Масштаб личности

Исполняется 100-лет со дня рожденияпервого директора Новосибирского оловокомбината Алексея Разницына. Оловозавод и Разницын взаимосвязаны. При нем завод рождался, становился на ноги, креп. Вклад и след, оставленный им, был столь велик, что люди и спустя десятилетия с благодарностью вспоминают своего первого директора.

К 100-летию со дня рождения первого директора Новосибирского оловокомбината Алексея Разницына

Алексей Разницын

…Его жизненные «университеты» начались еще в годы Первой мировой войны на частном кожевенном заводе в Москве. Коногон, сапожник, «мальчик на побегушках», курьер в издательстве «Московский рабочий», заведующий Центральным книжным складом, председатель местного комитета, управделами, коммерческий директор.. И все эти годы его не оставляла любовь к книге, к учению, жажда познания. Днем работал, вечером учился.

В 1930 году молодого человека, двадцати пяти лет от роду, назначают сначала заведующим иностранным отделом управления по кадрам «Союзнефть», а затем — помощником директора Государственного научно-исследовательского нефтяного института. С 1932 года, после постановления партии и правительства о развитии в стране оловянной промышленности, трудовая биография Алексея Разницына крепко и навсегда связывается с цветной металлургией, вернее, с оловом: помощник управляющего «Союзоловом» в Иркутске и управляющий московской конторой этого треста, директор горно-металлургического комбината в Южном Казахстане, Таджикистане, директор первого в стране оловянного завода — Подольского…

С Новосибирским оловозаводом Алексей Федорович познакомился в первый год войны. Разницын занимался тогда эвакуацией людей и оборудования Подольского завода в Новосибирск. А через год был назначен сюда директором.

Директор завода… А что тут было? В плавильном цехе — одни стены, в рафинировочном — котлы под открытым небом. Все оборудование — в палатках, вокруг — ни забора, ни строений — голая степь.

Выдавать готовую продукцию и строить новый завод пришлось одновременно, к тому же в экстремальных условиях войны. И уже 22 февраля 1942 года в еще недостроенном рафинировочном цехе была проведена первая плавка. С этой даты и повел свой отсчет Новосибирский оловокомбинат, которым Разницын руководил вплоть до 1970 года, до своего ухода на заслуженный отдых.

Оловозавод и Разницын взаимосвязаны. При нем завод рождался, становился на ноги, креп. При нем и благодаря ему рождалась отечественная технология производства чистого олова, рождались новые процессы и прогрессивные методы труда. От ручной загрузки — к механизированной, к пылеулавливанию, пневмотранспорту, центробежному и вакуумному рафинированию. От чернового — к олову высших марок, самому чистому в мире.

В 1951 году за создание отечественной технологии олова высших марок А.Ф. Разницыну, в числе нескольких ведущих специалистов отрасли, была присуждена Государственная премия.

Вклад и след, оставленный им, был столь велик, что люди и спустя десятилетия с благодарностью вспоминают своего первого директора.

Воспоминания ветеранов, начавших работать под руководством Разницына еще в годы войны, бережно хранятся в музее трудовой славы оловокомбината. Это и бывший начальник производства С.А. Рыжкин, и руководитель цеха О.И. Померанцева, и плавильщик А.И. Тургумбаев, и рядовая труженица, строившая этот завод, А.К. Удовиченко. Все они благодарны жизни за встречу с руководителем и личностью такого масштаба:

— Он умел привлекать к работе самых способных и талантливых, что позволило очень быстро организовать выпуск нужной фронту продукции. Как директор иногда был жестким. Но всегда справедливым. И никогда не давал в обиду своих работников, защищал от необоснованных обвинений, не терпел доносчиков, поэтому нашего коллектива не коснулись сталинские репрессии. Мы верили Алексею Федоровичу и его слову безгранично.

— Общеизвестна доступность Алексея Федоровича и внутренняя доброта. Помню, как в те суровые военные и послевоенные годы он терпеливо и подолгу беседовал с людьми, знал запросы и нужды каждого из них, всегда пытался помочь. А в праздники, даже ночью, считал своей обязанностью обойти все цехи и поздравить рабочих.

— Помню, как Алексей Федорович старался, чтобы я смог привезти семью с Алтая, от которой я жил отдельно. Найду, говорит, для тебя комнату, пока в бараке, а потом, со временем, получишь квартиру с холодной и горячей водой, с ванной и всеми удобствами. Целый поселок построим, место для него уже определено в Бугринской роще.

Все так и случилось. Прошли годы. Прославился наш комбинат, стал выпускать олово с шестью девятками. Стал заслуженным человеком и я, малограмотный алтаец. Живу в просторной квартире со всеми удобствами из трех комнат. А дом стоит в той самой Бугринской роще…

Рассказывает председатель Совета директоров оловокомбината Владимир Яковлевич Шерстов:

— Я знал Разницына с 1957 года, когда приехал сюда выпускником института. Всегда чувствовал его заботу о людях, о молодых специалистах. Но он умел все подчинить перспективам производства. Ведь именно при нем был построен опытно-исследовательский цех, который постоянно развивался. Это было его главным открытием и детищем, приоритетом. И то, что сейчас наша продукция достигла уровня мировых стандартов, во многом заслуга Алексея Федоровича, изначально соединившего науку с производством и не жалевшего ни сил, ни средств на результат. Восхищал масштаб его личности, скромность и даже аскетизм в быту, простота и доступность для людей. Ветераны помнят, как он отдыхал летом на так называемой брандвахте — старенькой барже, стоявшей на «приколе» на берегу Бердского залива рядом с пионерским лагерем завода, куда приезжал порыбачить. Жил наравне с другими в крошечной каюте и довольствовался простым обедом, приготовленным его женой на электроплитке общей кухни. Он и уйдя на пенсию, продолжал жить заботами коллектива, вникал и живо интересовался всеми делами, давал советы и часто приезжал на завод. Для всех он оставался непререкаемым авторитетом. Алексей Федорович прожил больше восьмидесяти лет и похоронен на Заельцовском кладбище. Сейчас рядом с его могилой — могилы двух других директоров, его учеников и соратников — Н.С. Клещенко и И.М. Селиванова. Оловозаводчане бережно ухаживают за местом последнего пристанища своих бывших руководителей и уважительно относятся к их памяти и их заветам.

Маргарита АНТОНОВИЧ,
Лидия ПАЩЕНКО, главный археограф
Новосибирского областного государственного архива
Поделиться:
Копировать