О книгах со вкусом

О книгах со вкусом
В эти дни в Новосибирске проходит литературный фестиваль «Белое пятно». На несколько дней город стал книжным центром не только Сибири, но и всей страны.

Первые дни «Пятна» показали, что интерес к литературе возвращается. Но эксперты просят не торопиться в оценках. Возможно, он и не проходил, просто изменился формат чтения. Вместо залов публичных библиотек читатель сегодня предпочитает просторы Интернета, вместо книг — гаджеты. И не хочет философствовать о насущном, предпочитая фэнтези и детектив.

Так ли это, мы поинтересовались у директора Новосибирской государственной областной научной библиотеки Светланы ТАРАСОВОЙ, пригласив ее на вечерний разговор в редакцию «ВН».

Читатель теряется
— Светлана Анатольевна, книги сегодня дорогое удовольствие: зайдешь в книжный магазин — и пары тысяч рублей как не бывало. Впрочем, а что нынче дешево? Разве что в библиотеку ходить читать, как в былые времена. Наблюдается у вас приток посетителей?

— Книге приходится конкурировать с другими видами развлечений. Но то, что новосибирцы стали больше читать, видно уже сейчас. Я бы сказала, что точка массового «нечтения» пройдена, и в первую очередь — за счет молодых людей. То, что в библиотеку ходят только пенсионеры — миф. Статистика показывает, что пожилых людей у нас примерно 14 %. Основной читатель — в возрасте от 14 до 38 лет. Посещаемость в среднем более 500 человек в день. Это больше, чем, скажем, еще три-четыре года назад. Сложно сказать, дороговизна книг их в библиотеку привлекает или что-то иное.

— Можете вспомнить, когда библиотеки в нашем городе были на пике популярности? И за счет чего? А когда опустели читальные залы?

— Это было в 90-е годы. Сейчас сложно представить, но очередь в библиотеку была задолго до открытия. Студенты стремились занять места в читальном зале, чтобы поработать с книгами, и находились там до самого окончания рабочего дня. Был живой неподдельный интерес. А вот кому мест не хватало, не расходились, а ждали своей очереди в коридорах, на лестнице иногда по несколько часов. Это было связано с открытием новых высших учебных заведений, с плохим комплектованием библиотек вузов. Со временем проблема была снята и по учебным делам в библиотеки стали ходить реже.

— Если продолжать тему кризиса, то меняются ли в такое время вкусы читателей? Например, более востребованной становится фантастическая литература как способ хоть на время, но уйти от реальности.

— Что касается фантастики, то во многих произведениях грань между настоящим и вымыслом очень условная, ведь так или иначе каждый писатель создает свой мир. Я не могу подтвердить эту тенденцию, хотя мнение это расхожее. Сегодня проблема, скорее, в выборе: какая книга действительно заслуживает прочтения, а не отнимает время. Посмотрите, издается множество литературы, и читатель теряется. Поэтому читают чаще то, что «модно», а не то, что интересно. Хотя существуют литературные критики, эксперты, рекомендациям которых можно и нужно доверять. В том числе и наша библиотека выступает сегодня в роли такого советчика — периодически мы публикуем топ заслуживающих внимания новинок.

Литература не роскошь
— Вам не кажется, что библиотека сегодня — это еще и зона риска? С одной стороны давит закон об авторском праве, с другой — политика. Громкое событие последних недель — арест в Москве директора библиотеки украинской литературы. Ее обвинили в экстремизме и разжигании межнациональной вражды. А кто даст гарантии, что книги, которые еще вчера были классикой, завтра не окажутся вне закона?

— История неоднозначная, но президент Российской библиотечной ассоциации уже высказал неодобрение этой ситуации со стороны нашего профессионального сообщества. Более того, именно благодаря поддержке московских коллег удалось изменить меру пресечения Наталье Шариной — сейчас она находится не в СИЗО, как настаивали следователи, а под домашним арестом.

С другой стороны, по действующему в России законодательству библиотеки обязаны вести мониторинг и сверять все, к чему предоставлен доступ, с утвержденным перечнем экстремистской литературы и интернет-порталов. Безусловно, ни одна из библиотек не застрахована от ошибки, недосмотра. И в нашей библиотеке было две такие проверки. Но нарушений выявлено не было.

