Яндекс.Метрика

От рака лечили в районном ЖЭКе

Секты становятся серьезной угрозой нашей безопасности. Только в Новосибирске количество граждан, пострадавших от вмешательства в их жизнь деструктивных сект, исчисляется сотнями и тысячами. Протоиерей и вице-президент«Российской Ассоциации центров изучения религий и сект» Александр Новопашин считает, что без вмешательства государства в эту проблему, в буквальном смысле разлагающую страну, не обойтись.

Секты становятся серьезной угрозой нашей безопасности

Ровно год назад новосибирская семья Календиных потеряла Оксану Анатольевну, мать двух дочерей, бабушку и любимую жену. Ей было чуть больше 60 лет и, несмотря на болезнь, она смогла бы прожить гораздо дольше, если бы… Если бы она не доверилась так слепо первым попавшимся «целителям»-мошенникам.

Александр Новопашин: «Без вмешательства государства в эту проблему, в буквальном смысле разлагающую страну, не обойтись». Фото Сергея ПЕРМИНА

Оксане Анатольевне был поставлен неутешительный диагноз — рак. Правда, медики заверили, что болезнь на операбельной стадии и поддается лечению. Пока она ждала операции, где-то вычитала объявление с обещаниями «идеального лечения до полного выздоровления». Причем даже ходить далеко не пришлось — лечили в… местном ЖЭКе, где обосновалась некая организация «Аят». Как объяснили «врачеватели», руководитель «Аят» Фархат Ата нашел панацею почти от всех болезней…

Пожилой женщине, как, впрочем, и всем остальным, пришедшим сюда за помощью, прописали байховый чай с молоком и солью, а еще порекомендовали для спасения души и тела больше смотреть на солнышко. В число процедур вошли также мантры, состоящие из бесконечного повторения имен лидера, его жены, детей, их дат рождения (это одна из методик, позволяющих лидерам подобных организаций внедрять в «очищенное» сознание «учеников» необходимую им информацию). Но женщине, замученной нездоровьем, тогда было не до того, чтобы задумываться над подобными психологическими сложностями. Она хотела одного — жить.

В это время дома из комнаты Оксаны Анатольевны исчезли цветы и православные иконы. Руководители казахстанского детища «Аят», проповедующего принципы, замешанные на полуязыческих и напридуманных традициях, к православию относились с резким неприятием. А через несколько месяцев у Оксаны Анатольевны открылась рана. Поправлять здоровье женщине предложили у «пророков» в Алма-Ате, где ее гостеприимно напоили чаем, а уже «долечиваться» пришлось дома. Трижды в день приходили к ней коллеги из «Аят» «заряжать ее энергией», беря 150 рублей за сеанс. В качестве рецептов необходимо было покупать «подзаряженную» литературу, правда, подготовленную теперь уже больше для мужа Оксаны Анатольевны. Организации почему-то именно он теперь стал более интересен.

Больная женщина испытывала нечеловеческие страдания. Однако медики к больной не допускались, так как аятовцы утверждали, что, якобы, «если будут лечить врачи, станет еще хуже, и они уже не смогут ничем помочь». Дочери вынуждены были тайно ставить своей матери обезболивающие уколы. Понимание того, что «лечение» знахарей от «Аят» чистой воды профанация, пришло в дом, только когда Оксана Анатольевна умерла.

Прокуратура не нашла в этом деле состава преступления. И сегодня растет и ширится движение практикующих лекарей от «Аят». Объявления этой организации с текстом обещаний панацеи и идеального лечения всего и вся можно увидеть уже в каждом районе Новосибирска.

Ситуация, в которой оказалась семья Оксаны Анатольевны, не единична. Только в Новосибирске количество граждан, пострадавших от вмешательства в их жизнь деструктивных сект, исчисляется сотнями и тысячами. Остановится ли этот процесс?

Врач-психиатр городской психиатрической больницы N 4 Оксана Елагина в разговоре с вашим корреспондентом призналась, что вылечить людей, подпавших под влияние секты, практически невозможно.

— Новый вид больных у нас появился в начале 90-х. Это люди в состоянии острого и тяжелого психоза после мощных воздействий на их разум гуру из различных сект. Зачастую затянутыми в религиозный коммерческий омут оказываются интеллигенты. Одна из наших постоянных клиенток жила нормальной жизнью, у нее была семья, работа, пока она не попала в «Белое братство». Женщина потеряла все — организация затянула к себе ее дочь, от нее ушел муж, ее попросили с работы, 3-комнатная квартира досталась «Белому братству». Теперь она — инженер по образованию — работает лифтером и регулярно попадает к нам с хроническим психозом.

