Человек и мост

В 2005 году исполняется 50 лет с тех пор, как в строй был введен первый тогда в городе Коммунальный мост. И нам посчастливилось на днях встретиться с человеком, который участвовал в его сооружении. Владимир Прокофьевич Богаенко уже далеко не молод. Полвека назад, вскоре после окончания НИВИТа, Новосибирского института военных инженеров транспорта (так тогда назывался нынешний Сибирский государственный университет путей сообщения), он после возглавил дирекцию строительства Коммунального моста.
Фото Бориса Барышникова

 В 2005 году исполняется 50 лет с тех пор, как в строй был введен первый тогда в городе Коммунальный мост. И нам посчастливилось на днях встретиться с человеком, который участвовал в его сооружении.

Владимир Прокофьевич Богаенко уже далеко не молод. Полвека назад, вскоре после окончания НИВИТа, Новосибирского института военных инженеров транспорта (так тогда назывался нынешний Сибирский государственный университет путей сообщения), он после возглавил дирекцию строительства Коммунального моста. В народе до сих пор этот мост так и называют. Но об этом чуть позже.

А вообще-то, Богаенко родился на Украине, школу закончил в Миргороде. Аттестат с отличием. Он мог по тогдашним правилам учиться в любом вузе. Но грянула война...

- А как в Сибири-то очутились, Владимир Прокофьевич?

- Немцы ведь наступали стремительно. Судьба занесла меня сначала в Сталинград. Работал на тракторном заводе. Но пришла очередь эвакуировать и тракторный. Погрузили мы оборудование, сели в теплушки и поехали аж в Рубцовск. С той поры там и началось тракторное машиностроение.

Но я до Рубцовска не доехал. Двигались мы медленно. Есть было нечего. И в Омске меня, истощавшего до основания, ссадили с поезда и положили в больницу. Поправился немножко и пошел работать на омский уже завод.

Около года поработал. А там уже и война под гору покатилась. Активизировали свою работу институты. Нужны были кадры. И мне посоветовали: езжай в Новосибирск. Там Институт военных инженеров. Относительно нормальное трехразовое питание, обмундирование. И образование высшее получишь.

Закончил институт хорошо, и меня оставили на кафедре строительной механики. А тут после войны пришел черед село поднимать.

Вызывают меня в горком: надо ехать в Северный район главным инженером МТС!

Я обомлел: ни одного дня в селе не жил, какой из меня главный инженер машинно-тракторной станции? Уж и не знаю, как у меня решимости хватило отказаться. Времена были суровые, могли за отказ строго спросить. Но обошлось.

 В Новосибирске начиналось строительство моста. И прежний руководитель дирекции, мягко говоря, не очень ладивший с дисциплиной человек, в очередной раз «залетел». Приглашают меня в горисполком: так, мол, и так - нужен толковый инженер. Отказываться было нельзя. Так я и получил это назначение.

- А почему мост изначально назывался Коммунальным?

- Да очень просто. Он выполнял коммунальную функцию. В горисполкоме было управление благоустройства. Возглавлял его в то время Валеев Саид Шакирзянович. А председателем горисполкома был Иван Михайлович Афонасьев.

Объективно Новосибирск уже задыхался на правом берегу. На левом же в то время были лишь Кривощеково, «Сибсельмаш» да еще несколько промышленных объектов. В районе Башни, например, картошку садили. Город весь в оврагах в ту пору был, в Каменках да Нахаловках. А население уже под миллион.

- Так как же с левобережьем сообщались?

- Во-первых, по железнодорожному мосту. Зимой по льду. А летом понтонный мост возводили. Это было ниже по течению. Где-то в районе Чернышевского спуска. Река летом кипела тогда, трудилась. Еще многие старожилы Новосибирска помнят старый речной вокзал.

Но разве это назовешь нормальным сообщением? И работавший тогда первым секретарем обкома Яковлев постоянно ставил перед Москвой вопрос о строительстве моста.

Мне много позже Иван Михайлович Афонасьев рассказывал как-то интересную историю. Вызывает его Яковлев и говорит: отправляйся в Москву и без решения о строительстве можешь не возвращаться. И на всякий случай дал прямой телефон Берии.

Обошел Афонасьев министерства и ведомства - бесполезно! Нет денег!

