Академия отстояла свою самостоятельность?

Говоря о природе конфликта с крупным чиновничеством, председатель СО РАН Николай Добрецов заметил, что еще никогда в истории науки жесткое вмешательство в науку управленцев не было плодотворным.

С большой долей вероятности на этот вопрос можно ответить утвердительно, но… пока не окончательно

Вернувшись с общего собрания Российской академии наук, председатель президиума Сибирского отделения, он же вице-президент РАН и член комиссии по подготовке нового Устава, академик Николай Добрецов созвал пресс-конференцию, на которой поделился информацией, что называется, из первых рук.

Николай Добрецов
Фото Алексея НАДТОЧИЯ

— Как вы знаете, — обратился он к журналистам, — новая версия закона о науке и научно-техническом прогрессе предусматривает выработку нового Устава РАН и единую программу научных исследований для всех государственных академий. По второму вопросу работа в полном разгаре, а проект Устава РАН был подготовлен учеными. В конце марта состоялось последнее заседание согласительной комиссии, и на прошлой неделе устав был принят в редкой обстановке единодушия только при одном воздержавшемся.

Беспрецедентное единомыслие ученых вызвало много откликов, в среде чиновников — определенное замешательство, и сами ученые даже вспомнили о старой поговорке, что, мол, Россия всегда объединяется в окопах. Претензии Минобрнауки на проталкивание собственной модели устава и создание Наблюдательного совета как дополнительного органа контроля за деятельностью Академии были решительно отметены.

Сейчас очередь за правительством: либо оно, согласно закону, утверждает новый устав, либо продолжаются консультации, возвращение документа в согласительную комиссию, доработки и т. п.

Коротко суть нового документа можно сформулировать так: Российская академия наук, принимая властные полномочия президента и правительства, согласно которым глава государства утверждает президента РАН, а правительство — устав и программу действий, отстаивает свое право на самостоятельность в решении всех остальных ключевых вопросов, касающихся построения научной деятельности, распоряжения финансами и имуществом.

Не всем это понравилось, но ученые полны оптимизма: с ломоносовских времен большая наука в России развивалась и будет развиваться по собственным законам, и активное вмешательство в ее сферу управленцев и чиновников будет минимальным.

Если говорить о внешних формах контроля, сказал председатель СО РАН, то их и без того более чем достаточно. Это ежегодная отчетность президенту и правительству, утверждение численности и окладов, названная уже программа фундаментальных исследований, которая также будет утверждаться и финансироваться. И наконец, связь с мировой наукой и самый широкий, чего раньше никогда не бывало, общественный контроль внутри России.

Что касается нашумевшей дискуссии вокруг возрастного ценза в 70 лет, то здесь воспротивились в первую очередь юристы: нигде нет практики, чтобы по возрасту человека отстраняли от активной работы, в том числе и руководящей. Хотя ранее принятое постановление президиума РАН по возрастному цензу никто не отменял, но это, сказали юристы, не уставная норма вообще.

Так называемый пилотный проект по упорядочению и росту зарплаты научных сотрудников в целом успешно осуществляется. Произошло уже значительное сокращение численности институтов за счет вакансий, передачи многих вспомогательных функций вроде охраны специализированным ведомствам, происходит структурная перестройка и научных учреждений. В частности, в самом СО РАН объединены уже несколько институтов. Средняя зарплата по отделению достигает уже 17 тысяч рублей, и продекларированная цифра в 30 тысяч становится реальностью.

Что касается второго этапа пилотного проекта, то к нему не готово само министерство: положения об аттестации научных сотрудников еще нет, стимулирующие выплаты тоже пока не отработаны. Здесь не все понятно. Многие ученые считают, что выбранные Минобрнауки критерии для стимулирования роста зарплаты не всегда оправданны. Так, в частности, слишком большое значение придается количеству публикаций и цитирований научных трудов. Сам по себе этот показатель может служить дополнительным оценочным критерием, но немало ученых работают вообще в закрытой тематике, главные конструкторы, в частности, той же оборонной промышленности нередко публикаций не имеют вообще. Количество публикаций, например, биологов в несколько раз превосходит печатные работы математиков или представителей гуманитарных наук.

Сами ученые, в их числе и Николай Добрецов, видят главную оценку научных исследований в работе экспертных советов и комиссий, когда знатоки судят знатоков, а не кто-то со стороны, когда возможны влияния конъюнктуры, моды и еще многих других факторов, далеких от науки.

Финансирование со стороны государства, заметил Николай Леонтьевич, в последние годы, разумеется, заметно улучшилось. Но по-прежнему собственно на научные исследования приходится лишь около 20 процентов выделяемых средств, остальное — на обеспечение элементарной жизнедеятельности.

Правда, наука сама научилась зарабатывать деньги. В частности, Новосибирский научный центр является крупнейшим экспортером продукции: лицензии, научные разработки и т.д. дают ежегодно около 100 миллионов долларов. И эту деятельность можно было бы развивать до бесконечности. Но тут важен, говорил еще академик Лаврентьев, разумный баланс: развитие фундаментальных наук, прикладные исследования и подготовка научных кадров. Можно сказать и так: вопрос баланса — залог успеха.

Говоря о природе конфликта с крупным чиновничеством, председатель СО РАН заметил, что еще никогда в истории науки жесткое вмешательство в науку управленцев не было плодотворным. В военное или предвоенное время, в жестких условиях выживания государства это оправданно. Но вот минул год со дня открытия Томской особой экономической зоны, а результатов нет. (Да минует наш технопарк чаша сия!)

На одной из встреч с министром Андреем Фурсенко Николай Леонтьевич пошутил: «Вам нужно, чтобы в науке порядок был, как на кладбище: все ровненько, все лежат рядочками. Но кладбище имеет лишь одну тенденцию — к расширению…»

С 2002 года президент России провозгласил курс на развитие науки и НТП. Сейчас важно не отступить от намеченного. Наука, это поняли даже развивающиеся страны, сегодня определяет в целом прогресс общества. И в России, и у нас в области есть хороший фундамент для качественного рывка вперед в научно-техническом прогрессе в целом.

Одним из важнейших залогов успеха Николай Добрецов видит необходимость привлечения к инновационной деятельности среднего и крупного бизнеса. Сверхбогачи пока не проявили своей заинтересованности. Задача государства — создать условия, когда инновационная деятельность для любой формы бизнеса станет выгодной. Уповать, как в 90-е годы, на саморегулирующую функцию рынка было бы ошибкой.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать