«...Одинокая бродит гармонь»...

Фестиваль гармони, пронесшийся шумными и красочными концертами по Новосибирску, завершился. Дипломы и грамоты вручены. Участники разъехались по городам и весям России. Чиновники составляют отчеты о проделанной работе. Зрители вроде бы довольны. Однако фестиваль оставил двойственное и порой гнетущее впечатление...

 Фестиваль гармони, пронесшийся шумными и красочными концертами по Новосибирску, завершился. Дипломы и грамоты вручены. Участники разъехались по городам и весям России. Чиновники составляют отчеты о проделанной работе. Зрители вроде бы довольны. Однако фестиваль оставил двойственное и порой гнетущее впечатление...

Было с чем сравнивать

 Народную музыку, песню, частушку мало где услышишь сегодня. В подавляющем большинстве коллективы и отдельные исполнители принимают участие лишь в областных или региональных праздниках, что никак не стимулирует и не способствует развитию народного творчества. Характерным зажигательным наигрышам, песням, танцам Юга России, певучим, кружевным мелодиям Севера, разухабистым, широким волжским, воронежским, сибирским напевам, множеству национальных - татарских, дагестанских, мордовских исполнителей негде показать себя, кроме как на местном ТВ, локальном областном фестивале. Единое, мощное государство живет, словно колония строгого режима, разделенная заборами на блоки и отряды. А в отрядах свои традиции, свои печали и радости. Свой, автономный, параллельный мир.

А ведь еще десятилетие с небольшим назад на всесоюзном первом канале ГТРК «Останкино» существовала редакция народного творчества. По жесткому графику она производила десятки программ, наиболее известные из которых «Шире круг», «Песня далекая и близкая», позже «Играй, гармонь!». Это не считая трансляций концертов, репортажей с фестивалей и праздников, которые проходили в союзных и автономных республиках.

Регулярно, по утвержденным планам проводились конкурсы Государственных народных хоров Советского Союза - Северного (Архангельск), им. Пятницкого (Москва), Кубанского (Краснодар), Рязанского, Воронежского, Оренбургского, Омского, Волжского (Куйбышев), Уральского (Свердловск), Сибирского (Новосибирск). Помимо них гремели в стране и за рубежом ансамбли песни и танца донских казаков, владимирская «Русь», танцевальные коллективы - «Березка» (Москва), им. Моисеева (Москва), им. Годенко (Красноярск), сотни национальных профессиональных коллективов.

В Министерстве культуры СССР существовали графики и маршруты гастролей, которые неукоснительно соблюдались. Каждый государственный хор и ансамбль ежегодно 7-8 месяцев проводил в поездках. Финансовая поддержка гастролей осуществлялась по каналам министерства, через местные управления и отделы культуры. Новосибирцы, к примеру, имели возможность увидеть за год 2-3 самобытных народных коллектива, познакомиться с песенно-танцевальными традициями разных регионов, сравнить их, порадоваться за своих, сибиряков. По особому плану хоры и ансамбли выезжали за рубеж и колесили по всем континентам.

Доходило до курьезов. В 1980-м Сибирсий хор после изнурительных двухмесячных гастролей по Средней Азии по приказу сверху направили в Армению. Часть коллектива все же возвратилась из Ашхабада на отдых в Новосибирск, но основной состав из 50 артистов прибыл в солнечную республику и поселился в пригороде Еревана - Эчмиадзине, знаменитого тем, что там находится резиденция главы армяно-григорианской православной церкви. Руководству и артистам армянские власти сразу так прямо и сказали: мы оплатим гостиницу, «гарантийные» за все концерты, но вы не выходите на сцену, отдыхайте - дышите чистым воздухом, кушайте шашлык и наслаждайтесь напитками кавказских виноделов. Хор за 12 дней дал только один концерт!

Подобные «накладки» с отменой концертов случались в других республиках. Но это были редчайшие исключения из правил. В целом же в СССР существовала стройная система управления культурой, которая, за редким исключением, не давала сбоев.

