Сегодня возобновляются судебные слушания по делу группы капитана Ульмана

Суд над группой разведчиков спецназа ГРУ, обвиняемых в убийстве шести мирных граждан Чечни, уникален по своей абсурдности.

Пожизненно невиновны

Наша газета внимательно следит за процессом не только потому, что командир этой группы Эдуард Ульман — наш земляк. Суд над группой разведчиков спецназа ГРУ, обвиняемых в убийстве шести мирных граждан Чечни, уникален по своей абсурдности.

Военные прокуроры далеки от войны

Невиновность свою и своих однополчан Эдуард Ульман доказывает в третий раз…
Фото Владимира ПОЛЯКОВА

Самая большая нелепость — оценить действия военных при выполнении БОЕВОГО ЗАДАНИЯ по законам МИРНОГО ВРЕМЕНИ! Очень коротко о сути дела. В январе 2002 года разведчики находились в засаде (боевая задача!) в Шатойском районе Чечни, где, по данным командования, мог объявиться Хаттаб. На дороге появился «уазик», который не отреагировал на приказ остановиться и был подбит. Находящиеся в нем пассажиры и водитель по приказу руководителя операции были расстреляны. А через два дня вернувшихся с задания разведчиков арестовали. Потом были два суда с участием присяжных, которые дважды (в разных составах, что немаловажно!) выносили обвиняемым оправдательный приговор.

Они считали, что в тех условиях разведчики не могли поступить иначе. Была боевая задача, был приказ и есть устав, который обязывает выполнять этот приказ. Присяжные — обычные граждане, которые выносят свой вердикт, руководствуясь доказанностью фактов и здравым смыслом, собственным понятием совести. Военная прокуратура руководствуется чем-то иным, поскольку оба раза опротестовывала решения присяжных, и дело возвращалось в суд. Во второй раз для этого потребовалось даже вмешательство тогдашнего президента Чечни Алу Алханова, обратившегося с запросом в Конституционный суд (КС). Он сомневался в конституционности ряда положений законов, регулирующих деятельность военных судов и присяжных заседателей, а также сообщал об «ущемлении прав» жителей Чечни, поскольку коллегия присяжных по «делу Ульмана» была сформирована не из представителей республики. И КС постановил, что при рассмотрении дел, аналогичных «ульмановскому», коллегия присяжных должна формироваться по территориальному принципу, а в том случае, если это сделать невозможно, дела подлежат рассмотрению «в ином, установленном законом составе суда».

И вновь абсурд. По сути, само нынешнее разбирательство незаконно: ни в России, ни в любой другой стране мира нет такого правового института, который мог бы пересматривать решения коллегии присяжных! Но тут Россия впереди планеты всей, поскольку впервые о такой удивительной возможности мир узнал из постановления нашего Конституционного суда!

Но судебная машина закрутилась вновь, а даже у самого во всем сомневающегося гражданина отпали последние сомнения: дело Ульмана — не уголовное, конечно, а политическое. И действительно, часто ли президенты республик вмешиваются в деятельность судов и ход следствия?

А судьи решают… свою судьбу?

Политзаказ нынешнего судебного разбирательства до неприличия очевиден. Ангажированные стороной обвинения СМИ вовсю навешивают ярлыки разведчикам, пытаясь отвлечь читателей от размышлений на простую тему: а как бы повел себя на месте Ульмана я (мой сын или мой брат), получив приказ командования?

В непростой ситуации оказались и судьи. Казалось бы, чего сейчас проще: «дать срок», как того требует обвинение, и всего дел-то! Но что будет за этим? К волне протеста, охватившей многие регионы страны, добавилась, наконец, активность Госдумы. Депутат Дмитрий Рогозин заявил, что возможное решение суда «не может иметь отношение к тем судебным вердиктам, которые были приняты ранее: закон обратной силы не имеет». А чуть ранее другой депутат Сергей Абельцев заявил, что «в истории России не было ещё более позорного факта, когда за выполнение боевого приказа военнослужащих приговаривали к тюремному заключению как простых рецидивистов. Капитан Ульман и личный состав группы действовал в полном соответствии с общевоинскими уставами, предусматривающими принцип единоначалия и верховенства приказов командиров. Беспрекословного подчинения им, особенно в боевых условиях. Если не эти офицеры, то кто должен выполнять приказ и для кого существуют требования уставов? И кто будет служить в нашей армии, если её противопоставляют судебной системе, а личный состав выступает в роли инструмента политических игр?». Далее он подчеркнул: «Наша задача — не допустить судебной ошибки и спасти авторитет российских офицеров и всей армии».

Судьям предстоит принять мужественное решение еще и потому, что если они согласятся с прокурором, который требует фактически пожизненного заключения для обвиняемых, вряд ли можно будет говорить о торжестве справедливости. Как считает «Российская газета», «никто не даст гарантий, что в будущем не случится ситуация, когда человек с автоматом будет вынужден выйти за пределы казармы и наводить порядок. Терроризм все выше поднимает голову по всему миру, и мы здесь не исключение. Кто придет на помощь мирным людям в критической ситуации? Очевидно — солдат, независимо от того, в каком он будет воинском звании. Но если этот человек будет знать, что после выполнения приказа «уничтожить« его могут судить за преднамеренное убийство и дадут на всю катушку, он очень задумается, выполнять приказ или нет».

Для справки. 7 апреля прокурор попросил суд с учетом особой тяжести совершенного преступления назначить подсудимым наказание: капитану Ульману и майору Перелевскому — по 23 года лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, лейтенанту Калаганскому — 18 лет лишения свободы, прапорщику Воеводину — 19 лет лишения свободы.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать