Яндекс.Метрика

Он смог на ходу вскочить на крыло самолёта

Александр Попов прилетел в наш город всего на день-полтора — на торжественное открытие бассейна «ЗимаЛето» в Бердске. Бассейн открыл, кучу автографов раздал и согласился ответить на вопросы журналиста «ВН».

Четырёхкратный олимпийский чемпион в плавании Александр Попов дал эксклюзивное интервью «Вечернему Новосибирску»

Александр Попов прилетел в наш город всего на день-полтора — на торжественное открытие бассейна «ЗимаЛето» в Бердске. Бассейн открыл, кучу автографов раздал и согласился ответить на вопросы журналиста «ВН».

«Готов лететь на край света, если там открывают бассейн»

На память о встрече Александр Карелин подарил тёзке фирменную майку своего фонда. Фото Сергея ПЕРМИНА

— Мой приезд в Новосибирск — не просто дань уважения своему другу Александру Карелину, который делает очень многое для развития спорта не только в Сибири, но и во всей России, — говорит Александр Попов. — Я с удовольствием приеду в любой российский город, лишь бы там было желание развивать наш вид спорта. Поверьте, я действительно отслеживаю динамику строительства новых дворцов, и Новосибирск в этом списке занимает одно из первых мест. Не кривя душой, скажу, что это мой первый визит в нашей стране по такому поводу. Я этому очень рад, рад тому, что в вашем городе проявляется такой интерес к плаванию. Ведь в последние годы мы привыкли к тому, что бассейны перепрофилируются в развлекательные заведения либо вообще закрываются.

— Ваша основная работа сегодня — в Международном олимпийском комитете. За что конкретно вы отвечаете?

— Я член комиссии спортсменов МОК. Кроме того, я постоянно принимаю участие в заседаниях комиссии антидопингового комитета (ВАДА). Cлучаев применения допинга не так много, как кажется. Просто сформировалось определенное мнение, что все спортсмены применяют допинг для достижения победы. На самом деле это не так. Каждый здравомыслящий человек отдает себе отчет в том, что его судьба в его руках. Резервы человеческого организма не изведаны. Если человек может на ходу вскочить на крыло самолета, значит, он способен в спорте добиться многого.

— Вы много лет прожили в Австралии. Где живете сейчас?

— Уже два с половиной года всей семьей живем в Москве. Это, кстати, тоже связано с моей работой. Все-таки из Москвы гораздо удобнее перемещаться по свету.

«Советы давать не хочу»

— Как оцениваете ситуацию в нынешнем российском плавании?

— Нормально. Нужно просто работать, а не искать причины неудач на стороне. Сегодня у нашей команды есть все шансы вернуть былые позиции. Новый президент Федерации плавания России Сергей Норышкин делает серьезные шаги для развития плавания в стране. И есть хорошие пловцы. С приходом Норышкина появились нормальные спонсоры. А когда у спортсмена есть серьезный финансовый стимул, то и результаты растут. С недавних пор мы возродили традиционные в прошлом тренерские конференции, на которых наши молодые специалисты могут в спокойной обстановке пообщаться со своими старшими коллегами, поднять уровень своих знаний.

— Вы человек авторитетный. Есть желание и возможность что-то изменить в нашем плавании?

— Не думаю, что это нужно. Конечно, я могу высказать свое мнение, но ни в коем случае не претендую на истину в первой инстанции. Есть устоявшийся ритм, в котором работают наши тренеры и спортсмены. На мой взгляд, люди сами должны созреть для серьезных, самостоятельных решений. Никакие советы им в этом не помогут.

— В России остались центры плавания, каковым, к примеру, в 90-х годах был Волгоград?

— Увы, сейчас такого нет. К сожалению, и в Волгограде все развалилось. Сегодня идет, если так можно сказать, «точечная застройка». Есть хорошие ребята в Самаре. Приличный центр в Омске, где тренируется наш брассист Роман Слуднов. Неплохая школа появилась в Таганроге. Кто-то удивится, но здорово работает школа в Воркуте, где за последние годы появилось много талантливых ребят.

— А тренеры уровня Геннадия Турецкого или Виктора Авдиенко есть?

— Ох, как хотелось бы ответить утвердительно, но не могу. Людей, сравнимых с Геннадием Турецким, который тренировал меня, я в современном российском плавании не вижу. Есть талантливые специалисты, но их уровень знаний на порядок, если не больше, уступает Турецкому. Проработав бок о бок с Геннадием Геннадьевичем много лет, я имею право так говорить.

Нынешним тренерам не хватает самообразования. При всех их достоинствах не нужно забывать, что надо постоянно работать над собой.

Билл Клинтон на финал опоздал

— Александр, согласитесь ли вы, что современное плавание смотреть неинтересно? Сначала ушли вы, теперь о завершении карьеры заявил знаменитый австралиец Йан Торп…

— Как говорится, незаменимых людей нет. Но все же уход из большого спорта человека масштаба Торпа — это, безусловно, потеря. Йан — пятикратный олимпийский чемпион, на него ходили зрители. К сожалению, фигур такого уровня в мировом плавании становится все меньше.