О вмешательстве и влиянии боссов компартии на формирование репертуаров и программ сказано уже немало. Относительно же народного творчества это не совсем так. Да, в театральной, киношной, художественной, литературной, музыкальной жизни столицы так оно и происходило. Диссидентов «от культуры» не принимали ни в литературных редакциях, ни на концертных и театральных площадках, ни в студиях и салонах Москвы и Ленинграда. Наверное, поэтому Николай Рубцов, Валентин Распутин, Виктор Астафьев, Василий Белов жили и работали в провинции. Многотысячными тиражами выходили толстые журналы вроде «Сибирских огней», где печатались «неудобные» писатели, по задворкам империи в академгородках бушевали фестивали бардов. Они проводились. С превеликим трудом - но устраивались!

В той, канувшей в Лету, стране были и пласты народной культуры, которые не признавались официальными властями. До поры их представителей не замечали и даже подвергали гонениям. Так было и с гармошкой до появления на всесоюзном экране Геннадия Заволокина и его программы «Играй, гармонь!», родившейся в Новосибирске.

Но в стране широко пропагандировалась хотя бы «официальная» народная песня. Концерты Людмилы Зыкиной, Ольги Воронец, Александры Стрельченко и Екатерины Шавриной собирали огромные залы. Песня и танец тиражировались тысячами самодеятельных коллективов, выпускников музыкальных школ, училищ, консерваторий. «Правильная», ряженная в безумно дорогие костюмы-униформу, не имеющие порой ничего общего с исконно народными, самодеятельность носила массовый характер. Само-деятельность - то есть самовыражение и самоутверждение. Человек имел возможность проявить свои способности.

Сейчас и этого нет. Негде увидеть профессиональных мастеров, руководителям не с кого брать пример, не на что равняться или отвергать.

Кому выгодно не замечать параллельный мир, в котором, несмотря ни на что, живет народное творчество и, как ни странно, развивается, - не вопрос. Во всяком случае, для меня. Ответ на него ясен. Другой вопрос: что в такой ситуации заговора может сделать обыватель, где может вдохнуть глоток чистого воздуха - послушать и увидеть лучшие талантливые образцы народного исполнительства? Все не так просто.

У разбитого корыта

 Подозрения автора этой статьи относительно телепередачи «Эх, Семеновна!» подтвердились год назад. В Москве удалось встретиться с замечательной женщиной, режиссером, проработавшей на центральном ТВ более двадцати лет, Галиной Савельевой. (Фамилия изменена, поскольку у нее лежит масса отснятого материала, который еще ждет эфира. А люди на ТВ обидчивые и злопамятные попадаются). После беседы с ней все встало на свои места. «Семеновна», тихо и благополучно скончавшаяся в прошлом году, была задумана в конце 90-х как альтернатива заволокинской «Играй, гармони». Продюсеры спали и видели, как матерные частушки, яркие ослепительные костюмы участников, хамский тон ведущей телешоу должны были сожрать, смести спокойную, уверенную и мудрую «Гармонь». Телебоссам хотелось выставить народное творчество именно в таком, шутовском «параде», доказывая за кадром, что вот оно, запрещенное когда-то, - и есть настоящее. «Семеновну» ставили в телевизионный прайм-тайм - наиболее выгодное, смотрибельное время. Внесли в программу дух жажды, соревновательности, учреждали дорогие призы и награды. А вышел конфуз. Оказалось, зря хлопотали. Промахнулись. По всему вышло, что в кабинете, имея даже десятки тысяч долларов на оплату трудов телевизионщиков и производство декораций, невозможно родить что-то путное - свежее и натуральное.

«Это как икра - только в рыбе рождается, - говорила при встрече Галина, - а не в химлаборатории, настоящий мед - в улье, настоящее масло - из молока и подсолнуха, хорошая песня - от движения души и по велению сердца, а не под воздействием арифметических действий в мозгах. Как знать, может быть, потому Анастасию Заволокину и «задвинули» с программой на раннее субботнее утро, на то время, когда человек еще не совсем пришел в себя ото сна...»

