Пара фраз от карапуза

— Если будешь есть чеснок, то все микробы погибнутНаташа, 5 лет:— А зачем они мне во рту дохлые нужны?

Чьи секунды длиннее?

У этих сорванцов все ведь несколько по-иному происходит, чем у взрослых. Для них лето бесконечно, а для нас — было и нет. Им кажется, что можно и до солнца дотянуться, а мы им про расстояния в какие-то световые года. Для них, в конце концов, черное — так черное, а плохой — так плохой. А мы на обстоятельства смотрим, оттенки выглядываем. Вот уж точно: проще надо быть. Хотя… А как? Ведь лето — всего три месяца по календарю, значит, девяносто с хвостиком дней. Помножим на 24 часа — получим часы. Часы — на шестьдесят: вот уже минуты. Еще на 60 — секунды. По всему выходит, что лето — секундное дело: какая уж тут бесконечность?!

Фото с сайта www.photobomba.com

Почти то же самое пробовал объяснить своему папе пятилетний Максим Тарасенко из Новоалтайска (приятно, что наши «фразы» читают и в Алтайском крае!).

«На даче Максим предложил мне наперегонки добежать до озера, — пишет Александр Андреевич. — Я хоть и пробовал поддаваться, да не вышло: пришел первым. А Максим добежал потом и вдруг объявляет:

— Ты первый, но по времени — я.

— Как это? — удивился я.

— Ну, для меня же дорога длиннее, чем для тебя. Значит, и твои секунды длиннее».

Эйнштейн, как сейчас принято говорить, отдыхает со своей теорией относительности. К слову, с этой теорией не все понятно четырехлетнему Ивану Горячеву, когда дело доходит до сладкого.

«За обедом Ванюша возмутился: почему ему наливают супа больше, чем его братику Пете, — пишет мама мальчиков Марина Георгиевна Потоцкая. — Я ему отвечаю: «Потому что ты старше и больше». А он: «А почему тогда конфеты всегда одинаково делите?».

А вот история от Дмитрия Сергеевича Порошина — дедушки пятилетней Даши.

«Возвращаемся из садика, она меня спрашивает:

— А ты знаешь, как зовут нашу Елену Анатольевну?

— Как?! — удивился я такому вопросу.

— Лена! — с гордостью отвечает она.

Я понял, в чем дело, и поинтересовался:

— А как зовут Ольгу Дмитриевну? (Это — моя дочь и ее мама.)

— Оля! — подумав, ответила Даша.

— А Михаила Витальевича? (Папа Даши.)

— Миша!

— А Дмитрия Сергеевича? — называю ей собственное имя.

Она думала дольше обычного и наконец выдала:

— Деда!».

Лена Дойченкова трех с половиной лет оступилась, упала и расплакалась: ножку ушибла! Ее мама Эмма Вольдемаровна пробует утешить: «Хорошо, что только одну ножку ушибла». А вечером пришел с работы папа уставший и пожаловался, что болит голова. Лена утешает: «Хорошо, что у тебя одна голова: а то бы сразу две как заболели-заболели».

Это уже не Эйнштейн, а Чехов с его классическим советом: «Когда у тебя в кармане загораются спички, то радуйся и благодари небо, что у тебя в кармане не пороховой склад».

«Наша Надюша, рассматривая свадебные фотографии родителей, спросила у отца:

— А ты, когда женился, разрешения у родителей спрашивал?

— Нет, — ответил тот, но тут же поспешил добавить:

— Но ты, когда соберешься замуж, обязательно должна спросить нашего разрешения.

Надя подумала-подумала и спросила опять:

— А когда я рожалась, я спрашивала: можно или нет?».

Эту историю нам рассказала Людмила Викторовна Дунаева, бабушка четырехлетней Даши.

В общем-то, у каждого малыша всегда есть один-два вопроса, которые могут поставить нас в тупик. Моя хорошая знакомая пяти лет, например, однажды по осени долго-долго наблюдала, как опадают с деревьев листья. Я порадовался было ее лирическому настроению, но тут же получил вопрос:

— Интересно, а как потом листья опять на деревья залезают?

Еще более занятной проблемой озадачился четырехлетний Эдик Старожилов, о котором написала его мама Татьяна.

«Эдик с папой принесли с улицы щенка. Под «кормушку« на первое время мы приспособили пустую консервную банку. Эдик смотрел-смотрел, как щенок пытается достать из нее лапой маленький кусочек мяса, и вздохнул:

— Бедненький…

А потом повторил:

— Бедненький… Маленький… Он, наверное, даже в носу ковыряться еще не умеет…».

Людмила Федоровна Сомова из Коченева прислала нам подборку изречений своей дочери Натальи, когда та была еще маленькой. Думается, следует их давать дозированно. Вот первый сюжет.

«Наташа часто болела ангиной, и я уговаривала ее кушать чеснок.

— Если будешь есть чеснок, то все микробы погибнут, — объясняла ей.

На что она однажды ответила:

— А зачем они мне во рту дохлые нужны?».

А вот история почти что из серии «только для взрослых».

«Помню, лето, жена отпустила на рыбалку только с условием, что возьму с собой сына, — пишет папа Саши, которому четыре года три месяца. — Мы, конечно, взяли с собой пиво. Ну и, естественно, после пива всем захотелось «до ветру». Мужики пошли в кустики, а мы с Сашей остались, и я развлекал его тем, что показывал, как рыба «играет« в воде. Но по шуму в кустах он, конечно, догадался, зачем туда ушли мои товарищи, и говорит:

Да-а… С каким удовольствием я бы сам сейчас пописал, да вот не хочу…».

Но закончить сегодняшнюю встречу хочется, конечно, более лирично, хотя и предыдущую картину совсем уж нелиричной назвать нельзя.

Итак, Мария Федосеева и ее трехлетняя дочь Настя.

«Решили перед сном на даче прогуляться до реки. Настя спрашивает:

— А что мы там будем делать?

Папа ей отвечает:

— Посмотрим на закат.

Идем-идем, и дочь устала.

— Папа, а закат может нам по пути попасться?».

По-моему, достойное завершение сегодняшней встречи. Надеюсь, что не менее занимательной будет и следующая. Все зависит от вас. Адрес редакции есть в газете, а кроме того, напомню, вы можете прислать заметки о своих малышах в электронную версию «Вечерки» — www.vn.ru.

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать