Долго ли будут щепки лететь?

Когда в октябре в Госдуме был окончательно принят федеральный закон о новом Лесном кодексе, многие СМИ поспешили успокоить граждан: теперь по грибы и ягоды вы будете продолжать ходить в лес бесплатно. И слава бы Богу, но грибы и ягоды — это все-таки«цветочки» по сравнению с комплексом тех проблем, которые стояли и стоят перед работниками лесного хозяйства России. Летят щепки, да еще какие!

Заметки со Всероссийского совещания Рослесхоза в Новосибирске

Известно: лес рубят — щепки летят… И когда после длительных общественных дискуссий и нескольких обсуждений в октябре в Госдуме был окончательно принят федеральный закон о новом Лесном кодексе, многие средства массовой информации поспешили успокоить граждан: теперь по грибы и ягоды вы будете продолжать ходить в лес бесплатно. Подразумевается, что частной собственности на лесные угодья в России не будет, а лесопользователи смогут заключать договоры долгосрочной аренды на 49 лет. И слава бы Богу, но грибы и ягоды — это все-таки «цветочки» по сравнению с комплексом тех проблем, которые стояли и стоят перед работниками лесного хозяйства России. Летят щепки, да еще какие!

Порубки идут даже в пригородных лесах. Этот снимок наш фотокорреспондент сделал минувшим летом в Нижней Ельцовке. Фото Владимира ПОЛЯКОВА

До нас, рядовых граждан, читателей и телезрителей, доносятся лишь отголоски колоссальных никем не контролируемых рубок, контрабанды лесом, беспредельного воровства и почти полностью свернутых работ по лесовосстановлению.

Дума новый закон приняла, днями состоится его рассмотрение на Совете Федерации, затем подпись президента, и — за работу, товарищи!

Кто-то может вздохнуть спокойно, но не Федеральное агентство лесного хозяйства Минприроды РФ. Поэтому и провело на этой неделе совещание-семинар с представителями регионов в Новосибирске. Цель — дать информацию по предстоящим задачам, прояснить позицию и взгляды компетентных людей из регионов.

А в нашем городе совещание проходило потому, заметил начальник управления Рослесхоза Евгений Атаманкин, что именно здесь расположено лучшее на сегодня (из тринадцати) лесоустроительное предприятие России — ФГУП «Запсиблеспроект».

С проектом — он пока, до подписи президента, остается таковым — нового Лесного кодекса участники совещания отлично знакомы, цитируют его положения в докладах, но вопросы, вопросы…

Главный из них, пожалуй, вот в чем: сумеют ли субъекты Федерации, которым новым кодексом передается львиная доля полномочий по лесному ведомству, организовать дело таким образом, чтобы лесоустройство и лесопользование не свернуть, и воспроизводство, лесопосадки возродить, и не оставить наши леса вообще без присмотра.

В этом плане показательным было выступление заместителя руководителя департамента природопользования Новосибирской области Юрия Марченко. Если в прежние годы департамент был обеспокоен прежде всего тем, чтобы за пределы области «круглое бревно не вывозили», то есть, обеспечивали наиболее полную переработку древесины, то сейчас круг забот меняется и заметно расширяется. При губернаторе создана специальная «лесная» комиссия, которая готовится начать активную работу по выполнению нового законодательства.

Работа предстоит громадная. И дело не только в том, что лесоустроительные дела последние два десятилетия финансировались крайне слабо. Чтобы навести порядок, нужен, как говаривал классик, учет и контроль. И явно устаревшие карты лесных угодий, как заметил один из участников совещания, могут быть использованы только для картинки, иллюстрации, не более того. Границы нередко определялись с помощью аэрофотосъемки и только, с теодолитом по сибирским массивам никто еще почти не ходил. К тому же что-то сгорело, что-то залито водой, а где и новый лесок на посадках вырос. Нет четких границ. Новый закон ставит задачу, чтобы каждый земельный участок был зарегистрирован. А регистрация может быть произведена только после получения твердого кадастрового номера (что за лес, где он находится, далеко ли от коммуникаций и т.д.). Поэтому с большим интересом был воспринят доклад еще одного нашего земляка — руководителя ГУ «Кадастровая палата по Новосибирской области» Алексея Труханова. У нас в области все же что-то в этом направлении делается, хотя денег как всегда мало, возникает много накладок и т.д.

Со сдержанным оживлением аудитория встретила реплику от представителя Московской области: что, мол, у вас в Сибири — земли малоценные, а вот поработали бы в Подмосковье или в Ленинградской области! В столицах, конечно, борьба за землю и лес на несколько градусов выше. Но вот что интересно: именно там меньше всего проведено работ по определению кадастра, зарегистрировано лесных участков. Вряд ли это случайное совпадение или просто чья-то недоработка: рыбку в мутной воде легче ловить…

Новосибирская область вообще-то среди специалистов считается малолесной (это в масштабах России, конечно): 7,7 миллиона гектаров лесов всего, из них 6,3 — под охраной. Это все так называемые федеральные леса. А 1,8 миллиона гектаров находятся в ведении… Трудно даже однозначно сказать, в чьем они ведении, — леса бывшего Министерства сельского хозяйства, сейчас разбросанные по клочкам по огромному количеству муниципалитетов, ЗАО, крестьянских хозяйств, а то и номинально принадлежащие собственникам долей сельхозугодий, которые, как известно, не спешат и нередко просто не хотят оформлять землю в собственность: дорого, да и зачем пока… Новые налоги? Очень не простой вопрос разграничения права собственности на земельные и лесные угодья: что остается в ведении Федерации, что отдается субъекту власти, что муниципалитету.

И еще об одном говорил наш земляк Юрий Марченко: идут разговоры о значительном сокращении лесничеств по всей России — в разы. Если это произойдет, то, по словам Марченко, «экономически возбужденное население» так рубить леса начнет, что щепки до Москвы долетать будут…

Евгений Атаманкин заверил коллег: в Минприроды и агентстве не меньше этим обеспокоены, и лесничеств будет столько, сколько лесхозов… Поживем, как говорится, увидим. Не раз бывало, что Москва, обеспокоенная ростом рядов чиновников, начинает их сокращать не там, где надо.

За последние два десятилетия лесное российское ведомство столько раз уже подвергалось реформам и переменам, что… просто нет слов, горько говорили участники совещания. Когда же все «устаканится», и будет начата планомерная работа в лесном хозяйстве? Как ни кляни прежнюю власть, но в той же Новосибирской области шумят рукотворные леса, созданные в середине прошлого века. Что было бы с Кулундой, Барабой без лесозащитных полос? И нет ответа пока на бесчисленные жалобы самих новосибирцев, критические выступления журналистов о массовых бесконтрольных рубках то там, то здесь.

Хочется надеяться, что скоро, наконец, заработает закон, а там и общественное мнение будет формироваться: глядишь, доживем до «зеленых патрулей» и главное — непоказушного уважения к лесу.

P.S. После первого настоящего снегопада ездили с другом на дачу: на оголенной местности среди елочной рощицы вдруг хорошо стал просматриваться трехэтажный особняк.

— Деньги или блат! — бросил реплику товарищ. Скорее всего, то и другое. Но самая главная наша беда, помимо коррупции, — очень уж слабое законодательство. В России и крепкий-то закон повернуть можно… Хотя параллельно существует и другая точка зрения — была бы воля.

Поделиться:
Копировать