Осмелел все-таки: в одном из кабинетов набрал номер телефона.

- Берия слушает!

Хорошо это или плохо, но времена были такие: один человек определял в стране очень многое.

 И дело завертелось.

- В какой период строительства вы оказались на мосту?

- Моста еще не было. Начиналась только отсыпка грунта для опор. Был проект, который потом многократно согласовывался и утрясался. Я со своей дирекцией был представителем заказчика - горисполкома и конкретно - управления благоустройства. А подрядчиком выступал 7-й мостотряд. Это было очень мощное строительное подразделение, которое перед этим занималось восстановлением мостов на Украине, разрушенных во время войны.

Ребята были лихие. Многие из них воевали. А по стране передвигались они преимущественно с семьями.

Первым начальником строительства был очень известный и уважаемый в строительных кругах Власов Михаил Николаевич. Но народ у нас всегда работал достойный. Отличные специалисты, грамотные, хорошо подготовленные инженеры. Я их до сих пор многих помню поименно. Нынешний театр «Старый дом» на правом берегу знаете? Там раньше была школа. Приехали мостостроители, их нужно было где-то размещать. В бывшем здании школы они устроили контору, там был у них и красный уголок, да и ютились они сами там первое время. Потом вокруг школы построили бараки. Приехали семьи, и жизнь началась трудовая, трудная, но мирная и прекрасная.

- И как же начиналось строительство?

- Как раз с отсыпки островков из гравия. Известный в городе геодезист Николай Тарасович Язов со своими людьми сначала делали геодезическую разметку будущих опор. Работа очень тонкая и ответственная. Потом в нужные места подгонялись баржи с гравием и разгружались.

На островок ставится кессон, такой огромный железобетонный короб. Рабочие входят туда внутрь, и начинается выемка грунта и одновременное наращивание железобетонной опоры моста. Кессон постепенно опускается до гранитного ложа реки. Комиссия проверяет качество работ. И начинается завершающий этап на опоре.

- Все ли детали моста делались в Новосибирске?

 - Все, кроме стальных ажурных огромных конструкций. Их привозили собранными звеньями. Вся Большевистская улица была ими загромождена. Мы их здесь окончательно собирали, проверяли каждую клепку. А потом уже начиналась работа по монтажу.

Заметим, кстати, что работы на строительстве не прекращались и зимой. Только в кессоны для подогрева грунта и людей подавали горячий воздух.

- Не помните общую стоимость строительства?

- 124,7 миллиона тех, дореформенных рублей. И 13 миллионов - подходы к мосту.

Тут, конечно, вышел казус. Работы завершались. Мост должны были украсить каменные пилоны с бра для освещения. И вдруг Хрущев издает распоряжение о строжайшей экономии средств. Нам не хватило всего несколько десятков тысяч рублей, чтобы мост обрел задуманное проектировщиками и архитекторами лицо.

И вот эта просадка дамбы с моста на Горскую не должна была быть. Предусматривалось уже тогда техническое решение: с моста к проспекту прямая линия подъема.

- Кто проектировал мост?

- Московский институт «Проектстальконструкция». Возглавлял работу Глеб Дмитриевич Попов.

- Чем-то особым отличалась жизнь мостостроителей?

- Повышенной ответственностью. Работа опасная, сложная. Но я лично не помню каких-либо ЧП. Был, правда, курьезный случай. В огромном старом понтоне летом расплавился битум, который мы использовали на гидроизоляции. Расплавившись, он сверху покрылся скользкой корочкой, и парнишки там катались, как на коньках зимой.

Однажды корочка лопнула, и сорванец ухнул в битум. Вытащили, правда, его. Замучились отмывать.

***

Владимир Прокофьевич после строительства моста работал много по специальности, в научно-исследовательском институте.

Сейчас он живет в уютнейшем местечке Академгородка. Когда я попросил найти его личную фотографию тех лет, он не смог это сделать. Хотя у него богатейший личный, в прекрасном состоянии, фотоархив, поскольку сам всю жизнь увлекался фотографией. В том числе и все годы строительства моста. Не столько для истории, сколько для отчетности перед Коммунальным банком.

Он и по сию пору считает тот период лучшим в своей жизни.


Поделиться:
Копировать