Добавлю, что совсем избавиться от «Гармони» пока не удается по той простой причине, что поток писем на ТВ не уменьшается, и игнорировать их руководство каналом не решается.

Судьба государственных хоров плачевна. Они либо вовсе развалились, либо влачат жалкое существование, выезжая с редкими концертами по своим областям, либо, как хор им. Пятницкого, стали парадно-показательными, сувенирными, чем-то вроде крашеных матрешек, пряников или самоваров. Бывшие танцовщицы, а ныне сорокалетние пенсионерки из ансамблей стали хореографами и консультантами в ночных и стриптиз-клубах. В лучшем случае натаскивают подтанцовщиков кордебалета в шоу попсовых звезд, типа г-на Киркорова.

Единственный коллектив, который до сего дня сохранил богатейшие традиции, это Кубанский казачий хор. Его руководитель, профессор Виктор Захарченко, работал в свое время в Новосибирске, собрал в экспедициях по области бесценную коллекцию, а потом выпустил нотные и аудиосборники сибирских песен. Неуемная энергия руководителя, современный, умный менеджмент, постоянные зарубежные гастроли позволяют коллективу содержать не только себя, но десятки молодежных и детских коллективов Кубани.

Почему я говорю только о «живой» музыке на концертах и о телеверсиях, не касаясь видео- или аудиозаписей, которых, кстати, тоже не найдешь. Да потому, что только на концерте среди сотен людей человек осознает себя частью единого целого - великого этноса, способного противостоять и врагу в лихолетье, и вылечить собственные социальные болезни без помощи восточной или западной «медицины».

Исходные данные таковы. Широкое производство музыкальных народных инструментов почти прекратилось. Заказная добротная гармонь лучшей в России тульской фабрики стоит сегодня от 50 до 75 тысяч рублей, простенькие - в 3-5 раз дешевле. Классный, многорегистровый баян в «авторском» исполнении - до 20 тысяч долларов! В стране полуподпольно работают несколько знатных мастеров-кустарей. Их инструменты - балалайки, домры, гармошки - стоят процентов на 15-20 ниже фабрично-заказных.

Нотная литература почти не выпускается. Песенники замусорены блатными песнями. В то же время большими тиражами выпускаются сборники эротических, порнографических, садистских, матерных частушек.

Зачастую руководители вместо того, чтобы сдуть пыль и поднять уже зафиксированные образцы народной музыки, а еще лучше отправиться в экспедиции по деревням старожилов, титаническими усилиями продолжают лепить коллективы, которые исполняют или писульки своего тщеславного руководителя, или копируют пошлые ремиксы из «Песен о главном».

Студии видео- и звукозаписи, теле- и радиоэфиры выдают за идеал подлинной «народности» Кадышеву и Бабкину - двух «надежд» русской души и песни. Где-то недалеко от них маячит «Балаган-ЛТД» со шлягером « Ты скажи, че те надо - я те дам, че ты хошь...». Такие артистические компашки питают и вдохновляют культработников. И, что самое страшное, большинство из руководителей самодеятельности, штампуя пародии, глубоко и искренне убеждены в том, что они делают святое, благородное дело. Жалко, однако, видеть эти их муки «творчества».

Праздники-концерты, за редкими исключениями, проходят до безобразия чинно, напыщенно, убого, стандартно, без намека на импровизацию и индивидуальность, при полном отсутствии выдумки и фантазии. В малых городках области, райцентрах и деревнях еще хуже. Или вообще - никак.

Разумеется, талантливый педагог - это такая же редкость, как талантливый врач, управленец, спортсмен или сантехник. Но повторяю - педагогам и руководителям культуры даже высокого ранга недоступно сегодня видеть, слышать, анализировать. Нет выбора. Да и хотят ли этого? И зачем вообще руководить процессом - все само собой устаканится?

К сожалению, не устаканивается. Уже больше десятка лет. Как следствие - рост подростковой преступности, наркомании, числа психических и венерических заболеваний, массовое бегство из армии, культ жестокости и насилия. Редкая молодая мамаша знает сегодня пару детских песен и поет их на ночь своему ребенку.

