза

Трехлетний Гриша бегает и из трубы от пылесоса «стреляет» в кукол, в плюшевого мишку. Сестренка Даша (4 года) встает на защиту любимых игрушек:— Нельзя в людей стрелять! Вот в папу стреляй.

Половичок под голову

Может, что не так, зато сама оделась!

Ничто так не настораживает, как продолжительная тишина в детской комнате, хотя время спать еще не наступило. Конечно, есть уникальные дети, которые могут часами рисовать, или рассматривать фотографии, или читать (если умеют). Но опыт подсказывает, что намного больше тех, кто предпочитает фотографии не просто рассматривать, а подрисовывая усы всем, независимо от пола; а если уж рисовать, так на обоях, скатерти, диване или на страницах тех же книг. Причем зачастую такому творчеству они предаются исключительно из добрых побуждений: скатерть с нарисованными на ней цветами куда красивее, по их мнению, чем просто белая и т. д. Другое дело, что нами подобная инициатива не всегда принимается безоговорочно, мягко говоря.

За примером далеко ходить не надо: вот недавний случай со мной и моей хорошей знакомой пяти лет. Как-то вечером прилег я на диван, не раскладывая его. Она тут как тут. А вдвоем уже тесновато. Я стараюсь найти более или менее приемлемое положение. Она спрашивает:

— Я тебе мешаю?

— Ну, немножко неудобно…

Тогда она тоже повертелась и, вернувшись в исходное положение, спрашивает опять:

— А теперь я тебе удобно мешаю?

Екатерина — мама двух мальчуганов Димы и Саши — прислала по электронной почте на конкурс такой сюжет:

«Были в гостях у бабушки. Она пошла с внуками, чтобы покатать их на велосипеде. Старший уже мог ездить самостоятельно, а вот младшего надо было катать. Бабушка долго катала, устала и говорит:

— Все, Димочка, больше я катать тебя не могу. Пусть теперь тебя мама катает.

— А маме нельзя, она женщина!

— А я кто же?

— А ты — бабушка!»

Вот такая трогательная забота о маме. Вторая история о том, как Дима учит своего дедушку:

«Однажды после ужина дедушка сидел за столом, а Дима крутил возле него юлу. Раскрутил сильно и спрашивает:

— Дедушка, а ты так умеешь?

— Нет.

— А почему?

— Старый стал.

— А не надо было курить!»

Четырехлетняя Олеся тоже заботится о здоровье своего дедушки Сергея Ивановича Зиновьева. Происходит это примерно так:

«Я работаю за письменным столом, — пишет Сергей Иванович. — Немного устал и сообщил об этом Олесе. И услышал в ответ заботливое:

— Устал? А ты поменьше думай, побольше работай».

Пятилетняя Наташа Сомова, судя по письму ее мамы Людмилы Федоровны из Коченева, помогала старшим не только словом, но и делом.

«Наш папа решил подремонтировать мостик возле ворот. Наташа, естественно, крутится тут же. Я ей говорю:

— Отойди, не мешай папе.

А она:

— Я папе не мешаю, а помогаю… БУЛЬДУЗИТЬ мостик!»

Мама Ирина на сайте «Сибмама», с которым мы проводим наш конкурс, выложила такую историю про дочку (жаль, имени ее нет!):

«Девушка моя сегодня бутерброды готовила. Для меня сделала из хлеба, колбасы и зелёного лука:

— Мам, будет горьковато, но ты, пожалуйста, не говори, что невкусно!

Для себя у неё был другой рецепт: хлеб, сахар, колбаса. Ест и приговаривает:

— Довольно сладко, довольно вкусно!»

Теперь история про четырехлетнюю Дашу и ее младшего брата Гришу. Братишка бегает и из трубы от пылесоса «стреляет» в кукол, в плюшевого мишку. Даша встает на защиту любимых игрушек:

«Нельзя в людей стрелять! Вот в папу стреляй».

Наталья Дмитриевна Шаповалова, с которой мы все уже хорошо знакомы, о своей внучке Ксюше, которую знаем не меньше:

«Затеяли уборку. Ксюша тоже убирает в своей комнате. Фронт работ большой — куклы, стол, кровать, одежда… Через какое-то время появляется довольная:

— Я все убрала!

Не верится, потому что времени прошло маловато. Захожу проверить и указываю на недоработки: неубранные колготки, не собранные в коробочку фломастеры… Ксюша сердится:

— А ты не смотри туда, где что-то есть! Ты туда смотри, где все чисто!»

Пожалуй, напоследок расскажу еще про свою хорошую знакомую. Нагрянули как-то к нам неожиданные гости. Спальных мест на всех не хватило. Одеял, впрочем, тоже. В ход пошли шубы и пальто. В приготовлении мест для сна она, конечно, принимала самое горячее участие. Как водится, без одеяла-покрывала остался хозяин, то бишь я.

— Сейчас и тебе найдем! — успокоила она. — Давай я из прихожей половичок принесу?

У кого после такого предложения повернется язык назвать такую девочку незаботливой? Разумения, конечно, маловато, а уж участия — через край, как говорится. А что до первого, так это со временем придет. Главное, чтобы второе не растерялось.

А закончить уместно, мне кажется, еще одним коротким диалогом Сергея Ивановича Зиновьева и его внучки Олеси.

«У Олеси капризы. Ворчу по этому поводу:

— Я уже устал от тебя!

Олеся сочувственно:

— Да, дед. Тяжело нам с тобой жить…»

Поделиться:
Копировать