— Как вы относитесь к тому, что по решению суда из-за нарушения авторских прав навсегда будет заблокирован популярный торрент-трекер? Причем за защитой своих интересов обратились всего два писателя: Дарья Донцова и автор серии книг про Таню Гроттер Дмитрий Емец?

— Я считаю, что в данном случае они правы, ведь, по сути, их книги были украдены. Хоть и совершена кража в благих целях — люди наверняка хотели читать. Но не надо делать чтение роскошью. Библиотеки, кстати, позволяют пользоваться электронными литературными ресурсами совершенно бесплатно. Чем не выход из ситуации? У нас есть договоры с книжными сайтами, и все наши читатели имеют возможность скачивать интересующие их издания сроком на две недели.

— То есть библиотека — для людей с малым достатком? Или все-таки задачи перед вашими учреждениями стоят более масштабные?

— Мы уходим от того, чтобы оставаться лишь учреждением, выдающим книги. Библиотека стремится стать центром актуальной и интеллектуальной жизни города. Наши гуманитарные программы постоянно расширяются. Например, мы выделили комнату для групповой работы, где можно единомышленникам встречаться, обсуждать свои проекты, и все это бесплатно. Я придерживаюсь утверждения, что в библиотеке должно быть вкусно, интересно и красиво. В Европе при них создаются центры современного искусства, галереи, открываются кинотеатры или театральные студии. Нам еще предстоит это в полной мере осознать и прийти к этому. Но мы открыты для любых инициатив. И приятно, что они есть. Например, все лето у нас проходила акция «Библиотека на траве». Когда мы ее придумали, то понимали, что рискуем, а в итоге она оказалась очень востребованной. Люди с огромным желанием на прогулках брали у нас на время книжки. То же самое и с буккроссингом — добровольным обменом прочитанными книгами.

Финал года
— Как экономический кризис отразился на библиотеках?

— За всех не могу сказать, но мы считаем каждую копейку. Меньше стали приобретать книг, практически не покупаем электронные ресурсы, обеспечивающие доступ к деловой, учебной и научной литературе. Пользователи это уже заметили — мне пишут читатели с негодованием: где им брать теперь новые публикации по экономике, маркетингу? В разы стало меньше периодики. Литература дорожает, и печально осознавать, что есть книги, выхода которых ждут многие, но мы не можем их оперативно предоставить.

— Главное литературное событие года — фестиваль «Белое пятно» — в самом разгаре. Многие с сожалением заметили, что в этом году среди гостей нет раскрученных авторов. Тоже кризис?

— В разные годы у нас были и Захар Прилепин, и Михаил Елизаров, и другие. В этом году, действительно, нет какого-то громкого имени, раскрученной личности. Тем не менее все наши гости — это яркие представители актуальной российской литературы. Не зря «Белое пятно» известно качественным отбором персон, которые составляют или в дальнейшем составят элиту отечественной литературы. Конечно, как любой не столичный фестиваль, мы мечтаем. Например, долгое время ведем переговоры с Людмилой Улицкой, но так уж получилось, что в регионы она выезжает нечасто. Новосибирцы просят нас привезти Виктора Пелевина, но он в принципе очень закрыт от своих читателей, и даже интервью дает крайне редко.

— «Белое пятно» еще и подведет итог в Новосибирске Году литературы. С каким настроением подходите к его финалу?

— В этом году громко заявили о себе неформальные общественные объединения. Произошла такая литературная самоорганизация. Я имею в виду, например, проект «Открытая кафедра» — это курс бесплатных лекций по русскому языку и литературе для всех желающих, — который организовали преподаватели новосибирских вузов. Или товарищество сибирских драматургов «ДрамСиб», устраивающее публичные читки пьес молодых авторов. Но, наверное, из-за того что случился кризис, особой финансовой поддержки библиотеками, да и в целом учреждениями культуры получено не было. Мы рассчитывали, что помощь придет к сельским библиотекам, а также к новосибирским авторам, которые заслуживают, чтобы их произведения были напечатаны. Надеюсь, это все же произойдет, пусть и не в Год литературы.

Поделиться:
Копировать