Слышу вопль возражения: парень - ты о чем?! Людей волнует и заботит, как выжить в условиях глобального подорожания жизни, а ты про песенки, гармошки! Очумел?!

Да нет, с головой все в порядке. Понимаю, главная причина такого положения дел в диком расслоении общества, в недостатке финансирования культуры. С большой натяжкой, но можно все же сказать, что все это плоды объективных факторов. Ну, так уж сложилось. (Не будем здесь говорить о роли личности в истории и существенном вкладе в «процесс» Ельцина, Гайдара, Бурбулиса, Чубайса, Березовского и прочих господ).

Однако даже во времена татаро-монгольской экспансии на Русь их вожди не навязывали свою веру - они не рушили храмы. Их вожди с уважением относились к народным обрядам и праздникам. Кочевники понимали, что богатую дань можно собрать с богатого народа. А для его преумножения требуется как спокойствие, стабильность, так и время для празднеств, часы и дни, когда народ может выплеснуть энергию. Через семьсот лет налоговый и ценовой ясак не уменьшился. А вот с праздниками - совсем плохо.

Уличное общение, гуляния, застольное дружеское братание и компанейскую песню заменил телеящик. Образчик современного мещанства видел на днях в канун Нового года. В квартире-крепости с решетками на окнах - бутылка коньяка на столе, пышная жена под боком у моего приятеля, сытые розовощекие отпрыски, упитанный буль и кот-кастрат на шкафу. Гришка много зарабатывает - он авиатехник, Любашка много зарабатывает - она бухгалтер. Дети перебиваются с двойки на тройку, с икры на ананасы, с «Денди» на Гарри Поттера. Буль - злой, кот - наглый. Тихое семейное счастье и благополучие. Какие песни?! Помилуй, брат! Жена-душка не дала и двух слов вымолвить, хотя мы год не виделись. Там, по телевизору, шло «такое»! Клоуны - Петросян с женой, прилизанный сказитель Задорнов с листком бумаги, Регина Дубовицкая с бригадой скоморохов, в роли былинного певца-Бояна - обожаемый Коля Басков.

Я ничуть не осуждаю моего приятеля с семьей - каждый вьет свое гнездо и живет в нем, как заблагорассудится. Но тогда у порога я понял, что больше никогда не зайду в этот дом. Потому что говорить не о чем. Да и фальшивых Степаненко с Петросяном терпеть не могу.

...Второе отделение концерта на открытии фестиваля в ДКЖ должен был вести Александр Заволокин. Там его встретить не удалось. Звоню на следующий день домой.

- Ночь не спал. Готовился, - делится безрадостными мыслями он. - Все выстроил в голове: где что сказать, завести публику, обыграть. Опыт ведь огромный. За плечами многотысячные республиканские праздники, стадионы, лучшие концертные залы страны. И тут - бац! В родном городе не допустили до сцены. Поставили кого-то там вести программу... из-за кулис. Представляешь - праздничек?! Разве же так праздники проводятся! Это неуважение к людям прежде всего. Причем в концерте были откровенно слабые номера, которые только дискредитируют народную культуру, отталкивают от нее. В результате получилось посмешище. Этот концерт и концертом-то назвать нельзя - конвейер, прогон. Ни красоты, ни гармонии души... Обидно.

Таковым и было мероприятие (читай: меры приняты) - ДО БЕЗОБРАЗИЯ. В зале Дворца культуры зрителей было в три раза меньше участников. И те рассеялись или уснули к третьему часу тягомотины. Праздник надо уметь делать, его надо вдохновенно ваять, а не поручать академикам с творческой импотенцией губить, «душить прекрасные порывы».

Да нет, заслуженному артисту Александру Заволокину хватает дел: вот-вот выходит его очередная книга, у него есть замечательный молодой коллектив «Вечорка», он рассылает письма и ноты по всей стране, любит возиться по хозяйству. Только...

- Мы всю жизнь дрались с братом против этой пошлятины, - сказал в сердцах Заволокин. - И слава Богу, что я к ней не имею никакого отношения.


Поделиться:
Копировать