Яндекс.Метрика

Святая наука — услышать друг друга

Корреспондент «ВН« побывала в одной из самых необычных школ нашего города.«Школа-интернат N 37 для неслышащих и слабослышащих детей» — гласила вывеска на массивном здании. Мы ожидали, что, войдя внутрь, не услышим привычного детского гомона. Но все оказалось так же, как в обычной школе — ребята бегали по коридорам, визжали, кричали, хохотали.

Корреспондент «ВН« побывала в одной из самых необычных школ нашего города

Повторяю еще раз! Фото Сергея ПЕРМИНА

«Школа-интернат N 37 для неслышащих и слабослышащих детей» — гласила вывеска на массивном здании, выстроенном в стиле сталинского ампира. Мы ожидали, что, войдя внутрь, не услышим привычного детского гомона. Но все оказалось так же, как в обычной школе — ребята бегали по коридорам, визжали, кричали, хохотали. А когда директор Ирина Зайцева повела нас на экскурсию по классам, ученики, так же, как обычные их собратья, увидев чужих людей, вставали и хором говорили: «Здрассьте!»

В школе N 37 сейчас учатся 160 человек. Примерно 65 из них приезжают сюда из районов области и живут в интернате. У пятерых родители умерли, и они живут с опекунами — бабушками и дедушками. Остальные — городские, домашние. Здешние обитатели оказались приветливыми, улыбчивыми, охотно позировали перед фотокамерой и интересовались, когда они смогут прочесть о себе в газете.

Как говорит Ирина Анатольевна, количество учеников последние пять лет практически не меняется. Казалось бы, их должно быть год от года меньше — ведь медицина не стоит на месте. Но наряду с новыми способами лечения нарушений слуха появляются новые препараты, которые негативно воздействуют на слуховой аппарат, количество генетических нарушений растет, появляются доселе неведомые инфекции. Согласно медицинским документам, треть учеников школы получили свой недуг в результате лечения антибиотиками, еще столько же ребят родились с отсутствием слуха вследствие генетических заболеваний. Нередко бывает, что малыш рождается с нарушениями слуха, если мама во время беременности перенесла краснуху или ребенок получил родовую травму. В медицинских картах детей часто встречается диагноз под названием «неясная этимология».

Раньше в школе обучали только неслышащих детей. Но два года назад стали брать и слабослышащих. Дело в том, что ближайшая школа для слабослышащих находилась в Искитиме. Мало кто из любящих родителей готов отдать свое чадо в интернат и видеть раз в неделю по выходным. К тому же, выпускать в год по нескольку человек — экономически невыгодно. Директор пошла навстречу родителям и вскоре выявила положительный педагогический эффект от своего новшества — неслышащие ученики стали более раскрепощенными. «Слабослышащий ребенок при наличии слухового аппарата может без посторонней помощи сформировать речь. Причем, чем раньше у него появится слуховой аппарат, тем лучше он будет говорить. Неслышащий не может начать говорить без специального обучения. — объясняет Ирина Анатольевна. — На самом деле, полная глухота встречается довольно редко. У большинства инвалидов по слуху какие-то остаточные функции этого органа сохранились. Таким образом, слух можно скорректировать с помощью аппарата. Три-четыре года назад благодаря областной программе помощи инвалидам по слуху у наших детей появились качественные бинауральные (на оба уха) слуховые аппараты».

… И просто красавицы! Фото Сергея ПЕРМИНА

Классы в этой школе рассчитаны на шесть-восемь человек. Парты стоят полукругом перед учительским столом. На каждой парте наушники, микрофон. Еще один микрофон — у учителя. Идет урок фонетической ритмики. Благодаря специальной аппаратуре ребята слышат учителя и слышат собственную речь. Еще в кабинете обязательно есть зеркало, чтобы можно было видеть свою мимику. Это очень важно, потому что у глухих людей во время разговора она бывает неадекватна. На других занятиях неслышащие ученики учатся читать мимику лица, формировать слуховую догадку, то есть по отдельным услышанным звукам догадываться, что говорит собеседник.

