Голая правда о театре Афанасьева

У афанасьевцев вообще все не как у людей. Даже фотографии ведущих актеров — хотя бы по случаю праздника — не могут развесить по-человечески:аккуратным методом навеса на стену. Крепят на бельевых веревках.

С размахом и юмором отметил Городской драматический свое… 19-летие. В театре не любят круглых дат. Здесь широко праздновали 1 год со дня основания, 13 лет, 19 лет, и «36 и 6» — 36 лет бессменному руководителю театра Сергею Афанасьеву и 6 лет театру…

Сергей Афанасьев (справа): вместе с коллегами
Фото Владимира ПОЛЯКОВА

У афанасьевцев вообще все не как у людей. Даже фотографии ведущих актеров — хотя бы по случаю праздника — не могут развесить по-человечески: аккуратным методом навеса на стену. Крепят на бельевых веревках. А для знакомства с историей театра отсылают не к подробному отчету, а в театральный музей — своеобразную лавку приколов, которая демонстрирует театральную жизнь в ее интимных подробностях…

Об интимных подробностях

Из экспонатов театральной «лавки приколов»
Фото Владимира ПОЛЯКОВА

Среди экспонатов «лавки» можно найти, например: помидоры — «исполнители» вырванных глаз в спектакле «Король Лир», пузо людоеда из спектакля «Кот в сапогах» или надгробие заслуженного коня из спектакля «Амазония. Караул N 8»… А также (подписи к музейным экспонатам оставлены без изменения):

«Лом, отобранный во время спектакля «С любимыми не расставайтесь« режиссером Павлом Южаковым у заслуженного артиста Николая Соловьева и опущенный (случайно, не нарочно) на голову ведущего артиста Полякова, что привело к травме».

«Бутафорский снег — исполнитель роли Снега в спектакле «Шутки в глухомани» и роли Педрилио в спектакле «Безумный день или Женитьба Фигаро».

«Веер, неоднократно сломанный о лицо артиста Южакова, персонаж которого увивается за Марселиной, но обламывается в спектакле «Безумный день, или Женитьба Фигаро»…

Большому театру — большие актрисы
Фото Владимира ПОЛЯКОВА

С «интимными подробностями» театральной жизни можно было познакомиться и на большом торжественном капустнике, подготовленном по случаю. Где было много голого актерского тела и юмора «про это»… Афанасьевцы умеют гордиться не только талантом, но и обнаженными торсами своих актеров-мужчин и «весомостью» своих актрис. «Большому театру — большие артисты», — говорят они о самой «весомой» любимице публики Зое Тереховой.

Когда в теперь уже далеком 1988-м они сыграли на сцене Дома актера свой первый спектакль — это был «Вечер французской комедии» — и объявили себя театром, то, признаются, считали, что, кроме них, идиотов создавать театр в столь неподходящее время не найдется. Потом узнали, что, напротив, год был для страны очень «урожайным»: получил Нобелевскую премию Иосиф Бродский, «толстые» журналы опубликовали «Детей Арбата» и «Белые одежды», появилась телевизионная программа «Взгляд», вышел в прокат культовый фильм «Асса», перестали быть запрещенными Эрнст Неизвестный и Михаил Шемякин, прошел первый в России конкурс красоты, взошла звезда многих рок-ансамблей включая ДДТ и «Наутилус»…

— Теперь мы понимаем, что плохих, непригодных для театра времен просто не бывает, — констатирует Афанасьев.

В России, кстати, в тот год было зарегистрировано 25 тысяч театров, в Новосибирске — порядка 25 театральных студий на хозрасчете. Из новосибирских коллективов выжил только театр Афанасьева.

О нелюбви к регалиям

За свои 19 лет афанасьевцы, естественно, одержали немало творческих побед. А их бессменный лидер не только поставил более четырех десятков спектаклей и стал шестикратным лауреатом городской театральной премии «Парадиз», но и снял широкоформатный фильм «Стерва» и возглавил театральный институт…

Впрочем, от перечисления регалий и заслуг здесь начинают скучать. По числу «заслуженных», «народных» и полученных медалей пальму первенства держать театр никогда не будет. «Нам это и не грозит», — с улыбочкой говорит Афанасьев. Зато как о высшей награде здесь говорят о постоянных аншлагах…

Из последних проектов — русско-французский «Вишневый сад». Паскаль Лярю — руководитель французского театра L`Enfumeraie и Сергей Афанасьев нашли друг друга давно. Игра спектакля на двух языках не создает для зрителя никаких барьеров восприятия. Театральный язык — это то эсперанто, которое понятное всем и вся…

Для Афанасьева, кстати, вишневый сад это, прежде всего — символ чего-то, что совершенно бесполезно в практическом смысле, но при этом наиболее ценно в нас. И он не устает убеждать в этом своих часто весьма прагматичных студентов…

О пользе «бесполезных штучек»

Все, кто пришел в этот вечер поздравить театр с датой, получил на входе «бесполезные штучки» из барабана. Корреспонденту «ВН» досталась совершенно замечательная использованная пробка от бутылки, а фотокору — не менее замечательный высохший фломастер… Почему бесполезные штучки — смотри выше. А кроме того, театр вообще любит своих почитателей бескорыстно. И они платят ему тем же. И потому и большой зал в «Кобре» (ДК им. Октябрьской революции), и пиво-брэйк в перерыве между действиями, и фуршет под занавес не стоили театру ни копейки. Чиновники в этот вечер, кстати, были на удивление раскованны и неформальны: пересыпали «тронные речи» шуточками. А бизнесмены говорили стихами и замысловатыми метафорами. Одним словом, гости были под стать имениннику.

Гимн театру на гармошке
Фото Владимира ПОЛЯКОВА

То, что происходило все это «творческое безобразие» в «Кобре», не случайно. Здесь, по сути, и родился театр. Точнее, отыграв год на сцене Дома актера, афанасьевцы были «отлучены от дома» и нашли приют в стенах ДК им. Октябрьской революции. Потом они своими руками построили здесь свой первый временный дом — маленькую сцену, размером пять на шесть метров и зрительный зал на 28 мест. За свои неполные двадцать театр вообще много странствовал. Вопрос об ожидаемых новосельях стал в городе притчей во языцех и темой многих шуток. Вот и теперь афанасьевцы снова с нетерпением ждут новоселья. На этот раз они должны переехать в свое собственное здание в самом центре, купол которого распишет сам Михаил Шемякин…

Вопрос: «Когда же вы, наконец, переедете?», как говорит Афанасьев, остается самым частым из задаваемых. Лица журналистов при этом приобретают самое заботливое и сочувственное выражение. У режиссера на этот счет есть несколько ответов, которые он на выбор и предлагает:

— Когда надо…
— Никогда…
— Завтра…
— Следующий вопрос…
— Не травите душу…
— Да пошел ты…
— Кто его знает…


А если серьезно, то афанасьевцы уверены, что свой следующий юбилей — на этот раз это будет круглая дата — они непременно отметят уже там. А первым спектаклем станет «Принцесса Турандот». Именно этим спектаклем, как известно, в 1922 году открыл свой театр Евгений Вахтангов. Постановка легла в основу целого направления — «вахтанговской школы». И Афанасьев — выпускник Щукинского училища при академическом театре Вахтангова — намерен таким образом сделать своеобразный комплимент своей альма-матер…

А для афанасьевского театра же самый большой комплимент — это ажиотажный зрительский интерес, который сопровождает его на протяжении всей истории.

— Самое главное, чего с нами не случилось — это пустующих мест в зрительном зале, — говорит Афанасьев. — Для театра — это самая большая катастрофа…

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать