ТЭК идёт на восток

Можно фантазировать о том, что обнаруженные залежи уникального энергоносителя — гелия-3 на Луне — на тысячелетия решат проблему энергобезопасности человечества. Но на ближайшие десятилетия и столетия мы зависимы от запасов углеводородов здесь, на Земле. В огромной доле — в Сибири.

Заметки со II Сибирского энергетического конгресса

Огромный комплекс связанных с углеводородами проблем не только государственного, но и планетарного масштаба уже обсуждался не раз, в том числе и на I Сибирском энергетическом конгрессе два с небольшим года назад. На прошлой неделе состоялся II Сибирский энергетический конгресс. Предполагается, что он станет регулярным. И на повестке дня все те же неустаревающие вопросы ТЭК — топливно-энергетического комплекса России — в первую очередь. А вот как их решать — для того и собираются на большой совет в Новосибирске ученые, руководители регионов и представители бизнеса. Инициаторы и организаторы конгресса — аппарат полномочного представителя президента РФ в СФО и СО РАН.

Баланс — главный двигатель реального прогресса

Этот бухгалтерский термин совершенно закономерно становится определяющим в разработке современной стратегии развития ТЭК. Хочешь или нет — реальная экономика заставляет считать деньги. Можно фантазировать о том, что обнаруженные залежи уникального энергоносителя — гелия-3 на Луне — на тысячелетия решат проблему энергобезопасности человечества. Но на ближайшие десятилетия и столетия мы зависимы от запасов углеводородов здесь, на Земле. В огромной доле — в Сибири.

В целом структура производства энергомощностей России сейчас такова: газ — 37,7 процента, уголь — 25,2, ГЭС — 21,8, АЭС — 11,1, прочие — 4 процента. «Газпром» — ведущая энергетическая компания. Но специалисты уже сейчас понимают, что чрезмерно плотно привязывать энергетику к газу (как в Москве, где она обеспечивается им на 100 процентов) опасно. Отсюда в последнее время возникла программа ускоренного развития атомной энергетики и активизирована добыча угля. «Прочие» мощности, к сожалению, развиты ничтожно слабо. Альтернативная энергетика — ветер, энергия волн, солнца, геотермальные источники и т. д. — вообще «тянет» менее одного процента.

Ядром нефтегазодобычи пока остается Западная Сибирь. Но уже ясно, что нужно идти на восток страны. А это значит, что необходимо развивать запущенную некогда разведку новых месторождений. То есть продолжать находить новые нефтегазоносные пласты в Тюмени и на Севере и одновременно продвигаться вперед, на восток. Проблема в том, что неоднократно реорганизуемые ведомства Министерства геологии, нефтегазодобычи и т. д. и нынешнего Минприроды сейчас пока не имеют нужных средств и возможностей для активной геологоразведки. Приватизация скважин вполне закономерно привела к тому, что частным компаниям явно выгоднее как можно больше выкачать из уже разведанного, чем тратить деньги на поиски нового. По весьма понятным экономическим причинам не разрабатываются даже открытые месторождения в труднодоступных местах Сибири, а уж чтобы вкладывать деньги в геологоразведку на востоке… Но вопрос, как говорится, перезрел: по замечанию академика Алексея Конторовича, наша промышленность сейчас «проедает» советские остатки, и разведка в три-четыре раза отстает от темпов добычи. Если немедленно не принять меры, то скоро качать будет нечего.

Сколько нефти «потечет» на Восток?

Вот наиболее характерный и суперактуальный пример. Компания «Транснефть» уже начала прокладку нефтепровода Тайшет — Сковородино (первый этап) с дальнейшим выходом к портам Тихого океана. В «трубу» вкладываются огромные средства, ее значение соизмеримо с БАМом. Сам президент держит строительство на контроле и не раз уже ставил его в пример западным компаниям накануне подписания соглашения по строительству нефтепровода в Грецию. По словам Игоря Солярского, вице-президента «Транснефти», из 2700 километров первой очереди построено уже более 860. Пять километров в день могучей «жилы» упорно тянутся на восток через болота, реки, горные хребты и вечную мерзлоту. Стальная артерия рассчитана на 90 миллионов тонн нефти в год. Первая очередь должна быть введена в строй уже в декабре будущего года. Осталось уже меньше двух лет до окончания гигантской стройки. А вот нефти пока в таких количествах просто нет. Она, разумеется, есть под землей Восточной Сибири, но ее нужно взять! Скорее всего, на первых порах придется возить «черное золото» до Тайшета тоже в цистернах из Западной Сибири.

Это лишь один «штришок» проблематики ТЭК, нашего нынешнего и завтрашнего «кормильца». Да, достойную современного экспорта промышленность нужно развивать, создавать технопарки, новые технологии и т. д. Но реально в ближайшие годы ТЭК будет по-прежнему нашим главным экспортером и валютодобытчиком.

«Главный специалист по балансу»

Так назвал в ходе конгресса полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе Анатолий Квашнин академика-экономиста Валерия Кулешова. И Валерий Владимирович действительно привел небезынтересные факты и выкладки. Во-первых, правительству давно пора определиться с приоритетами в новом строительстве. Сегодня любая крупная стройка — это прежде всего частные инвестиции. А инвестора надо реально заинтересовать и дать гарантии, что вложенные им деньги не пропадут. Сейчас у нас разрабатывается куча различных проектов — от федерального, ведомственного до регионального и муниципального. Всем нужны деньги. Распылять их по множеству каналов никак нельзя.