Развитие информационных технологий существенно облегчило жизнь учителям и ученикам школы. Благодаря коррекционной компьютерной программе «Видимая речь» дети могут разговаривать не только с учителем или другими людьми, но и с умной машиной. Для многих она — гораздо более удобный собеседник: не будет расстраиваться или ругаться из-за ошибки, в отличие от учителя; не сделает испуганные глаза, в отличие от какого-нибудь обывателя на улице, услышавшего речь глухого человека. Смысл компьютерной программы в том, что ребенок видит ошибки в своем произношении и корректирует их.

С помощью компьютерных программ, разработанных Институтом электронных программно-методических средств обучения РАО, школьники изучают русский язык, математику, физику. В 2002 году школе присвоили статус экспериментальной площадки по теме «Эффективность применения новых информационных технологий в коррекционной школе». Первое, что заметила Ирина Анатольевна в ходе эксперимента — занятия с компьютером привели к значительному снижению школьной тревожности. Кроме того, компьютер оказался важнейшим мотивационным средством. Ученики, не проявлявшие раньше интереса к учению, не особо стремившиеся адаптироваться в обществе слышащих, в обществе компьютера адаптируются очень быстро и в игровой форме легко усваивают то, что с трудом давалось им на обычных уроках.

Компьютерные технологии здесь преподают с нулевого класса. Преподаватель информатики и физики Елена Землякова — сама выпускница школы. После 11-го класса поступила в ИСР (институт социальной реабилитации) НГТУ, получила специальность бакалавра техники и технологий. «Когда я была маленькая, мне трудно было понимать физику. Поэтому сейчас я знаю, как это объяснить», — говорит Елена.

Воспитатель Эдуард Захаркевич — тоже инвалид по слуху. В школе был активным спортсменом. Поступил в физкультурный техникум. Участвовал в параолимпийских Играх. Как-то на соревнованиях встретил девушку. Обычную, слышащую. Поженились. Молодая жена выучилась на сурдопереводчика и теперь работает в социальной службе. У них двое детей. Дети слышат хорошо и тоже собираются стать сурдопереводчиками.

К седьмому классу ученики осваивают искусство «считывать с лица», овладевают устной речью и дальше осваивают школьную науку по обычной программе для обычных детей. В 11-м классе так же, как все школьники, сдают экзамены в устной и письменной форме и поступают в разные учебные заведения. Недавняя выпускница Лия Бархатова закончила стоматологическое училище и сейчас работает зубным техником. Другой выпускник учится в машиностроительном техникуме наряду с обычными студентами.

Среди бывших учеников школы есть личности весьма выдающиеся. Максим Ахмедзянов стал художником. Когда он учился на первом курсе художественного училища в Питере, его работы брали на выставки в Париж. В Новосибирск Максим, естественно, не вернулся. Живет в Санкт-Петербурге. Олег Кукуев — мастер спорта международного класса по хоккею среди глухих. Таня Ковальская — артистка театра мимики и жеста в Москве. Иван Исаев закончил литературный институт в Москве. Поэт.

Ну а из тех, кто не стал художником или писателем, получаются хорошие водители. Зрительное восприятие у этих ребят острее, чем у слышащих. На дороге они ведут себя внимательнее и собраннее. Кроме того, у людей, лишенных слуха, очень развита способность чувствовать телом. Ни один слышащий водитель не ощущает габариты машины, ее вибрации, покачивания так, как глухой.

Специальности водителя, а еще мастерству парикмахера, ремеслу швеи и навыкам оператора ПК учат прямо в школе. Можно поступить в училище и освоить профессию столяра-краснодеревщика, резчика по дереву, плотника. Но в Новосибирске специальных училищ нет. Надо ехать в Липецк или в Челябинск.

