Пара фраз от карапуза

— Антоша, расскажи, какие игрушки ты любишь, кроме машинок?— Ну… Кубики… Мячик… Санки… А ты что любишь, кроме компьютера и утюга?

Все без исключения дети хотят быть взрослыми. Это точно. Разница лишь в том, что у кого-то из них это идея фикс, а кому-то достаточно походить несколько минут в папиной шляпе или в маминых туфлях, и им взрослой жизни достаточно. Правда, шляпой и туфлями дело-то не обходится. Шляпа с туфлями — это только начало. Далее следуют мамина косметика, деньги (пусть даже мелочь), мобильник кого-нибудь из взрослых и, конечно, «взрослые» разговоры. Вот с этим они расстаются реже, чем со всем остальным. Такие разговоры случаются едва ли не ежедневно. Причем они тоже ведь начинаются с малого. Ведь как показать свою взрослость? А очень просто: продемонстрировать, что ты умеешь что-либо из того, чего пока не умеют сверстники.

Фото Владимира ПОЛЯКОВА

Например, Оксана, мама двойняшек Алеши и Кати, прислала мне письмо по адресу, указанному в электронной версии «Вечерки» (www.vn.ru). Письмо, понятно, про ее малышей. История такая. Катя научилась говорить букву «р» и стала выделять ее при каждом удобном случае. А у Алеши по-прежнему остались сложные отношения и с «р», и с некоторыми другими буквами. Вот как-то после обеда просит он яблоко: «Мама, дай мне ябоко!» А Кате же непременно надо вставить свое веское слово, и она его «поправляет»: «Не ябоко, рябоко»!

А дальше больше, как говорится. Поводов показать свою взрослость они находят множество. О трехлетней Арине написала нам ее бабушка Ирина Семеновна Лосинская.

«Крутится Арина перед зеркалом в новом платье. Потом вздыхает и говорит: «Нет, мне обязательно нужны еще босоножки с палочками и усики на ниточке». Объясняю: она имела в виду босоножки на «шпильках» и бусы (слышала — «бусинки», а ей показалось — «усики»).

А у четырехлетней Марианны Раструбовой запросы «покруче». Ей — ни много ни мало — потребовался пирсинг.

— Мамочка, не пора ли мне проколоть ушки?

Вступает папа:

— Рано: подрасти сначала!

— Папуля, — переключается на него дочь. — Ну, тогда хотя бы пупик! Я же не прошу губку…

Эту историю поведала мама Марианны Вера Алексеевна.

Очередная история о девочке Ксюше от ее бабушки Натальи Дмитриевны Шаповаловой.

«К нам пришли гости. Пока накрывали на стол, им предложили посмотреть семейный альбом. Ксюша вертится, конечно, рядом и вставляет свои комментарии. Вот один из них — к снимку, на котором она еще в «лежачем« положении: год от роду.

— А здесь я еще совсем молодая!».

И вторая история от любящей бабушки. Опять-таки про фотографию.

«Вместе с мамой рассматривают свадебные фотографии родителей. Папа выносит маму на руках из Дворца бракосочетания. Ксюша:

— Мама, а он тебя потом аккуратно поставил на место?

Что ж она думала, что он бросит невесту на асфальт?».

К довершению свадебной темы. Про четырехлетнюю внучку Лию рассказал ее дедушка Владислав Михайлович Логинов.

«Купили ей летнее белое платье. А она надела его, подошла к зеркалу, смотрела-смотрела, а потом спрашивает:

Но замуж-то мне не надо выходить?».

Труднее приходится нам, взрослым, когда они так или иначе нас же и копируют. Мама четырехлетнего Антоши приводит в своем письме на сайте www.Sibmama.ru, с которым мы вместе проводим наш конкурс, такой диалог с сыном.

— Антоша, расскажи, какие игрушки ты любишь, кроме машинок?

— Ну… Кубики… Мячик… Санки… А ты что любишь, кроме компьютера и утюга?

А вот потрясающая, как мне кажется, история про пятилетнего Максима Кислицына.

«Есть у нас друг семьи Виктор, — пишет Максимкина мама Наталья. — Взрослый мужчина, который никак не хочет обременять себя семейными узами. Единственная его страсть — автомобили, которые он регулярно меняет и проводит с ними все свое свободное время. Мы с мужем между собой про него шутим, что машина — его единственная подружка. А тут вроде что-то у Виктора «наклюнулось« в личной жизни. Он даже на день рождения мужа припоздал. Я говорю:

— Виктор что-то задерживается.

— Да у подружки, наверное, — предположил муж. — Появится еще.

— Конечно, — включается в разговор Максим, который, видимо, слышал наши шутки про машину-подружку и Виктора:

— Конечно, появится! Подшаманит ее как следует и появится…».

Марина Гнеденко — ей четыре с половиной года — ведет светскую беседу с бабушкой о погоде. Стоят у окна, смотрят на улицу, и бабушка объясняет, что хоть травки еще нет и солнышко светит не так ярко и жарко, но март все равно считается первым весенним месяцем. Марина понимающе поддакивает:

— Конечно, с первого раза не все получается… Я вот сколько одна не могла засыпать…

Маринины рассуждения в редакцию передала ее мама Светлана Константиновна. А Элеонора Валентиновна Соловьева рассказала о своем сыне Косте, которому тоже четыре с половиной года.

«Говорю ему, что он уже взрослый мальчик и должен быть вежливым: говорить «спасибо», «пожалуйста« и уступать место девочкам и тетям.

Костя (с ужасом):

— Тете Алле — свой стульчик?!

Тетя Алла — моя сестра весьма объемной комплекции».

И в конце про свою хорошую знакомую пяти лет. Как-то она мне говорит:

— Хочешь, я что-нибудь нарисую и подарю тебе?

— Конечно, хочу! — отвечаю.

Берет фломастеры, раскрывает альбом и задумывается. Я вышел, чтобы не мешать. Захожу минут через пять: все еще сидит перед чистым листком.

— Ну, что же ты не рисуешь?

— А давай я тебе такой листок подарю?

— Почему?!

— А вдруг плохо получится?

Картину мы с ней все-таки сообща нарисовали. Дом — это наш садовый домик, цветы, яблоньку и ее любимого пса Малыша. Но тот чистый листок я все-таки отложил. Когда она подрастет, то обязательно расскажу ей, что это — ее подарок мне, это — картина, которую она не решилась нарисовать, потому что боялись, что испортит подарок.

Артем МАЛЮТКИН, ведущий конкурса

Подпишитесь на нашу новостную рассылку, чтобы узнать о последних новостях.
VN.ru обязуется не передавать Ваш e-mail третьей стороне.
Отписаться от рассылки можно в любой момент
Поделиться:
Копировать