Сослагательное наклонение

Так охарактеризовали ситуацию с развитием энергетики нашего региона участники Первого Сибирского энергетического конгресса.

Так охарактеризовали ситуацию с развитием энергетики нашего региона участники Первого Сибирского энергетического конгресса

Губернатор Виктор Толоконский, директор Института геологии нефти и газа академик Алексей Конторович и председатель Сибирского отделения РАН академик Николай Добрецов разрезают ленточку проходившей в дни конгресса выставки «ТЭК. Современные технологии и оборудование. Сибирь-2005». Фото автора

Если попытаться коротко сформулировать суть дискуссий на пленарных заседаниях и в секциях, то можно сказать так: речь шла об определении приоритетов в энергетической политике на перспективу. Давно уже расхожим стало суждение о том, что Россия прирастать будет Сибирью, что именно сюда должны быть направлены усилия государства, если оно всерьез озабочено своим сырьевым и энергетическим будущим. Но инвестиции в развитие огромных территорий по-прежнему далеко не достаточны. Поэтому выступление академика Алексея Конторовича, признанного знатока в этой области, было одним из основополагающих, как представляется, суждений при выработке рекомендаций конгресса, предназначенных, в первую очередь, правительству.

К конгрессу основательно готовились. Еще весной ученые провели своеобразную репетицию, где в своем кругу обсудили обозначенные проблемы. И вот сейчас разговор состоялся под «крылом» руководства Сибирского федерального округа и с участием высоких должностных лиц из Минприроды, Минпромэнерго и других заинтересованных ведомств.

«Узкое место» в развитии энергетики возникло не сегодня. Как известно, около 90 процентов газа и 75 процентов нефти Россия добывает за Уралом. То есть основной энергетический потенциал страны давно переместился в Сибирь. Но в последние два десятилетия мы упорно качаем из земли «черное» и «голубое» топливо, мало заботясь о завтрашнем дне. Ассигнования в развитие ТЭК явно недостаточны, и лишь в последнее время в правительстве стали всерьез думать о возобновлении запасов нефти и газа, читай — о разведке новых месторождений, и более эффективном использовании угля.

Вот еще несколько цифр, которые привел в своем докладе руководитель департамента Минпромэнерго Анатолий Яновский.

За Уралом располагаются две трети площади страны и лишь пятая часть населения (которое к тому же неуклонно сокращается). Здесь производится шестая часть валовой продукции России, но направляется лишь седьмая часть всех инвестиций. Иными словами, «прирастать» дальше невозможно, если не делать серьезные капиталовложения. Работник министерства, как известно, человек служивый, и поэтому его выступление было, скажем так, корректным, и львиную долю в нем заняли выкладки о перспективах торговли энергией с Китаем.

Но вот выступавший следом председатель подкомитета по развитию нефтяной отрасли Торгово-промышленной палаты РФ Валерий Гарипов, более свободный в суждениях, уже бил тревогу. Порядка в добыче нефти нет. Согласно лицензиям, должно добываться 370 миллионов тонн в год, а фактически выкачано 450. За передобычу в советские времена ордена давали, сейчас пора думать о том, что мы оставляем последующим поколениям.

(Интересным было в этой связи суждение бывшего главы Центробанка, ныне председателя совета директоров «ЮКОСа» Виктора Геращенко. В беседе с журналистами он говорил, что США часть своих нефтяных запасов консервирует. У нас политика пока другая.)

Академик Николай Добрецов в своем докладе подчеркнул, что, в силу обстоятельств, наиболее обжитой частью Зауралья стала Южная Сибирь. Именно здесь сложились основные транспортные коридоры, развитая инфраструктура, сосредоточено основное население. Именно здесь находятся основные научно-производственные центры. И сейчас работа ученых в значительной мере сосредоточена на ряде целевых программ, реализация которых могла бы существенно продвинуть вперед нашу экономику. За наукоемкими производствами — будущее. Но для того, чтобы получать отдачу, в том числе и от науки, надо сначала деньги вкладывать. Та же геологоразведка должна проходить научно обоснованно, и силы в СО РАН для этого есть немалые. А если в ближайшие годы в реализацию готовых проектов вложить 21 миллиард рублей, то можно получить в продукции уже к 2010 году около 143 миллиардов рублей.

Но это все, подчеркивали ученые и специалисты, пока из области пожеланий, сослагательное наклонение: вот если бы…

К тому же весьма интересно выразился на эту тему академик Алексей Конторович: дело, мол, не в инвестициях даже, они найдутся, а в политике государства — давно пора определить приоритеты, решить, как и где развивать добычу углеводородов и экономику региона в целом.

Большинство стран до 6–7 процентов от выручки за нефть вкладывает в развитие отрасли. И тратит на добычу в среднем порядка 6–7 долларов за тонну. У нас в Западной Сибири расходуется, соответственно, 2,4–2,6 доллара. Да, с продвижением добычи на восток, и тем более на Сахалин, на шельфы, цена возрастет, но это делать необходимо. При всем при том нужны серьезные научные исследования. У нас же в последнее время «мозги выпали на панель», то есть их кто-то купил, и сейчас иногда приходится привлекать даже иностранных специалистов.

Академик Валерий Кулешов с цифрами в руках показал, что четкой политики государства в выработке приоритетов пока не наблюдается. А инвестиции в развитие восточных регионов составляют лишь незначительную часть от общих по стране. Понятно, что бюджет не резиновый. Но если бы весь огромный Сибирский регион получил на развитие хотя бы ту же сумму, что и Татарстан, то этого бы вполне хватило для решения основных стратегических задач, в том числе и социальных. Отток населения из Сибири стал тревожной явью. А для развития энергетики и промышленности в целом здесь нужны хорошие специалисты. И, значит, соответственно — жилье, зарплата и т. д.

Если большинство участников конгресса говорили о росте производства и потребления энергии, то выступление директора Института энергетической стратегии Минпромэнерго России Виталия Бушуева было посвящено вопросам сбережения и более эффективного использования энергоресурсов. Суть дела в том, что промышленное производство в нашей стране традиционно в разы более энергоемко по сравнению с Западом. Новые технологии есть, их надо только использовать. Если мы ставим целью увеличение ВВП к 2020 году в три раза, то, соответственно, втрое у нас увеличится и потребление энергии. А этого экономика страны просто не в состоянии потянуть. 62 процента в промышленности России сейчас составляют энергоемкие производства. 32 — малоемкие. Нужна структурная перестройка всей экономики в целом. Необходим, как он выразился, «перелив капитала».

Прошедший в Новосибирске энергетический конгресс чем-то напомнил некогда состоявшиеся здесь же, в Академгородке, широкие форумы всесоюзного уровня по ключевым вопросам стратегического развития Сибири и Дальнего Востока. С одной существенной разницей: тридцать лет назад эти проблемы обсуждались хоть и в «застойное», но весьма стабильное для экономики страны время. И казалось тогда: качать нам нефть и газ — не перекачать. Сейчас ситуация иная. Кто-то из ученых не без иронии замечал, что, мол, слышит про дефицит углеводородов уже несколько десятилетий, а нефть все течет и течет… Но всему бывает конец. В том числе и запасам недр. На данном конгрессе лишь вскользь говорилось об альтернативных источниках энергии. Ее по России пока получается менее одного процента. Но, похоже, это станет головной болью наших детей и внуков.

Поделиться:
Копировать