Большинство ребят предпочитают по окончании школы поступать в ИСР НГТУ, либо в Межрегиональный центр реабилитации лиц с проблемами слуха в Санкт-Петербурге.

— Самая модная профессия у них сейчас — дизайнер, — продолжает Ирина Зайцева. — Очень часто из них действительно получаются неплохие художники, модельеры, стилисты, оформители. В отличие от нас с вами, мыслящих словами, неслышащие люди мыслят образами. Поэтому передать свои мысли в красках, в картинах у них получается лучше.

Одиннадцатиклассница Таня Рагулина твердо решила, что будет модельером. По словам педагогов, очень талантливая. Ей пятнадцать лет, а она уже учится в выпускном классе, потому что программу одного из предыдущих освоила экстерном. При этом успевала заниматься в центре детской моды при дизайн-студии «Ильма». Когда Таня выходит на подиум и под музыку дефилирует в платьях, изготовленных ею самой, никто из незнакомых людей не верит, что девочка почти ничего не слышит.

После школы Таня мечтает учиться в Питере. Только бы родители отпустили! Таня хотела ехать вместе с подругой Настей Шкуратовой. Настя обожает рукодельничать, ее мечта — факультет декоративно-прикладного искусства. Но Настина мама против отъезда дочери. Вообще-то в ИСР НГТУ тоже есть факультет ДПИ. Но ведь так хочется поехать в другой город, да не в какой-нибудь, а в культурную столицу, Северную Пальмиру!

В свободное от учебы время Настя и Таня любят слушать музыку и танцевать. Они и петь умеют. Правда, не словами, а жестами. Девушки уже готовятся к выпускному вечеру и разучивают песню «Школьная пора».

Света Якимук после школы мечтает стать учительницей или актрисой. Для этого ей нужно научиться хорошо говорить. Свете очень трудно — она, в отличие от своих слабослышащих подруг Тани и Насти, совсем не слышит. Но Света старается изо всех сил. Нам она сообщила, что очень любит читать. Особенно романы и вещи в стиле фэнтэзи. Имя любимой писательницы Джоан Роулинг будущая актриса произносит вполне разборчиво. Еще ей нравится вязать крючком. Модели для вязания она берет в Интернете. И вообще любит компьютер. Только не тупые стрелялки-мочилки, а программы всякие полезные составлять. В школе есть компьютерный кружок, который Света регулярно посещает. Если не получится стать актрисой или учительницей, будет программистом.

Летом многие девушки собираются поехать в Болгарию на сбор фруктов. Несколько выпускников прошлого года, скооперировавшись с такими же, как они, ребятами из других городов, ездили в братскую страну. Неплохо там заработали. Учителя очень переживали, боялись: обманут, денег не заплатят, продадут в рабство… Но все получилось здорово: и заработали, и отдохнули, и фруктов наелись, и вернулись домой как раз к началу абитуриентской кампании.

В советском обществе мир инвалидов был как бы отделен от мира всех остальных людей. Государство платило им пенсии и велело «не высовываться», чтобы не портить радужную картину страны поголовно счастливых и здоровых людей, каким пытались представить Советский Союз во времена «холодной войны». Сейчас, слава Богу, времена изменились. Наше общество наконец-то признало, что инвалиды существуют и что они такие же люди.

— Они так же хотят работать, нормально зарабатывать, создавать семьи, жить полноценной жизнью. Наша задача — научить их этому. Не все станут художниками, писателями, программистами, артистами. Но если каждый из них сможет пойти в магазин и без сурдопереводчика пообщаться с продавцом, объясниться с работником ЖЭУ, внятно сказать таксисту, куда нужно ехать, познакомиться с девушкой, поговорить с друзьями — это уже большой шаг на пути возвращения людей с ограниченными возможностями в общество, — считает Ирина Зайцева.

Поделиться:
Копировать