— Давайте вернемся к вашей спортивной карьере. 1996 год, Атланта, Олимпийские игры, заплыв на 50 метров. На трибунах президент США Билл Клинтон, вся Америка ждет победы своего Гэри Холла…

— Да, ажиотаж был безумный, но на меня это никак не влияло. К тому времени я уже был достаточно опытным спортсменом и умел контролировать свои эмоции. Чувствовал себя абсолютно спокойно. А Клинтон, кстати, опоздал на две минуты и пропустил заплыв, который длился чуть более 22 секунд.

— В последнее время стало привычным делом шоу фигуристов, гимнастов, борцов. Не собираетесь сделать коммерческий плавательный проект?

— Сделать шоу, конечно, можно. Однако сравнивать плавание с фигурным катанием довольно сложно. У нас после каждого заплыва уходит большое количество времени на восстановление. Эти паузы можно заменять другими номерами. Но пока эта система не отработана, рисковать не стоит.

Чтобы крепко стоять на ногах, нужно уметь держать себя в руках

— Есть ли в вашей жизни победа, которую вы выделяете из остального ряда?

— Было бы самообманом выделить какую-то отдельную победу. Это то же самое, что вытащить из стены кирпич: тогда вся стена разрушится. Так же и с моими победами и поражениями. Все это мое: и победы, и неудачи.

— А как переживали свои проигрыши?

— Самое главное — уметь контролировать свой страх. Необходимо держать себя в руках, чтобы после первого проигрыша ты сумел бы устоять на ногах. Все лежит в области психологии. Это как на экзамене: если не сдал с первого раза, значит, нужно учиться дальше, чтобы доказать преподавателю свои знания. А если ты где-то струсил, не проявил себя, значит, и дальше у тебя ничего не получится.

— Не жалеете, что не ушли из спорта непобедимым?

— О чем мне жалеть? Я выиграл все что можно. Мне нечего стесняться. Свои золотые медали я завоевал в честной борьбе. Никогда даже не задумывался о том, что мог уйти раньше или позже из спорта. Уверен в том, что все, что я делаю — это правильно. Иначе зачем было бы жить?! Да и сколько можно было на мне выезжать? Пора уже и другим ребятам что-то показать.

— Вам приходится давать множество интервью. Выработали для себя защитную реакцию против гадких вопросов журналистов?

— Нет, а зачем? Я всегда считал и считаю, что лучшим аргументом является адекватный ответ. Можно, конечно, нахамить журналисту в ответ. Но ведь на следующий день в газетах или на телевидении вы увидите или услышите: «Попов оскорбил журналиста!» Не думаю, что это лучший выход из положения. Поэтому предпочитаю следить за своими словами.

Настольная книга — «Управление финансовыми инвестициями»

— Саша, скажите, чем отличаются новые костюмы пловцов?

— На стометровке такой костюм добавляет примерно четыре десятых секунды, что есть весьма солидная фора. Но надо отдавать себе отчет, что сам по себе костюм не поплывет. Если у тебя нет скорости, таланта, то ты ничего не выиграешь.

— Вам по роду своей деятельности приходится много времени проводить в самолетах. Чем расслабляетесь: книги, фильмы, музыка?

— Сейчас я летаю меньше, чем раньше, но все равно времени свободного не так много. Больше люблю читать.

— Что, если не секрет?

— Наверное, я вас разочарую, но последняя прочитанная мною книга — «Управление финансовыми инвестициями» — работа есть работа. Из художественной литературы не успеваю прочитать ничего, слишком плотный рабочий график.

— Значит, спрашивать о культурной программе для вас с супругой по вечерам излишне? Что предпочитаете смотреть по телевидению из других видов спорта?

— Очень люблю смотреть все зимние виды спорта. Предпочтение отдаю лыжам и биатлону. Из летних хотел бы болеть за футбол, но, как говорил Николай Озеров, такой футбол нам не нужен. Мне неинтересно наблюдать за нынешними футболистами. Думаю, вы со мной согласны. Были бы еще свободные вечера! И все же стараемся с женой бывать в московских театрах. Если есть время, забегаем в музеи.

— Ваши дети занимаются спортом?

— Безусловно. Но при этом я не собираюсь заставлять их бороться за чемпионские титулы. Володя, мой старший сын, занимается айкидо. Плюс к этому еще и плавает. Два дня там, два дня в бассейне. Я не давлю на него. Если парень сам захочет, то пускай профессионально занимается спортом. Нет так нет, я настаивать не буду.

— Все великие чемпионы говорят, что никогда не пожелали бы такой судьбы своим детям. Вы исключение?

— Нет. С каждым годом большой спорт становится все более требовательным, энергоемким. Нагрузки возрастают на глазах. И мне, откровенно говоря, не хотелось бы, чтобы мой ребенок проходил через такие нагрузки.

Беседа заканчивалась. Спутники Александра, стоя поодаль, уже не раз недвусмысленно постукивали пальцами по циферблату часов. Александр с извинениями попрощался, хотя готов был говорить и говорить. Опыт подсказывает, что чем известнее человек, тем проще с ним разговаривать. Впрочем, тот же опыт показывает, что это относится, как правило, к великим людям. Встреча и беседа с легендарным чемпионом Александром Поповым — лишнее тому подтверждение.

Поделиться:
Копировать