И еще: кроме денег, и даже необходимее их, нужны материальные и людские ресурсы. Можно много что напланировать, но из чего и чем строить? И кто будет строить?

Академик привел пример: Братскую ГЭС полвека назад возводили около 40 тысяч комсомольцев-добровольцев. Сейчас это по всем понятиям — демографическим, политическим, экономическим — неподъемная цифра. Нужно рассчитывать, как минимум, на порядок меньше. Но это должна быть высокопроизводительная квалифицированная рабочая сила. Откуда она возьмется, если средняя зарплата в Москве в три раза выше, чем в Новосибирске? И общеизвестен факт, что людские ресурсы Сибири и Дальнего Востока стремительно тают: люди просто уезжают в более благоприятные места.

(Как тут не помянуть недавнюю инициативу нашего бережливого правительства о предполагаемой отмене «северной надбавки» в ряде регионов Сибири! Но это отдельная тема.)

Анатолий Квашнин назвал такой факт: на вышеупомянутом строительстве нефтепровода из трех тысяч человек работают лишь 300 коренных сибиряков. Остальные — приехавшие на заработки с Украины, из Белоруссии и центральных областей России. Но ведь ясно, что всех не завезешь. Чтобы всерьез осваивать богатства Сибири и Дальнего Востока, нужны срочные правительственные меры. И не в пример упомянутому случаю с «северными».

Академик Конторович, не мудрствуя лукаво, назвал пример, достойный подражания. В Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах нет кадровой проблемы. Местная власть, естественно, опираясь на деньги, получаемые от компаний, создала бытовые, медицинские и культурные условия для людей на порядок лучше чем в иных центральных областях России. И все — проблема закрыта! И зарплату, разумеется, и пенсию людям нужно платить достойные. Огромна Россия, и десятилетиями говорится о том, что будущее ее, в первую очередь энергетическое, зависит от развития восточных регионов страны. А воз и ныне там. Хотя какое-то шевеление на правительственном уровне в последнее время, вроде, наметилось. Впрочем, уже неоднократно намечалось…

Власть — бизнес — наука

Триединство этих составляющих современного прогресса (ТЭК не исключение) казалось бы, совершено необходимо.

С наукой, вроде бы, все в порядке. Новое российское руководство ее ценит, и ученые свое дело знают. Институты СО РАН над проблематикой ТЭК работают. И сами идут, и власть и бизнес зовут на восток. Одно дело разведать полезные ископаемые, добыть их, другое — как употребить. Особенностью нефтегазоносных слоев Восточной Сибири является большое количество газовых конденсатов, смеси метана, бутана, пропана, гелия и других. Здесь помощь большой науки будет просто необходима. Уже существуют, конечно, разработанные принципы промышленного разделения добываемых углеводородов. Но вот как, где и каким образом в каждом конкретном случае? Как наладить переработку богатых гелием залежей и превратить Россию в одного из ведущих экспортеров этого очень важного для промышленности сырья? Таких сопутствующих промышленному освоению Севера и Востока страны вопросов сотни. И работы ученым невпроворот.

Бизнес можно хвалить, как, например, «Газпром», который действительно, по заверениям компетентных людей, многое делает для освоения новых и газификации «старых» территорий. Можно ругать за алчность, недальновидность и т. д. Но бизнес есть бизнес. Он пойдет туда, где выгодно. Его не призывами нужно заманивать, а прибылью. Плюс государственными гарантиями.

Сложнее — с властью. Многие участники конгресса замечали, что у нас нет до сих пор единой программы освоения восточных территорий России. При внедряемом в последние годы программно-целевом методе планирования, нет пока единого государственного взгляда на развитие ТЭК. Не увязываются в государственном масштабе планы социально-экономического развития территорий и т. д.

В этом смысле документы и рекомендации конгресса в принципе не имеют цены. Развитие ТЭК Сибири и Дальнего Востока — вопрос сложнейший сам по себе. Но участники энергетического форума далеко раздвинули рамки тематики, не ограничивая их узкоспециальными исследованиями и разговорами. Речь действительно шла о жизни и страны, и «планеты« Сибирь.

Интервью в кулуарах

Виктор Толоконский:

«Инвестор должен опираться на поддержку государства!»

— Сегодня крупные инвестиционные проекты, большие стройки — это прежде всего дело бизнеса. Но инвестор должен опираться на поддержку государства, которое определяет современную экономическую политику.

Там, где начинают реализовываться большие проекты, государство должно позаботиться о развитии инфраструктуры, условиях труда и быта людей, зарплате бюджетных работников, пенсиях и т. д.

Здесь необходимо партнерство власти и бизнеса. Бизнес вкладывает деньги, а государство, понимая, что мы живем в другую эпоху, должно позаботиться о развитии территорий, определить правильную кредитную и тарифную политику, решать демографическую ситуацию, создавать условия для целевой миграции трудоспособного населения.

Условия для государственного регулирования этих процессов сейчас есть: Инвестиционный фонд, банки развития, и т. д.

Также необходима взвешенная программно-целевая политика. Не распылять силы и средства по множеству объектов, а сосредоточить усилия на двух-трех стройках. Остальные постепенно подтянутся. Если сейчас нужно в первую очередь решать проблему энергетики, значит, необходимо способствовать развитию ТЭК. Если нужна более глубокая переработка углеводородов, значит, нужно способствовать развитию именно таких предприятий. Но вопрос, безусловно, должен решаться комплексно: и властью, и бизнесом.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать