Вор держится скупщиком

Свыше ста фирм в Новосибирске принимают сегодня дорогостоящую аудиовидеотехнику, компьютеры и другую бытовую аппаратуру без документов. Так что о сбыте жуликам беспокоиться не приходится...

Свыше ста фирм в Новосибирске принимают сегодня дорогостоящую аудиовидеотехнику, компьютеры и другую бытовую аппаратуру без документов. Так что о сбыте жуликам беспокоиться не приходится

 Оперуполномоченный уголовного розыска Дзержинского РУВД «прогуливался» - по делам службы - по микрорынку. Больше смотрел на товар, чем на суетящихся людей. И вдруг сделал «стойку», правда, этого никто не заметил - на то он и сыщик. «Стойку» вызвали кое-какие вещички, явно из той квартиры в Кировском районе, на которую сегодня была ориентировка. Присмотревшись к тряпкам, сыскарь бросил взгляд на продавцов - два паренька явно поторапливались и цену просили раза в четыре ниже, чем могли стоить вещи. Заметил, что поглядывали на машину, где сидел третий. «Упускать парней нельзя», - наверное, так подумал опер. И не упустил.

Как уж он их доставил в отделение, да еще вместе с машиной, остается его профессиональной тайной. Силы одного на трех явно не хватало, значит, убедил. Но, как бы там ни было, все после препирательств вынуждены были «расколоться». Да и как отпираться, если вещички, утром вынесенные из чужой квартиры, налицо. А воришкам всем по семнадцать, все употребляющие наркотики. Не работают и не учатся. Вскоре выяснилось, что за приятелями еще не менее десятка краж.

Факт последнего времени, как слепок с типичного воровского промысла. От кражи до сбыта. И если кто-то из горожан самоуверенно считает, что его сия сфера жизни не касается, он ошибается. Мы все завязаны: и законопослушные потерпевшие, и воры всех мастей, в том числе дети приличных семей, и хитроумные торгаши, и сбытчики, считающие себя ловкачами, и несчастные матери наркоманов... В прошлом году украдено было жуликами имущества из квартир, офисов, цехов - на 308 миллионов рублей. Возвращена пятая часть. Где остальное? Какая-то небольшая часть изломана, выброшена, а основная у нас же, у тех же самых горожан, что так возмущаются бездействием милиции. Сначала чуть-чуть разберемся с жульем.

Заместитель начальника уголовного розыска ГУВД области подполковник Виктор Кондратович хорошо представляет себе портрет нынешнего вора, чем и поделился с корреспондентом. Из четырнадцати с половиной рассмотренных судами в прошлом году уголовных дел по кражам реальную «зону» получила только треть. Остальные - условно, с отсрочкой, штрафы или попали под амнистию и т. п. Примерно девять тысяч фактов краж совершили около шести с половиной тысяч «профессионалов», ранее знакомых с таким способом «зарабатывания» на жизнь. Восемь тысяч из них в возрасте от 14-ти до 24-х лет, трудоспособны, но не видят в этом смысла. Примерно три четверти крадунов наркоманы. А им надо быстро и сразу. Не случайно вор ныне пошел ленивый, более девяноста процентов из них промышляют там, где живут. Зачем лишний раз напрягаться? Свою территорию хорошо знают, пути отхода тоже, да и расположение постов милиции. Им известны места, где бабули сидят у подъездов, а где всегда в отсутствии. А теперь зададимся вопросом: если воры действуют чуть не у порога своего дома, то почему честные соседи молчат? Вопрос, может быть, и наивный. А ответ прост. Кому это надо? Зачем связываться, если можно не связываться? Резонно. Но в другой раз можно стать жертвой самому.

В возрасте постарше - после 24-х количество воришек резко снижается - «перевоспитываются» в «зоне», чтобы к тридцати стать «профессорами». Все больше в их ряды становится личностей неординарных. Например, с неполным высшим в прошлом году поймано было более двухсот человек.

Что крадут? А все! Подростки и бомжи из тамбуров могут и картошку, и старую обувку умыкнуть. А вор посерьезнее берет, кроме денег и золота, аппаратуру, меха. Способы проникновения достаточно известные. Вышибание дверей, высверливание замков, по балконам - вверх и с крыш - вниз. Через открытые двери и форточки. Огромные гаражные замки - не преграда. Так же как и железные двери на подъездах, которые нередко настежь распахнуты.

Уникальный способ проникновения зафиксирован в криминальных анналах нашего города в прошедшем году - через потолок. В Центральном районе в весьма богатую квартиру злоумышленники проникли, разобрав в одну ночь деревянное потолочное перекрытие (остались такие в старых домах). Они не только вынесли все ценное - о деньгах уж и не говорю, но и утащили сейф. А двери в квартиру были необыкновенно укрепленные, да и на пульте вневедомственной охраны жилище стояло. Подготовочку, значит, провели изрядную. Вывод напрашивается сам собой: никто не застрахован.

Перейдем ко второй части воровского беспредела, которая, пожалуй, намного важнее первой. Крали и красть будут. Таковы времена и нравы. Вора перевоспитать невозможно - слишком легкая у него добыча. А «зона», что ж «зона», там тоже люди живут. К тому же наши законы все более уважительны к правам человека, только почему-то не пострадавшего от жулья. Все больше послаблений криминальному элементу, все чаще амнистии... Остается способ, который слишком умные и ушлые могут и на смех поднять, - противодействовать сбыту.

Подполковник Кондратович знает, о чем говорит, когда называет такую, например, цифру. В городе свыше ста фирм, которые принимают аудиовидеотехнику, бытовую аппаратуру, компьютеры. И это кроме приема по объявлениям. Сдать можно все, что угодно, без всяких документов, потому что скупщикам это выгодно. Краденое сбывается в четыре-пять раз дешевле. Существуют магазины, разумеется, адреса их являются оперативными данными, хозяева которых даже выезжают в места, оговоренные ворами, и принимают «товар» оптом. А как же уголовная ответственность за прием и сбыт краденого? Чтобы за это привлечь, милиции надо доказать, что, покупая, допустим, в приличном магазине компьютер, вы заведомо знали, что он краденый. Соответствующая статья в Уголовном кодексе не работает.

Не так в других странах. Такой вот пример, о котором рассказал Кондратович. В Германии наша бывшая советская гражданка, решив сэкономить, купила спутниковую антенну с рук, подешевле. Пригласила мастера, он установил, но узнав, что антенна не из магазина, записал ее номер и сообщил в полицию. Оказалась краденая. Пришлось женщине и антенну отдавать, и еще штраф платить.

Навряд ли мы до такого доживем, при наших-то материальных обстоятельствах и ценах! Как устоять, если какой-то, пусть и подозрительный, тип предлагает массивные золотые серьги за триста, а в магазине они стоят больше двух тысяч? «Нужно ли вам это, не стоит ли подумать? - говорит заместитель начальника уголовного розыска. - Вы не обогатитесь, а расплата все равно придет». На мою ироническую улыбку он среагировал спокойно: «Напрасно вы так. На чужом горе добра не наживешь. Были случаи, когда те же воры тех же скупщиков обчищали, и они к нам же за помощью бежали. Как может нормальный человек, уважающий себя, покупать шубу за две тысячи, зная, что она стоит не менее пятнадцати? А потом изъятие, повестки, ответы в суде... И ведь не каждому вор предложит краденое. Они тоже психологи, ищут себе подобных».

Одна дама сделала свой бизнес на краденом. Ей несли, она сбывала подругам и знакомым. Те стали просто заказывать вещи, чтобы и размер, и расцветка. Но «бизнес» в прошедшем году в одночасье рухнул, когда захватили одного из воришек. А он что, станет скрывать, кому товар сдавал? Все рассказал и всех выдал. Понимаю, что призыв к согражданам не покупать краденое выглядит по меньшей мере утопично. Потому и не призываю. Но подумать есть о чем. Может быть, тогда вы отведете потери от своей семьи, от своих друзей.

Поделиться:
Копировать