Куклы живут и умирают почти как люди

В однокомнатной квартире пенсионерки Нины Могилатовой кипят кукольные страсти: здесь поселилось более полусотни резиновых и пластмассовых лялек, брошенных своими нерадивыми хозяевами на произвол судьбы.

О забавном увлечении 80-летней пенсионерки знают не только соседи, но и вся округа

В однокомнатной квартире пенсионерки Нины Могилатовой кипят кукольные страсти: здесь поселилось более полусотни резиновых и пластмассовых лялек, брошенных своими нерадивыми хозяевами на произвол судьбы.

Нина Андреевна — женщина возраста весьма почтенного, восьмидесяти лет. Когда ей исполнилось одиннадцать лет, знакомая тетя из Центрального универмага подарила ей тряпичную куклу, набитую опилками, с фарфоровой головой. По странному стечению обстоятельств, через пару дней добрую тетю посадили по 58-й статье, затем расстреляли. Нинина мама считала, что во всем виновата злополучная кукла, и разорвала кукольное тело. Завернула его в тряпицу, закинув подальше от дома, подальше от соседских глаз.

Нина долго оплакивала опилочную подружку, затем решила, что, когда вырастет, обязательно станет кукольным модельером и сошьет много-много красивых нарядов для резиновых пупсов. Война, семья, внуки… И лишь десять лет назад, когда семейные заботы остались позади, Нина Андреевна решила осуществить мечту.

Первая кукла у нее появилась случайно. Стоя в очереди за молоком, она заметила, как женщина тащит за волосы резиновую куклу, чтобы выбросить ее в мусорный бак. Нина Андреевна бросилась на помощь ненужной игрушке. Женщина посмотрела на нее с удивлением, покрутила у виска, мол, старушка умом тронулась, но куклу отдала.

— У бедной куклы были сострижены волосы и западал один глаз, — вспоминает Нина Могилатова. — В первую очередь я отремонтировала горемыку, а затем принялась за наряд. Долго придумывать модель платья не пришлось. Образ куклы полностью совпадал с образом Татьяны Лариной: скромный взгляд, тонкие черты. Ей сшила платье в стиле XVIII века, шляпу и туфли из парчи.

Кукла преобразилась настолько, что пенсионерка решила помогать и дальше брошенным игрушкам. Пойдет за покупками, нет-нет да и заглянет в мусорные бачки, где время от времени попадаются изувеченные куклы. Некоторые в таком состоянии, что, казалось бы, отремонтировать их невозможно, но Нина Андреевна подбирает всех подряд — и с вывороченными ногами-руками, и даже с оторванной головой.

— Это моя Лариса, видите, какая красавица, — кукольница взяла на руки разодетую ляльку с огромными синими глазами. — Я нашла ее на помойке, без ног и глаз. Три года искала запасные части, и вот пару месяцев назад рядом с помойкой заметила что-то резиновое. Валялись кукольная голова и ноги. Я так обрадовалась, что моя Лариса наконец-то сможет видеть и обретет ноги, что, примчавшись домой, сразу бросилась к ней. Глаза вставить удалось с первых минут, а вот с ногами пришлось повозиться. Пыталась их прикрутить на шурупы, но тогда они не двигались. Прикрутила проволокой, но и в этот раз кукла осталась недвижимой. Думала, гадала, пока не озарило: создать механизм из обычной резинки. Теперь Лариса и ногами с руками двигает, и глазами моргает.

Наряд для куклы пенсионерка создавала три недели. Сейчас Лариса красуется в сногсшибательном наряде, с бусами на шее и длинными серьгами в ушах. Чтобы кукла чувствовала себя настоящей дамой, Нина Андреевна пошила ей нижнее белье, не пожалев свою новую комбинацию.

Помимо вещей в ход на кукольные наряды идут и дорогостоящие материалы, на которые пенсионерка тратит изрядную часть своей пенсии. По ее словам, кукла, как женщина, должна носить красивые вещи, иначе она перестанет улыбаться.

По народному поверью, в куклу вселяется частичка души ее хозяина. Кукла становится настоящим другом, но если ее предать, она начинает мстить.

О забавном увлечении Нины Могилатовой знает вся округа: соседи ей приносят потрепанных пупсов в подарок, сломанных кукол для ремонта и заказывают наряды.

Своих кукол пенсионерка лелеет, как детей. Раз в неделю моет, расчесывает. Стирает и отглаживает наряды, начищает бижутерию. За такое внимание куклы отвечают пенсионерке благодарностью, скрашивая ее одинокие вечера.

Поделиться:
Копировать