Еще характерный пример. Трижды за последнее время в психиатрическую больницу был госпитализирован мужчина. Человек образованный, инженер. Он каким-то образом стал последователем одной из неопятидесятнических сект. «Учитель» рекомендовал ему голодать, «чтобы излечить от рака» его коллегу, участницу этой же организации. На почве голода у мужчины развился тяжелейший психоз. Страшно, что все наши усилия по его лечению пропадают зря. Человек он одинокий и, выходя из больницы, вновь подпадает под влияние секты.

— Возвращение в свою организацию сводит на нет все наши усилия по реабилитации таких граждан, — говорит Оксана Елагина. — Чтобы вылечить их клинически, необходимо соблюдение режима принятия препаратов. Лидеры же сект не только не позволяют людям лечиться, но зачастую заставляют их голодать, берут с них «десятину», а ведь в основном это не десятая часть доходов, но практически все, что человек имеет.

Известный многим новосибирцам протоиерей и вице-президент «Российской Ассоциации центров изучения религий и сект» Александр Новопашин из опыта обращения в центр пострадавших новосибирцев знает, кого затягивают в секты.

— Как правило, в секту попадают люди, испытывающие стрессовое состояние. При стрессе человек более внушаем, а когда он уже в секте — это состояние в нем искусственно поддерживается. Но когда люди отдают секте все, что имеют — здоровье, деньги, силы, — они сразу становятся ненужными. Легче всего затащить в секту студентов. Они испытывают возрастной стресс. Плюс разочарования, поиск смысла жизни. Вторая группа — люди предпенсионного возраста, которые чувствуют себя невостребованными, одинокими. Появляется свободное время. Человек задумывается о вечном.

— Отец Александр, сегодня в России понятие «секта» не закреплено юридически. У нас нет также реально работающего закона о религиозных организациях и свободе совести. Скажите, имеем ли мы право называть подобные организации сектами, и каким образом их распознавать?

— Без вмешательства государства в эту проблему, в буквальном смысле разлагающую страну, сегодня не обойтись. Понятно, что на равных с шулерами и обманщиками нельзя разговаривать. Нельзя садиться за стол переговоров с мафией. Почему тогда мы терпим тоталитарные организации, обрабатывающие сознание наших граждан и разрушающие российские семьи? Тоталитарные секты — это социально опасные, антисистемные организации, несущие несомненный вред. Главный смысл существования секты — власть и деньги для ее руководства и ближайшего окружения. В погоне за этой целью секта прикрывается различными масками: религиозными, культурологическими, психологическими, оздоровительными, образовательными, политическими, коммерческими и т. д. Распознается она по своим свойствам. Если есть обман при вербовке, контроль сознания адептов, регламентация всех аспектов их жизни, обожествление лидера — это секта.

— Есть ли варианты решения глобальной проблемы сектантства в России?

— Главное, чтобы сегодня государственные мужи поняли — проблема с сектами не у Церкви, а у государства. Это проблема национальной безопасности, что уже давно поняли в Европе. В Германии существует специально созданный для этих целей Комитет по защите безопасности. Там уже со школы начинают рассказывать о деструктивных организациях. То же самое во Франции, актуальная и постоянно обновляемая информация о тоталитарных сектах регулярно передается в учебные заведения преподавателям и ученикам. Нам необходимо начать перенимать опыт Европы хотя бы с этого. Не говоря уже об изменении законодательства.

Мне не безразлично, где и как будут жить мои дети и внуки. Я не хочу, чтобы в России совершались массовые самоубийства и происходили теракты, устроенные религиозными фанатиками. Не стоит забывать о массовом самоубийстве 1200 человек секты «Уганта» в Африке, об акции «Аум Сенрике», устроенной в токийском метро, где погибли или стали инвалидами 11 тысяч человек. Кто может предугадать, чего захочется лидерам сект, имеющим в большинстве своем серьезные психические отклонения? Сегодня, имея своими последователями тысячи облапошенных россиян, они их обирают, доводят до безумства, разрушают семьи, обучают ненавидеть свою страну. А кто знает, к чему завтра эти лжепророки призовут свою паству.

Поделиться:
Копировать